Логотип журнала "Провизор"








Н. П. Аржанов

Нужна ли реклама героину?

г. Харьков

О, у него необычная биография! Он происходит из хорошей семьи. Получил блестящее образование и от природы наделен феноменальными способностями, завоевал европейскую известность.

Но у него наследственное влечение к бесчеловечной жестокости. Он — Наполеон преступного мира, он — организатор половины всех злодеяний и почти всех нераскрытых преступлений. Его агенты многочисленны и великолепно организованы. Он сидит, словно паук в центре своей паутины, но у этой паутины тысячи нитей, и он улавливает вибрацию каждой из них.

А.Конан Дойл. Последнее дело Холмса

За последние годы мы уже привыкли к тому, что маркетинговые фирмы, подводя итоги очередного периода, сообщают нам, какие фармацевтические компании имели наибольший объем продаж, какие брэнды оказались наиболее прибыльными. Просматривая топ-десятки, убеждаешься, что и самые продаваемые препараты приносят производителям не более нескольких миллиардов долларов в год, да и то недолго.

Между тем эта борьба “гигантов фармации” выглядит не более чем детским спором в песочнице на фоне судьбы одного препарата, вот уже несколько десятилетий приносящего десятки и сотни миллиардов годовой прибыли. Правда, теперь он значится в других рейтингах — не фармацевтических, а криминальных. Это — Героин. Два года назад он отметил столетний юбилей, прошедший как-то незаметно. Фирма “Байер”, которой он обязан своим рождением, почему-то не гордится им так же, как, например, Аспирином. Фактически ровесники, оба препарата не утратили мирового первенства в течение всего XX века — Аспирин (ацетилсалициловая кислота) по тоннажу легального производства, Героин (диацетилморфин) — как бессменный лидер “теневой” промышленности.

Здесь не место живописать размах мировой системы производства и сбыта Героина — масс-медиа, литература и искусство дают достаточное представление об этом предмете. Холмс (сам, кстати, изрядный любитель наркотиков), описывая профессора Мориарти в апреле 1891 г., с точностью пророка предсказал черты будущего героя современного наркотрафика — см. эпиграф. Величие “Наполеона преступного мира” подтверждают и наши главные авторитеты органической химии [1]: “Диацетильное производное морфина — героин — является наиболее распространенным наркотиком”.

Родился бестселлер столетия действительно в “хорошей семье” “Фридриха Байера” и происходит из весьма древнего рода [2]: “Опий известен человечеству в течение последних 6 тысяч лет и зафиксирован еще в шумерских табличках. В Европе введение опия в медицину приписывают Парацельсу (XVI век) — приготовлявшаяся им настойка опия была названа лауданумом. Лауданум считался панацеей в течение трех столетий, его применяли при бессоннице и возбуждении, при слабости и истощении, при болях, кровотечениях, кашлях и поносах. Лауданум исчез из фармакопеи только при жизни наших отцов и лишь потому, что был окончательно вытеснен чистыми алкалоидами опия”.

Другие авторы склонны отдавать приоритет другим средневековым препаратам опия — так называемому териаку или диаскордию Фракасторо [3]; затем последовали “универсальное целительное средство” лауданум Сайденхэма (настойка, 1 г которой соответствует примерно 10 мг морфина), Доверов порошок (1 г содержит 5 сантиграммов опийной вытяжки) и др. весьма распространенные средства.

Научная предыстория рождения Героина заняла почти все XIX столетие: “Первым фенантреновым алкалоидом, полученным в чистом виде, был морфин. Его выделили практически одновременно в Германии (аптекарь Фридрих Сертюрнер, 1806) и Франции (фармацевт наполеоновской армии Арман Сеген, 1804). Судя по названию, основным действием морфина считалось снотворное” [2].

Морфин использовался, конечно, и как анестетик, что оказалось очень кстати в эпоху охвативших Европу наполеоновских войн с их десятками тысяч раненых. Не зря именно француз, подводя итоги века, написал:

“Успокоить боль — дёянiе божественное”, сказал Гиппократ. Вот почёму громадное значенiе имёют изслёдованiя, благодаря которым ежедневно возрастает число анальгезических и гипнотических средств” [4].

Следующий шаг был сделан в середине века: в 1850 г. морфин был получен синтетическим путем, в 1853 г. А.Вуд ввел в практику инъекционный метод (см. “Провизор”, №14, 2000), а в следующем году начался новый период европейских войн — от Крымской до франко-прусской: предложение подоспело как раз к пику спроса на анестетики.

Собственно, “подкожный метод и начался с алкалоидов: Вуд сдёлал первыя впрыскиванiя атропином” [4]. Впрочем, имеется веское мнение о приоритете именно морфина [5]:

“Солянокислый морфiй был первым веществом, которое стали употреблять для подкожных впрыскиванiй; это сдёлали Вуд и Бертран, впрыскивавшiе при невралгiях раствор из 0,3 на 30,0 воды.

Солянокислый морфiй. Внутрь по 0,005-0,03 в порошках с сахаром (запивая зельтерской водой), в лепешках, пилюлях, в растворё. Как успокоительное, болеутоляющее и противосудорожное средство; при безсонницё, состоянiях возбужденiя, приступах неистовства, delirium tremens, приступах страха у неврастеников и меланхоликов. При разстройствах дыханiя и кровообращенiя, при сухом кашлё, при haemoptoe, для успокоенiя зуда при сыпях, наконец при всякаго рода невралгiях, частью per se, частью в добавленiе к другим лёкарствам. Во многих случаях назначенiю внутрь приходится предпочесть подкожное примёненiе по его болёе энергичному и быстрому дёйствiю”.

Тогда и родилась современная “культура” инъекционной наркомании, подготовившая почву для пришествия в мир Героина:

“Наркогенное действие морфина стало известно с 1870 г., когда с изобретением шприца морфий стал вводиться парентерально. До этого опасность опиатов в Европе не была известна. Случаи злоупотребления лауданумом, разумеется, были, но возникавшие при этом расстройства причинно не связывались с действием опия, а расценивались как конституциональные черты “вырождения” [2].

Действительно, отчетливое “наследственное влечение” к криминалу в роду Героина имелось с самого начала. Вот лишь несколько характеристик его ближайших предков:

“Опiй — излюбленный яд, примёняемый женщинами при самоубійствё” [6].

“Опiй и морфiй довольно часто употребляются для самоубiйств, особенно медиками, химиками и т.п. Кромё того, морфiй употребляется также и для преступных цёлей, как показывает случай д-ра Кастэна, хотя по своему горькому вкусу он не особенно удобен для подобных умыслов. Кастэн отравил своих друзей, братьев Балле, в 1822 и 1823 гг.; смерть послёдняго из братьев он произвел морфiем. Его приговорили к смертной казни в Парижё на основанiи прямых улик. Опiй и морфiй употребляются также для усыпленiя людей с цёлью их ограбить” [7].

“Опiй и морфiй нерёдко употребляются с цёлью самоубiйства, виду ожидаемой от них “прiятной” смерти, с цёлью же убiйства рёдко — чаще всего с послёдней цёлью они примёняются преступниками-врачами” [8].

Врачи, похоже, были одной из самых “выродившихся” профессий, потому что и сами давали весьма большой процент наркоманов-морфинистов, видимо, вследствие чрезмерных “умственных напряжений”:

“Привычное употребленiе морфiя (впрыскиванiе под кожу), так называемый “морфинизм”, по принятым им в настоящее время размёрам внушает серiозныя опасенiя. Врачи и студенты особенно легко подвергаются этому пороку” [8].

“Морфиноманiя наблюдается преимущественно в достаточных классах и особенно среди врачей. Здёсь, как замёчают нёкоторые авторы, существует своего рода профессiональное предрасположенiе.

Морфиноманiя представляет собой такое состоянiе, когда субъект испытывает неудержимую потребность в морфiи. Первое впрыскиванiе производится обыкновенно с цёлью успокоить боль. У нёкоторых лиц дёло этим и ограничивается; у других субъектов, наоборот, подкожное впрыскиванiе вызывает чувство благосостоянiя и блаженства, “котораго не дает сон, и которое скорёе напоминает подъем духа”. У нёкоторых морфиноманов, профессiя которых требует умственных напряженiй, впрыскиванiя морфiя становятся необходимостью для правильнаго отправленiя головного мозга.

На поверхности земного шара ежегодное потребленiе опiя исчисляется, по крайней мёрё, в 6–7 тысяч тонн; для терапевтических цёлей расходуется около 500 тонн ежегодно, остальное же количество потребляется опiеманами и морфиноманами” [6].

Пытаясь отделить обезболивающие свойства морфина от наркогенных, фармацевты упорно искали “чистый” анестетик. Постепенно выяснилось, что “морфины с кислотными остатками в своем составъ дёйствуют сильнёе, чём морфiй” [8]. Путем перебора на этом пути (морфин сернокислый, виннокислый, уксуснокислый и т.д.) немецким химиком Дрессером был обнаружен диацетилморфин, запущенный в производство фирмой “Байер” в 1898 году под брэндовым именем Героин [3].

Новый препарат оказался на рынке наркотических анестетиков одновременно с другими препаратами морфина, полученными на другом направлении синтеза (Перонин — бензилморфин, Дионин Мерка (см. “Провизор”, № 18, 2000) — этилморфин и т. д.). Однако лишь несколько лет эти препараты держались вровень с Героином и упоминались в одном ряду [9]:

“Гдё требуется общее успокоительное и наркотическое дёйствiе, там прежде всего приходится прибёгнуть к морфiю или впрыскиванiю одного из новёйших средств, замёняющих морфiй — Героин, Дiонин, Перонин”.

Очень скоро выявились “феноменальные способности” — непревзойденная мощь Героина, оправдавшего свое древнегреческое название и в терапевтическом отношении, и в наркогенности.

“Новый наркотик завоевал репутацию поливалентного медикамента, дающего быстрые и удивительные результаты в лечении астмы, туберкулеза и нервных депрессий. В то время еще не знали второго лика Героина, и многие врачи, считая его подлинной терапевтической панацеей, ратовали за широкое применение Героина в виде хлоргидрида” [3].

“Хлористоводородный Героин. Хлористоводородная соль дiацетилморфiя. Кристаллическiй порошок бёлаго цвёта, без запаха, горьковатаго вкуса, легко растворимый в водё. Высшiй однократный прiем 0,01, высшiй суточный прiем 0,02.

Внутрь по 0,003–0,005 pro dosi, как и Дiонин, над которым имёет преимущество болёе энергичнаго дёйствiя. Для устраненiя кашля и позывов на кашель при острых и хронических воспаленiях дыхательных путей и при других болёзнях, сопровождающихся кашлем и одышкой. Его назначают также при коклюшё в сочетанiи с антипирином, при мучительных невралгiях, даже против болей при morbus Basedowi.

Хлористоводородный Героин противопоказуется при хроническом скопленiи отдёляемаго в бронхах (phthisis с влажными хрипами), так как от подавленiя кашля скопленiе увеличивается, при артерiосклерозё, гдё он дурно переносится. Как снотворное средство он оказался непригодным.

Снаружи подкожно в тёх же дозах, что и при внутреннем употребленiи. Мёстно примёняется в формё мылец, тампонов, смазыванiя 1% раствором при туберкулезных язвах гортани, в видё палочки в мочеиспускательный канал или в видё суппозиторiя при болёзненных эрекцiях, при половой неврастенiи с сперматорреей, как anaphrodisiacum при полюцiях. В послёднем случаё требуются болёе значительныя дозы, до 0,01.

Терпимость к Героину индивидуально различна. Наблюдались приступы головокруженiя, головная боль, тошнота, рвота, сильный пот и ускоренiе пульса, но о болёе серьезных явленiях отравленiя, сколько нам извёстно, никто до сих пор не сообщал” [5].

Книга Эвальда и Геффтера, откуда взята последняя фраза — перевод с 14-го издания; в действительности в 1913 г. на Героин смотрели уже иначе. Вот, к примеру, отчет о докладе приват-доцента С. А. Суханова “О героиномании” на “засёданiи Соединенных научных собранiй врачей больниц Всёх Скорбящих и Новознаменской”:

“Докладчик отмётил, что при случаях хроническаго отравленiя Героином много сходнаго с картиной морфинизма, но многiя явленiя выражены рёзче. При героиноманiи перiод воздержанiя тяжелёе и переносится труднёе; во время воздержанiя от Героина замедленiе пульса выступает на видное мёсто. При хроническом отравленiи Героином могут быть явленiя разстройства дыхательных функцiй, что при воздержанiи сказывается иногда опасными обморочными состоянiями” (Врачебная Газета, 1913, № 41).

Об этом, впрочем, писали и значительно раньше [8]: “Предложенiе употреблять Героин для облегченiя дыханiя при восхожденiи на гору должно быть названо в высшей степени опасным. При лёкарственном употребленiи героина могут наступить довольно тревожныя явленiя”.

Официальная фармация стала отворачиваться от своего опасного детища. Парадоксально, но в то время, как будущий “Наполеон” восходил на свою вершину, некоторые медики (возможно, в силу “наследственного влечения”) продолжали настойчиво выступать против его удаления из терапевтической практики:

“Опытный специалист в области наркотиков французский профессор Р. Порак, автор большого научного труда, вышедшего в 1927 г., безоговорочно поддержал Героин, сожалея, что “этот продукт очень мало применяется”. Он писал: “При любой боли он действует гораздо сильнее морфия или цельных экстрактов и вдобавок сообщает особое ощущение хорошего самочувствия и душевного спокойствия, которого не дают другие средства… Кроме своего аналгетического свойства, Героин — лучшее лекарство при острых приступах меланхолии”. Доктор Порак рекомендовал Героин как средство для предупреждения самоубийств.

Героин получил быстрое распространение, став одним из основных столпов наркомании в мире. Из Германии он перекочевал во Францию, где завоевал мир наркоманов на Монмартре и в Марселе. Совершив несколько прыжков в Англию, Италию и Испанию, яд проложил себе путь на Восток. Еще в 1922 г. на Дальнем Востоке отмечается появление “красных пилюль”, пришедших на смену лепешкам опия в курильнях Гонконга, Шанхая, Сингапура и Манилы. Эти красные пилюли продавались по более низкой цене, чем опий, и вскоре заполнили местные рынки, пользуясь огромным спросом у неимущих наркоманов. Прошло совсем немного времени, и по дорогам нелегальной торговли Героин пересек Тихий океан, проникнув в Соединенные Штаты, где за последние 30 лет зарекомендовал себя как один из самых популярных наркотиков.

В 60-е гг. только три страны еще применяют Героин в медицинских целях (54 кг в год — Великобритания, 1 кг — Франция, 5 кг — Бельгия)” [3].

Фирма “Байер”, будто стыдясь своей креатуры, с самого начала рекламировала Героин как-то подчеркнуто скромно и очень недолго; автору заметки с большим трудом удалось найти хотя бы одно объявление о нем в журнале 1910 г. Другое дело Аспирин — им “хорошая семья” искренне гордилась и на дизайн его рекламы не жалела денег.

Гордится и сейчас — вспомним недавний шумный вековой юбилей Аспирина. А о своем enfante terrible, “короле наркотиков” — помалкивает.

Впрочем, настоящий Наполеон в рекламе не нуждается — о нем и так знают все.

Литература

  1. Черных В. П., Зименковский Б. С., Гриценко И. С.. Органическая химия. Книга 3. Гетероциклические и природные соединения.— Харьков: Основа, 1998.— 256 с.
  2. Пятницкая И. Н.. Клиническая наркология.— М.: Медицина, 1975.— 334 с.
  3. Бабоян Д.. Путевка в ад.— М.: Издательство “Международные отношения”, 1973.— 232 с.
  4. Дюжарден-Бумец. Искусство прописывать рецепты.— С.-Петербург: Изданiе Н. П. Петрова, 1896.— 262 с.
  5. Эвальд К. А., Геффтер А.. Руководство к прописыванiю лёкарств (общая и частная рецептура).— Харьков: Изданiе Б. В. Хавкина, 1913.— 822 с.
  6. Руководство по частной патологiи и терапiи под редакцiей П. Бруарделя, А. Жильбера и Ж. Жиродо. Т. 3.— М.: Типо-литографiя Г. И. Простакова, 1898.— 931 с.
  7. Руководство по частной патологiи и терапiи под редакцiей Г. Цимссена. Т. 15.— Харьков: Изданiе врача Б. Хавкина, 1880.— 611 с.
  8. Руководство к практической медицинё. Под редакцiей В. Эбштейна и И. Швальбе. Т. 5.— Харьков: Изданiе Я. О. Фрейфельда, 1902.— 906 с.
  9. Руководство к практической медицинё. Под редакцiей В. Эбштейна и И. Швальбе. Т. 4.— Харьков: Изданiе Я. О. Фрейфельда, 1901.— 963 с.




© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика