Логотип журнала "Провизор"








Н. П. Аржанов

Работа для фармацевтов

г. Харьков

Когда-то нас учили, что один из признаков капитализма — свободный рынок труда. Труд становится товаром, который одни хотят продать (подороже), а другие — купить (подешевле). А раз есть товар, должна быть и реклама свободного спроса и предложения. И вот рубрики «Вакансии» и «Ищу работу» становятся неотъемлемой частью рекламной периодики; появляются даже специальные издания по трудоустройству, кадровые агентства по подбору персонала и т. д. Рынок труда становится полноценной отраслью бизнеса.

В СССР мобильность кадров была весьма низкой по ряду причин: принудительное распределение выпускников ВУЗов; практическая невозможность получить второе высшее образование; система прописки и получения жилья; ограничения на выезд за рубеж и т. д. В результате огромное большинство специалистов рассматривало свои полученные у государства работу и квартиру как пожизненные, и не помышляло о смене профессии или места работы; эта психологическая инерция сохраняется и сейчас.

Между тем возвращение капитализма принесло в Украину все вышеперечисленные приметы рынка труда. У работника, недовольного тем, сколько ему платят, как с ним обращается начальство, появилась реальная возможность найти лучшее место, повысить «рыночную ценность» своего товара.

Фармацевтическая отрасль, один из лидеров рыночных преобразований в Украине, не отстала и в этом отношении. Объявления о вакансиях и поиске работы появляются в профессиональной периодике; характерно, что первых пока значительно больше, чем вторых — значит, рынок все еще расширяется, несмотря на сокращение объемов продаж.

Все же информационное обслуживание рынка фармацевтического труда делает в Украине только первые шаги. Если сравнить нынешнее положение с началом XX века, то обнаружится, что тогдашние информационные услуги были несравненно полнее (хотя фармацевтов в Империи было много меньше, чем сейчас в Украине). Действительно, в фармацевтической периодике объявлениями «требуется» заполнялись целые страницы; существовали «бюро кондиций» (т.е. фактически фармацевтические кадровые агентства). А уже в конце 1903 г. «провизору И. М. Лапидусу разрёшено издавать в г. Санкт-Петербургё под его редакторством еженедёльный фармацевтическiй справочный листок под названiем «Фармацевтическiй Посредник». Через некоторое время это издание получило квалификацию «Всероссийский».

Цель этой заметки — показать не только рядовым читателям, но и деловым людям отрасли, как раньше заполнялась почти пустующая сейчас рыночная ниша. А вдруг она натолкнет их на полезные мысли?

Анализируя эволюцию способов трудоустройства дореволюционных фармацевтов, можно выделить три основных этапа. Для первого, начального, было характерно преобладание индивидуальных объявлений («строчных», как сейчас их называют) работодателей и работников. При этом последних было значительно больше, чем первых (положение, противоположное нынешнему). Типичные примеры строчных объявлений из рубрики «ищу работу» уже были представлены в заметке [1], поэтому здесь ограничимся объявлениями о вакансиях. Впечатляет широта географии — от Архангельска до Геническа, от Каунаса (Ковно) до Нерчинска. Преобладают объявления частных аптек, но есть вакансии в земских и фабричных аптеках. Встречаются требования знания языков, рекомендации и (совсем редко) — curriculum vitae, т. е. резюме по нынешней терминологии. Зато требования по вероисповеданию — это, конечно, специфика того времени; сейчас мы до этого еще не дошли. Что касается некоторых других требований, то о них подробнее рассказано в анонимном фельетоне [2]:

«Почему-то профессiя фармацевтов привлекает к себё самых красивых людей Россiи. Стоит просмотрёть объявленiя в журналах, чтобы убёдиться в этом. Не угодно ли?

«Нужен начинающiй аптекарскiй ученик, представительный, еврей. При предложенiи услуг необходимо приложить фотографическую карточку, без каковой не обращаться. Тверь, Почтовая площадь, Старая аптека».

Аптекарь словно не служащаго ищет, а жениться хочет. Непремённо нужен ему красавец, так что если фотографическая карточка не представляет из себя художественной картины, то не стоит и обращаться. В Тамбовё тоже есть любитель мужской красоты. Это аптекарь Гардвик. Он объявляет:

«Требуется интеллигентный аптекарскiй ученик, представительный. Желающих просят прислать фотографическую карточку, которая будет возвращена. Тамбов, аптекарю Гардвику».

Господин Гардвик интересуется и интеллигентностью. Но это не так важно, и удостовёренiя в интеллигентности он не требует. Вёрит на слово. А вот в отношенiи фигуры, красоты лица, округлости форм он никак не может повёрить на слово. Необходимо представить доказательства. Впрочем, чтобы не заподозрили аптекаря Гардвика, будто он составляет коллекцiю мужских портретов, он обёщает «возвратить» карточку. Какое безкорыстiе!

Эта любовь к мужской красотё — повсемёстное явленiе. Даже в славном, воспётом Гоголем Миргородё, в аптекё против знаменитой лужи сидит аптекарь Чернер и жаждет, чтобы у него за прилавком красовался Аполлон Бельведерскiй. В письмё к г. Л. он пишет:

«Кондицiя для помощника еще не занята. Пришлите немедленно фотографическую карточку. Сообщите, представительны ли Вы».

Рёшительно, можно подумать, что г.Чернер ищет жениха для своей старшей дочери, а не помощника для аптеки. Только в «Брачной Газетё» и можно встрётить такiя объявленiя: «Пожилой спокойный господин ищет подругу сердца, брюнетку, представительную, необходимо выслать фотографическую карточку». Разница лишь та, что желающiе жениться обыкновенно стыдливо скрывают свои имена и пишут: «предъявитель квитанцiи № 347», а г. Чернер, г. Гардвик и многiе другiе ничего не скрывают.

Есть картина под названiем: «На базарё невольников». Сидит на коврё толстый паша и любуется рядом обнаженных невольников. Присматривается к тёлосложенiю, ощупывает, выбирает. Вот так и аптекарь сидит за столиком своим и разсматривает кучу фотографiй. У этого нос слишком длинный, у этого — веснушки. Этот черезчур тощ, а тот как будто угрюм. Аптекарю нужен служащiй-красавчик. Кого предпочитает г. Чернер, брюнетов или блондинов? Еще доживем до того, что в объявленiях хозяева будут заказывать:

«Требуется аптекарскiй ученик, блондин, средняго роста, привлекательной наружности, с голубыми глазами».

Вёдь дошел уже один одесскiй аптекарь до того, что ставил своим служащим необходимое условiе: умёть нравиться дамам-покупательницам. Заведенiе этого господина называется аптекой, но владёлец, очевидно, думает, что это что-другое. Совершенно ясно, что скоро людям некрасивым и не очень представительным надо будет отказаться от службы в аптеках.

Спрос порождает предложенiе, и служащiе тоже публикуют о себё, что они представительные. Гдё уж невзрачному добросовёстному труженику конкуррировать с таким фармацевтическим амуром, от котораго без памяти не только хозяин аптеки, но и хозяйка, и хозяйскiе дочери, и всё дёвицы города? В результатё опредёленнаго подбора и выйдет, что фармацевтическая профессiя привлекает к себё самых красивых людей в Россiи.

Скажем прямо: это разврат, происходящiй от того, что сословiе аптекарей давно смотрит на свои аптеки, как на парикмахерскiя, как на лавочки, в которыя надо завлечь покупателя. Почтенные господа много кричат о своей чести, о традицiях сословiя, а под прикрытiем этих традицiй обращаются со служащими, как с невольниками на рынкё. Хозяева не понимают унизительности требованiя мужской красоты, не понимают, что нельзя в одном объявленiи совмёщать требованiе интеллигентности и представительности, как это дёлает г. Гардвик, обнаруживающiй, что сам то он может быть и представительный, но уж совсём не интеллигентный человёк. Хозяева, впрочем, поняли бы унизительность своего требованiя, если бы служащiе при забастовкё потребовали, чтобы хозяин похорошёл, а хозяйка помолодёла.

И служащiе должны были бы сознавать унизительность требованiя, котораго не предъявляют работникам ни в одном торгово-промышленном заведенiи. Надо работать над тём, чтобы хозяева убёдились, что служащiе не присылают фотографических карточек и перестали требовать представительности. Не из обожанiя красиваго лица они это дёлают. Не из платоническаго преклоненiя пред искусством. У них создалось представленiе, что служащiй в аптекё ничём не отличается от дворника или лакея. В Твери, Тамбовё и Миргородё требуется красота и представительность, а в Самарской губернiи дальше идут и, словно при наймё дворника, г. Русанов в Бугульмё объявляет:

«Требуются два аптекарских помощника. Непремённое условiе — трезвость и трудолюбiе».

Я не знаю, предъявляются ли аптекарским ученицам требованiе женской красоты. Пока еще не приходилось встрёчать такiя объявленiя. Аптекаря стёсняются прямо подражать составителям амурных объявленiй. Но мелькнуло как-то такое характерное объявленiе:

«Ищут аптекарскую помощницу, которая вышла бы замуж за сельскаго аптекаря».

Само собою разумёется, что и тут требуется «представительность» и фотографическая карточка».

В нашей подборке таких объявлений не нашлось, но «опытная барышня или дама» имеется. Интересна система сокращений, все же более понятная, чем аббревиатуры сегодняшних работодателей: требуются ВО, ОР, ПК, ЭККА, БД, ВП, Авто, Св.А. и др. «Привлек. внеш.», «отсут. комплекс.» в перечень профессиональных требований для фармацевтов пока не входит (есть только возрастная планка), но чем черт не шутит — может, дойдем и до этого...

На втором этапе рынок информационных услуг постепенно перешел в руки посредников, поставивших дело на коммерческий лад. Это, как правило, физические лица — сами провизоры и фармацевты, хотя на рынке уже и тогда имелись юридические лица — «Вспомогательная касса фармацевтов, С.-Петербург, угол Казанской и Невскаго, аптека» и Киевское Общество. Вот еще несколько адресов из разных уголков Империи, помещенные в рубрике «Мёста, спрос и предложенiя. Посредники».

С. Г. Майзель, С.-Петербург, Троицкая, д. № 29.
Ф. Е. Iохилес, Москва, Тверской бульвар, д. № 48, кв. 17, тел. 7406.
П. О. Соколов, Кiев, Театральная, д. № 1.
Е. М. Бёлиловскiй, Кiев, Предславинская ул., д. № 12, кв. 3.
Провизор М. И. Конгейм, Кiев, Пушкинская ул., д. № 32, кв. 14.
Фармацевт А. И. Лихтенштейн, Бёлосток, Hotel Belle-Vue.
Л. Г. Борсук, Ростов на/Дону, Садовая, д. № 172.
Провизор Е. Вайнбрен и И. Магидс, Вильна — Вокзал, Цвётной переулок, д. № 7/17.

На объявлениях видно, что посредники, хорошо зная и остальные сегменты фармацевтического рынка, занимались не только трудоустройством, но и куплей-продажей аптек; основными их клиентами были, конечно, владельцы аптек. Поэтому служащие-фармацевты относились к посредникам, как к эксплуататорам. Вот что писал об этом журнал «Жизнь фармацевта» (ЖФ):

«Наши опекуны. С первых дней ученичества нас опекают добрые люди, которые норовят под видом чистёйшей добродётели «руки нагрёть и невинность соблюсти». Посредник — наш опекун — дает выгодныя кондицiи, говорит свысока, дальше передней не пускает, а гонорар себё за посредничество выговаривает такой, чтобы можно было устроить роскошную гостиную для прiема аптекарей, перед которыми он лакейски гнет спину (ЖФ, 1911, № 4).

«Эксплоатацiя посредников дёлается невыносимой. В Одессё один из таких «благодётелей», г.Литвин, получив у одной аптекарской ученицы 5 руб. за предоставленiе мёста, снабдил ее адресами аптек, гдё будто бы имёются кондицiи... для провизоров, помощников, но не для учениц. Этот же посредник взял 5 руб. у тов. Б. за предоставленное мёсто в аптекё г. Каневскаго. Условiя оказались непрiемлемыми, товарищ не поступил. Тём не менёе г.Литвин счел себя вправё удержать часть данных денег» (ЖФ, 1910, № 14–15).

«Новый маклер. Мы вынуждены отмётить появленiе на кiевском аптечном горизонтё новаго маклера, нёкоего Томковича, первые шаги котораго заставляют нас предостеречь безработных товарищей. Маклер этот недавно предложил мальчику-ученику с 9-мёсячной практикой поёхать в Закавказье на архаическiя условiя. Ученик в случаё согласiя обязан был закабалить себя контрактом на 3 года. Безработица дёлает неразборчивым; мальчик согласился. Но перед отъёздом маклер потребовал от ученика 50 рублей «гонорара» за мёсто. Господа эти не стёсняются даже в Кiевё, гдё существуют два общества служащих-фармацевтов» (ЖФ, 1911, № 11–12).

Последняя фраза — примета следующего, третьего этапа, характеризующегося усилением роли профессиональных союзов. Подробнее о нем ниже; здесь же отметим, что и аптекари, хоть и конкуренты друг другу, начинали проявлять элементы классовой организации при наборе работников:

«Кабала. Когда служащiй фармацевт, испытав на себё тяжелое ярмо безработицы, получает, наконец, при помощи посредника мёсто в провинцiальной аптекё и попадает в условiя, при которых только что пережитыя лишенiя кажутся раем, когда чаша терпенiя переполнится и нёт сил сносить эксплоататорскiя изощренiя «старшаго товарища» — служащiй бросает работу. Бросает, чтобы искать новую, лучшую службу. И при удачё снова находит мёсто, о котором он при наймё имёет такое же представленiе, как и о только что оставленном, снова попадает в такiя же, если еще не худшiя, условiя. Так ищем для себя работу мы, служащiе фармацевты.

Но не так безпечны аптекаря. Они придают большое значенiе тому, чтобы обезпечить себя от «неспокойнаго» фармацевта. И не довольствуются свёдёнiями, изложенными в письмё предлагающаго свои услуги служащаго. Им уже недостаточно даже фотографической карточки. Получив подробный перечень прежней практики служащаго, они обращаются к коллегам — его прежним хозяевам — с просьбой не отказать в любезности сообщить свёдёнiя об этом фармацевтё. Они не сомнёваются в «объективном» отвётё, так как услуги эти взаимныя и завтра коллеги обмёняются ролями. И горе тому, кто выказал на службё неспокойный образ жизни или мысли: сословiе не любит бунтарей. Так ищут для себя служащих аптекаря. Так закабаливают нас, заставляют мириться со всякими условiями» (ЖФ, 1910, № 21–22).

Более того, в специфических тогдашних условиях прописки, аптекари ухитрялись поставить дело так, что не они платили своим служащим за работу, а работники платили им! Вот как это происходило:

«Многiе владёльцы аптек, особенно в Юго-Западном краё, промышляют «производством» аптекарских учеников: приписывая молодых людей, не имёющих без этого права на жительство, к своим аптекам, они берут с них особую плату за эту приписку. Лица эти не имёют никакого отношенiя к аптекё. Они занимаются другим дёлом, но для дальнёйшего обезпеченiя вида на жительство держат экзамен на званiе аптекарскаго помощника. Прiобрётая самыя элементарныя познанiя у так называемых «натаскивателей», они кое-как выдерживают экзамен и дёлаются аптекарскими помощниками, часто даже не пробыв ни одного дня в аптекё. Фармацевтическое сословiе пополняется нежелательными элементами, увеличивающими число безработных. Это печальное явленiе заслуживает не только серьезнаго вниманiя сословiя, но оно обратило на себя вниманiе и правительства» (Русскiй Фармацевт, 1908, № 5).

«В кiевских аптеках замёчается спекуляцiя с припиской учеников. Ученикам не только не платят, но от послёдних аптекаря берут по 100–150 руб. за приписку и пользуются их трудом. Аптекари записывают в аптеку прiятелей провизоров, что дает им возможность имёть на каждаго провизора 2-х доплатных учеников. Ученицы приписываются и исполняют обязанности кассирш. Послёднее распоряженiе попечителя учебнаго округа о необходимости имёть право жительства в Кiевё при экзаменё на помощника явится весьма прибыльным для гг. аптекарей и приписка будет еще выше котироваться на аптечной биржё. Необходимо умёрить аппетит дипломированных торгашей и положить предёл эксплоатацiи ими учеников» (ЖФ, 1910, № 17–18).

«Циркуляры министра внутренних дёл о лишенiи евреев — аптекарских помощников, не работающих в аптеках, права жительства внё черты осёдлости, и о нормировкё штатов в аптеках больно ударили по служащему фармацевту. В безвыходном положенiи очутились безработные фармацевты-евреи. Живущих в Кiевё высылают, а проживающiе в мёстечках и городах благословенной черты безработные товарищи лишены возможности ёхать в крупный город искать мёсто. На этом новом проявленiи еврейскаго безправiя построили себё промысел дворники всёх рангов. В полном же объемё его использовали наши добрые «старшiе товарищи». Мало того, что они угрожают иной раз штату, состоящему из фармацевтов-евреев: «дерзните — я вас выпишу, и вы будете немедленно высланы из города»; они удешевляют рабочую силу и создают новую доходную статью. В одной аптекё помощник, работая в аптекё, приплачивает 200 руб. в год… Это случай не единичный. И если не рёзало глаза помёщенное в одном из журналов объявленiе «нужен аптекарскiй ученик с приплатой 100 руб.», то привыкнем мы и к приплатё помощников. Уже создался кадр лиц, обслуживающих этот позорный промысел; это в большинствё мелкiе маклеры, но среди них есть, как нам достовёрно извёстно, и служащiе фармацевты. Вёдают ли послёднiе, что они творят, или им не мёсто в нашей средё?» (ЖФ, 1911, № 11–12).

Сравнивая трактовку явления двумя изданиями, можно видеть существенную разницу; все же охотно веришь, что псевдофармацевты-гешефтмахеры действительно существовали (весьма неплохо, раз имели возможность платить за приписку), и что их стало так много, что само правительство вынуждено было начать с ними борьбу.

На третьем этапе, начало которому положили революция 1905 г. и организация профессиональных союзов фармацевтов, рынок информационных услуг постепенно переходит в руки союзов и их периодических изданий. Хотя и союзы, и газеты постоянно закрывали, штрафовали и т. д., созданные ими в крупных городах «бюро кондиций», меняя адреса, доминировали вплоть до войны и следующей революции. Петроградское Бюро труда, к примеру, затем перебралось на 7-ю Рождественскую, д. № 4, кв. 29. Одесское Бюро труда откочевало на Суворовскую (д. 46, кв. 5, затем д. № 102, кв. 14) и на Преображенскую (д. 71. кв. 10); менялось название и самого Общества (Одесское Фармацевтическое), и содержание объявления («В канцелярiи Общества ежедневно выдаются справки фармацевтам о свободных мёстах. Гг. аптекарям и дрогистам безплатно рекомендуются служащiе фармацевты»).

«Союзные» бюро, работающие за счет членских взносов, имели перед коммерческими посредниками важное преимущество бесплатности услуг, за счет чего и вытесняли конкурентов с рынка (где за последними, впрочем, оставался сегмент купли-продажи аптек). Но бесплатно они работали только для «своих», и постепенно логика классовой борьбы привела к тому, что устроиться на работу стало возможным только через бюро — всех прочих союзы считали штрейкбрехерами.

Мы сейчас, конечно, еще очень далеки от третьего этапа процесса, хотя второй, возможно, уже не за горами.

Наш рассказ о работе для фармацевтов останется неполным, если не будет упомянут так называемый побочный, дополнительный заработок. Этот феномен хорошо знаком нам и сейчас — помните многочисленные объявления в газетах: «Дополнительный заработок для врачей и фармацевтов. Свободный график работы»? Содержание предлагаемой деятельности в объявлениях никогда не раскрывалось, но было известно — это торговля вразнос «Гербалайфом», «Визионом», «Орифлеймом» и т.п. товаром.

Но ничего нового в этом нет, только хорошо забытое старое. И раньше такие объявления были поэффектнее. А занимался торговлей вразнос, как видно из нижеследующего фрагмента, каждый седьмой столичный фармацевт [3]:

«Произведенная в прошлом году среди фармацевтов Петербурга анкета дала интересный матерiал по вопросу о побочном заработкё аптечных тружеников. 14% отвётивших на анкету имёют побочный заработок, который в среднем колеблется между 15 и 98 руб. в мёсяц. Та же анкета показала, что среднее жалованье служащаго фармацевта составляет: 122 руб. для провизора, 77 руб. для помощника и 28 руб. для ученика — сумма, на которую даже при самых скромных потребностях невозможно просуществовать. Из 112 служащих фармацевтов у 43 зарабатывают жены, а 15,2% всёх фармацевтов получают еще помощь от родных.

Извёстный процент фармацевтов в свободное время, т.е. послё дня работы, а при ночном дежурствё послё 24 часов безпрерывнаго утомительнаго труда, вмёсто необходимаго отдыха, чтенiя или занятiя личными дёлами вооружается портфелем и начинает шагать по безконечным улицам города в поисках побочнаго заработка. Заработки же самые ничтожные — один занимается продажей в разсрочку никому не нужных книг, другой собирает объявленiя в никому не извёстныя изданiя, третiй продает в розницу презервативы, вазелин и т. д. А фармацевты, не обладающiе способностью зарабатывать на сторонё, молчаливо завидуют «счастливцам», ибо не могут вылёзти из жестокой нужды, в которую их ввергает низкое жалованье.

И фармацевт, поступая на новое мёсто, руководствуется уже не величиной жалованья, а удобствами данной службы для побочнаго заработка. Постепенно это обстоятельство начинают учитывать и аптекаря, предлагающiе невёроятно низкую плату, с циничной наивностью заявляя: «У меня работы немного, в свободное время вы можете заняться чём-нибудь другим».

Таким образом, обещаемый уровень заработка соответствовал действительности. Да и содержание работы тогда не маскировалось, а указывалось в объявлениях вполне откровенно.

Сейчас процент «счастливцев», умеющих зарабатывать на стороне, наверное, пониже — десятилетия профессиональной инертности продолжают сказываться. Впрочем, это только догадка. Хорошо бы нашим специалистам по фармацевтическому маркетингу и менеджменту всерьез заняться исследованием вышеописанных социальных процессов: как они протекают сейчас, каково их количественное выражение, как они соотносятся с тем, что было при «предыдущем» капитализме. Ведь доверие сословия к научно обоснованным выводам повыше, чем к несолидным заметкам дилетанта.

А практическое значение таких выводов может быть немалым. Хорошая модель рынка фармацевтического труда спрогнозирует события, которые произойдут с занятостью, спросом и предложением при последующем падении объемов оборота в отрасли, когда «бум» открытия аптек сменится их массовым закрытием. И работодателям, и тем более работникам тут есть над чем задуматься, и лучше, чтобы это произошло не «задним числом», как у нас обычно бывает.

Литература

  1. Аржанов Н. П. Фармацевты и революция 1905 года: изучаем опыт прадедов // Провизор.— 2000.— № 1.— С. 31–35.
  2. Парад красавцев // Жизнь фармацевта.— 1911.— № 1.— С. 4–6
  3. А. Тон. Побочный заработок // Жизнь фармацевта.— 1914.— № 1.— С. 14–15.




© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика