Логотип журнала "Провизор"








Л. В. Львова,
канд. биол. наук

Рецепт душевного комфорта

С легкой руки Г. Селье слово «стресс» прочно вошло в повседневную жизнь. Мы часто говорим о стрессе, не задумываясь о его поразительной способности «находить» у человека «место наименьшего сопротивления» и «наносить» по нему удар. Последствия такого удара могут быть самыми печальными: неврозы, сердечно-сосудистые заболевания, язвенная болезнь желудка ...

Запретная зона

Хотим мы того или не хотим, но так уж сложилось, что все живые организмы функционируют в соответствии с некими биологическими ритмами, напоминающими колебания маятника. Человек в этом отношении не является исключением и суточный ритм изменения его тонуса подобен колебаниям некого маятника — маятника активности (рисунок) — между двумя крайними состояниями — бодрствованием и сном.

рисунок

Характер колебаний этого маятника зависит от множества факторов — физиологических и психологических, внутренних и внешних. В повседневной жизни мы постоянно сталкиваемся с какими-то мелкими неприятностями. Они могут незначительно нарушить ритмичность колебаний, но ничего страшного в этом нет: маятник активности все равно останется в разрешенной зоне — зоне, где нашим поведением управляет сознание. Гораздо хуже, если маятник по какой-то причине попадет в запретную зону — зону правления бессознательного.

Предпосылки к этому заложены в структуре нашей психики.

Она (наша психика) подобна двухслойному пирогу, в котором нижний, очень толстый слой, соответствует подсознанию, а верхняя, довольно тонкая прослойка,— сознанию. В процессе взросления под воздействием семьи и общества у ребенка формируются определенные стереотипы поведения и образуется система ценностей. Но эта «тонкая прослойка» далеко не всегда гармонично сочетается с «толстым нижним слоем». На языке психоанализа это означает наличие конфликта между сознанием и подсознанием. Воздействие неблагоприятных факторов может усугубить «несоответствие между осознанной позицией и бессознательной тенденцией» (проще говоря, противоречие между разумом и чувством), которое порождает ощущение внутренней дисгармонии. Причем проявляться такая дисгармония может по-разному. В частности, психиатрам хорошо известны случаи так называемого «болезненного бесчувствия». Пациенты жалуются на неспособность любить и страдать. Им все безразлично, внешний мир утрачивает свою привлекательность. Но в то же время они мучаются из-за этого, обвиняя себя в черствости и бездушии. Бывают состояния и прямо противоположные, когда на лидирующие позиции выходят неуправляемые чувства — беспричинная тоска, беспредметная ненависть и т. п.

Итак, с точки зрения психоаналитика, нервное расстройство — не что иное, как конфликт между сознанием и подсознанием. Задача врача — устранение существующего конфликта. Справедливости ради нужно заметить, что на Западе существует много различных школ психоанализа, и все они предлагают свой собственный способ излечения или, образно выражаясь, способ возвращения биологического маятника в нормальную зону.

Что ж, многолетняя клиническая практика доказала правомерность этой точки зрения на проблему невроза. Но существует и другой взгляд на эту проблему. Его приверженцы причину возникновения невроза видят в хроническом стрессе, при котором истощаются адаптационные функции организма.

К стрессу может привести любая сложная жизненная ситуация. Все в конечном итоге определяется не объективной значимостью этой ситуации, а индивидуальными особенностями человека.

По статистике чаще всего к стрессу приводит хроническое переутомление, повторные респираторные вирусные инфекции, алкоголизм, наркомания, операции, гормональные перестройки и, конечно же, нервные потрясения.

Специалисты выделяют несколько разновидностей хронического стресса.

Тревога — вполне естественная реакция на какую-либо серьезную ситуацию (к примеру, на болезнь близких), и при благополучном исходе этой ситуации сразу же исчезает и тревога. Но бывает, что беспричинное тревожное ощущение не покидает человека ни на минуту. Чувство радости уходит от него, он постоянно чего-то боится. В таком случае о норме говорить не приходится. Это уже явные симптомы стресса.

Не менее неприятным проявлением стресса является всепроникающая печаль. Ее разрушительная сила поистине огромна. Тоска убивает желания и уничтожает стремление к жизни. Уделом человека становятся постоянные страдания и безразличие к окружающему миру.

Нередко стресс проявляется различными страхами. В психиатрии известно множество фобий, которые практически невозможно победить одним волевым усилием. Это страх смерти и страх загрязнения, боязнь закрытых пространств и боязнь открытых пространств, боязнь покраснеть в присутствии других людей и даже боязнь возникновения страхов. Но, пожалуй, самой распространенной формой фобии является страх за свое здоровье: кардиофобия, канцерофобия, боязнь задохнуться и умереть во время приступов удушья и т. п. Страх — великое зло. Если от него не избавиться или, по крайней мере, не научиться преодолевать, он в конце концов разрушит душу и тело человека.

Todestrieb — влечение к смерти

Человек — часть Природы. Эта прописная истина вряд ли у кого-то вызывает сомнения. И поведение людей в сложных жизненных ситуациях в чем-то напоминает реакцию растений на смену привычной среды обитания: одно растение, обладая большими адаптационными возможностями, благополучно приживается на новом месте, другое же, не имея таковых, погибает. Но в растительном мире психическая деятельность, как известно, отсутствует, и поэтому объяснить адаптацию (или ее отсутствие) можно вполне понятными материальными причинами. К примеру, «хорошей наследственностью», изменяющей биохимию растения в нужном направлении.

В мире людей все обстоит гораздо сложнее.

Попав волею судьбы в сложную ситуацию, некоторые люди пытаются изменить свое собственное состояние (или сложившуюся ситуацию) довольно оригинальным способом: всячески пытаясь нанести ущерб своему здоровью. По современным представлениям причины такого поведения (специалисты его называют суицидальным) кроются в социально-психологической и психической дезадаптации. В силу каких особенностей индивида возникает дезадаптация — неизвестно. Но, выбрав путь саморазрушения, человек неуклонно продвигается к своей конечной цели — добровольной смерти.

Такова схема суицидального поведения. Однако организм человека, почувствовав опасность психической дезадаптации, «принимает меры» для сохранения психофизического гомеостаза.

Первой на изменение внешних условий реагирует ретикуло-лимбическая система. Ее активация усиливает «уровень бодрствования», появляется тревога, т. е. срабатывает так называемый «ориентировочный эффект». Затем активизируются подкорковые структуры. В частности, включаются нейрогуморальные механизмы поддержания гомеостаза: активность гипоталамо-гипофизарно-супраренальной системы усиливается, что непосредственно влияет на деятельность нейромедиаторных систем и поддерживает довольно высокий уровень тревоги. Нарушения затрагивают практически все нейромедиаторные системы мозга и, прежде всего, серотонинергическую, холинергическую, адренергическую и пептидную. На завершающей стадии в нейрофизиологический ответ включается кора головного мозга. Возбуждение коры вносит когнитивный (т. е. познавательный) элемент в оценку сложившейся ситуации. Дальнейшие события могут развиваться по двум сценариям — оптимистическому и пессимистическому.

В первом случае разрешение сложившегося конфликта влечет за собой снижение уровня тревоги и переход организма в обычный режим функционирования. Во втором случае, когда субъективная значимость конфликта высока и нет никакой возможности его разрешить, адаптационные механизмы начинают работать настолько активно, что могут даже перейти на другой, патологический уровень функционирования. Патология адаптационных механизмов при затянувшейся конфликтной ситуации может проявляться в «хроническом возбуждении» лимбико-подкорковых структур, что в свою очередь способствует формированию соматических нарушений. Такова нейробиологическая природа стремления человека к саморазрушению. Верность этой точки зрения подтверждают и другие данные. В частности, в последние годы обнаружена связь между суицидальной активностью и сезонными ритмами метаболизма серотонина в ЦНС. Считается, что именно такие ритмичные изменения обменных процессов серотонина вызывают сезонные изменения устойчивости человека к различным стрессам. Повышенная восприимчивость проявляется по-разному: в виде астении, депрессии или тревожного состояния.

Итак, современная психиатрия рассматривает суицидальное поведение как результат психической дезадаптации, в основе которой лежат вполне определенные нейробиологические механизмы сохранения гомеостаза.

Все это приводит к парадоксальному на первый взгляд выводу: нейрофизиологические адаптационные механизмы целесообразны с точки зрения человеческого организма, а саморазрушительные действия — с точки зрения конкретного индивида. Аутоагрессия в данном случае выполняет функцию некой аффективной разрядки, разрешающей в какой-то степени суицидогенный конфликт. Независимо от побудительного мотива (будь то желание умереть, избежать тяжелого состояния, привлечь к себе внимание или, наконец, манипулировать ситуацией) аутоагрессивный акт выполняет одну и ту же задачу — индивид «самоустраняет» себя из конфликтной ситуации и тем самым разрешает ее.

Так что стремление к самоубийству заложено в психобиологической природе человека. У разных людей это свойство выражено по-разному: у одних в большей мере, у других — в меньшей. Надо сказать, что в свое время Зигмунд Фрейд предположил, что влечения к смерти и влечения к жизни, присущие человеку, являются проявлением неких общебиологических свойств. В норме сексуальные влечения и влечения к самосохранению (т. е. влечения к жизни) пребывают в известном единстве с бессознательными тенденциями к саморазрушению и возврату в неорганическое состояние (т. е. влечениями к смерти). В патологических случаях единство нарушается, и влечения к смерти могут проявиться в самых разных формах — от садистских извращений до стремления к самоубийству. Кстати, совсем недавно удалось показать, что агрессия и аутоагрессия имеют одну и ту же нейробиологическую основу.

Но человек не только часть Природы, но и член общества. Естественно, что ограничения, принятые в обществе, и социально-экономические условия вносят определенный, но далеко не самый существенный вклад в формирование суицидального поведения. Свидетельство тому — данные ВОЗ.

В развитых странах уровень самоубийств неодинаков. В одних — больше, в других — меньше. В странах со средним уровнем самоубийств из каждых 100 000 населения 10–20 человек добровольно уходят из жизни. В странах же с высоким уровнем самоубийств на каждые 100 000 населения приходится свыше 20 самоубийц. Причем в последнее десятилетие во всех развитых странах наблюдается устойчивая тенденция к увеличению числа самоубийств и суицидальных попыток. И, пожалуй, самое страшное, что на протяжении трех последних десятилетий практически во всех странах мира растет абсолютное число самоубийств и суицидальных попыток среди молодежи.

В 1992 году ВОЗ выделила четыре основные группы риска суицидальной активности. В первую группу вошли люди, страдающие депрессиями. По статистике каждый шестой представитель этой группы совершает самоубийство.

Во вторую группу вошли люди с другими психическими заболеваниями, в частности шизофренией. К третьей группе причисляют людей, пытавшихся покончить с собой. Как правило, 1% неудавшихся самоубийц повторяет попытку в течение года, а 10% — позднее. И, наконец, в четвертую группу входят люди, страдающие алкоголизмом, токсикоманией или лекарственной зависимостью. Невозможно совершенно точно сказать, попытается ли человек покончить с собой повторно. По некоторым данным от 25 до 50% «неудачливых» самоубийц все-таки достигают «заветной» цели и завершают жизнь самоубийством.

По уровню жизни Украина значительно отстает от развитых стран. Зато по количеству самоубийств она занимает далеко не последнее место.

Всего за десять лет, с 1988 по 1997 год, уровень самоубийств вырос почти в два раза по сравнению с 1988 годом (табл.).

Таблица. Динамика числа самоубийств в Украине (на 100 тыс. населения)
1988 1989 1990 1991 1992 1993 1994 1997
19,0 21,1 20,5 20,7 22,5 24,0 26,8 29,6

Проследив динамику изменения этого показателя, легко заметить, что в 1990 году количество самоубийств несколько снизилось по сравнению с 1989 годом и еще год сохранялось примерно на том же уровне. В последующие годы число самоубийств медленно, но верно увеличивалось.

По данным 1997 года меньше всего самоубийств происходит в западных областях Украины: там на каждые 100 000 населения приходится не более двадцати самоубийц. В развитых промышленных районах и областях, пострадавших от Чернобыльской катастрофы, эти цифры гораздо выше — 30,0–44,4 самоубийств (!) на 100 000 населения. Считается, что такие высокие показатели обусловлены чрезвычайно неблагоприятными экологическими и социально-экономическими условиями в этих регионах страны. Однако детальный анализ вклада каждого фактора в увеличение суицидальной активности, к сожалению, отсутствует. Неблаговидную роль в этой страшной статистике играет массовая алкоголизация населения. В первую очередь от нее страдает сельское население: сельские жители кончают жизнь самоубийством в полтора раза чаще, чем горожане.

Не менее пестрая картина вырисовывается и при анализе половых и возрастных характеристик самоубийц.

В Украине львиная доля самоубийств приходится на мужчин. Чаще всего к такому «выходу» из сложной жизненной ситуации прибегают мужчины в возрасте от 20 до 59 лет. Что касается женщин, то здесь ситуация иная. У них суицидальная активность увеличивается с возрастом. Чаще всего кончают жизнь самоубийством женщины, переступившие шестидесятилетний рубеж. Второе место занимает возрастная группа от 30 до 39 лет.

Не меньшую тревогу вызывает высокая частота суицидальных попыток среди молодежи (т. е. в возрасте от 18 до 29 лет) и рост числа самоубийств среди детей 5–14 лет. В 1997 году в нашей стране покончили жизнь самоубийством 7 детей в возрасте от 5 до 9 лет, 81 ребенок в возрасте от 10 до 14 лет и 188 юношей и девушек в возрасте от 15 до 24 лет. Страшная статистика. Но еще страшнее то, что дети идут на этот шаг совершенно осознанно. Нередко они долго, во всех деталях продумывают самоубийство.

По данным украинских психиатров типичные мотивы суицидального поведения детей и подростков весьма разнообразны. Обида, одиночество, отчужденность, утрата родителей, их развод или уход из семьи одного из родителей, неразделенная любовь, ревность, чувство вины, оскорбленного самолюбия, страх наказания, желание отомстить, злоба, сексуальные эксцессы, реакция подражания — все может послужить поводом к самоубийству.

В клиническом аспекте причиной самоубийства может стать психическая патология, эмоциональная неустойчивость, свойственная пубертатному периоду, и возрастные психологические особенности, способствующие развитию острых аффективных реакций.

У взрослых людей чаще всего непосредственной причиной суицида может стать ссора с супругом (или партнером), развод, «хроническая», длящаяся больше двух недель проблема, связанная с семьей или профессиональной деятельностью.

Однако многочисленные исследования свидетельствуют о том, что формирование суицидального поведения в первую очередь зависит от психологической уязвимости индивида, а не от степени тяжести конфликта.

Люди, склонные к самоубийству, имеют вполне определенные личностные черты. Потенциальные самоубийцы, как правило, имеют «психологические изъяны»: они не могут регулировать свои эмоции, не способны разрешать межличностные проблемы и целенаправленно планировать свое будущее. Одним из них свойственны склонность к тревоге, подозрительность и чувство вины. Другим — незрелость эмоций, безынициативность, подчиняемость, недостаточность воображения и формально-логическое мышление с преобладанием аффективной сферы. Третьим же присущ высокий уровень потребностей и низкая способность к формированию защитных механизмов.

Характерно, что различные категории самоубийц отдают предпочтение различным способам самоубиения. Женщины обычно выбирают медикаментозное отравление. Люди старшего возраста чаще всего выбирают более жизнеопасные способы самоубийства — повешение, падение с высоты и огнестрельные ранения. Обычно в таких случаях акту суицида предшествует длительная, хорошо продуманная подготовка. При этом потенциальный самоубийца ничем не проявляет своего состояния, стараясь предотвратить постороннее вмешательство в тщательно проработанный план самоубийства.

Лечит не только слово

Не секрет, что доброе, вовремя сказанное слово и забота окружающих порой становятся лучшими лекарями. В первую очередь это касается больных с различными невротическими расстройствами. И, наверное, неспроста организатор психотерапевтических курсов для врачей общей практики в Великобритании заметил: «Если удается дать человеку понять, что мы о нем заботимся, безнадежность тут же уходит и начинается процесс выздоровления».

Возможно, именно поэтому во многих странах мира функционируют телефоны доверия. Есть такой вид психологической помощи населению и в крупных городах Украины.

Сотрудники телефонов доверия — профессиональные психологи. Прежде чем приступить к работе, они обязательно проходят специальную подготовку, в процессе которой знакомятся с элементами медицинской психологии и современными психотерапевтическими методиками. Основное достоинство такой психологической службы — полная анонимность. Ведь очень часто человеку, попавшему в трудную жизненную ситуацию, трудно говорить о своих проблемах с близкими людьми. Гораздо проще пообщаться с невидимым незнакомцем, да еще и по возможности получить от него психологическую поддержку.

Эффективность телефонов доверия оценить довольно проблематично: сотрудник не имеет права узнавать фамилию или хотя бы номер телефона человека, обратившегося за помощью. Вполне понятно, что при таком подходе невозможно проследить дальнейшую судьбу клиента. В телефонной (и, конечно же, анонимной) беседе с автором этих строк один из сотрудников Харьковской службы доверия утверждал, что показателем эффективности телефона доверия служит отсутствие повторных звонков: если человек больше не обращается, значит, он справился с проблемой. Правда, иногда человек звонит повторно и благодарит. Но это бывает чрезвычайно редко. По словам этого же сотрудника, в Харькове за помощью в основном обращаются тридцатилетние мужчины и женщины, в Одессе — подростки.

Однако, как бы там ни было, задача службы доверия — оказание экстренной психологической помощи. Излечение нервных расстройств не входит в сферу ее деятельности. Для этого существует множество различных методов — от специальных дыхательных техник до медикаментозного лечения.

О связи дыхания и психики люди, по-видимому, узнали давно, а узнав, нашли этой связи достойное применение. Свидетельство тому — изменение сознания с помощью специальных дыхательных упражнений, издавна практикуемое на Востоке.

Американский психиатр Станислав Гроф очень удачно объединил многовековые традиции различных философских течений Востока и опыт западных школ психоанализа, создал новый метод лечения неврозов — метод холотропного дыхания.

В переводе с греческого холотропный означает «стремящийся к целостности». Это слово, пожалуй, отражает конечную цель метода — достижение некой целостности, состояния психологического комфорта.

Станислав Гроф рассматривает холотропное дыхание как определенную технологию с тремя основными элементами — глубокое интенсивное дыхание, специально подобранная музыка и целенаправленная работа с телом.

Холотропная терапия позволяет «получить доступ» к подавленным, а порой и неосознаваемым психотравмирующим переживаниям и отреагировать на них наиболее полно (криком, смехом, спонтанными движениями), после чего происходит осознание внутриличностных конфликтов, нереализованных потребностей, стереотипов поведения, и таким образом нейтрализуется отрицательный эмоциональный заряд психотравмирующих переживаний.

Помимо этого в процессе лечения усиливаются положительные, так называемые «пиковые» переживания. К пациенту возвращаются (порой давно забытые) ощущения радости, любви и единства с окружающим миром. Ему удается реализовать свои духовные потребности и почувствовать себя личностью. В последние годы на кафедре психиатрии Киевской академии последипломного образования изучается возможность использования холотропной терапии в лечении застарелых неврозов (с доминированием депрессивных и тревожно-фобических проявлений), которые сопровождаются выраженными вегетативными и соматическими нарушениями. Полученные результаты обнадеживают. Применение метода холотропного дыхания в комплексной терапии неврозов у большинства больных способствовало достоверному уменьшению психопатологических проявлений неврозов.

Метод холотропного дыхания нашел применение и в Харькове. По наблюдениям доцента Л. М. Балабановой положительный эффект этого метода при амбулаторном лечении нервных расстройств проявляется гораздо раньше, чем при групповой терапии с использованием методики нейролингвистического программирования — сравнительно молодой разновидности психотерапии.

Сущность нейролингвистического программирования (НЛП) легче понять, вспомнив высказывание Эрика Фромма: «Целью Фрейда было помочь пациенту в понимании своей психики, а терапия основывалась на том, что путем понимания самого себя мы освобождаемся от цепей рабства, ведущих нас к несчастью и умственным расстройствам».

Итак, цель НЛП — самореализация пациента, т. е. раскрытие его скрытых, и порой очень глубоко, потенциальных возможностей. А средство достижения заветной цели — изменение уровня сознания.

У каждого уважающего себя психотерапевта есть набор своих собственных «коронных» приемов для введения больного в состояние транса.

И тем не менее, специалисты утверждают, что введение в особое состояние всегда осуществляется в четыре этапа. Вначале врач дает положительную установку. Затем совместно с пациентом создается модель желаемого поведения в конфликтной ситуации и только после этого включается триггер (т. е. врач дает сигнал, запускающий эту своеобразную программу). Конечно же, при таком подходе человек легко может попасть в психологическое рабство к врачу. Благо, необходимые предпосылки к этому есть. В конечном итоге все зависит от моральных качеств психотерапевта, захочет ли он стать «властителем дум и чаяний» пациента или, наоборот, поможет ему самореализоваться.

Любовь Матвеевна Балабанова для лечения нервных расстройств использует групповые занятия по методике НЛП. По ее мнению, занятия в группе способствуют более быстрой коррекции психики, правда, при одном условии: вначале нужно раскрепостить людей и пробудить у них взаимное доверие. Иными словами, люди должны ощутить некую общность.

НЛП прекрасно себя зарекомендовало в качестве способа избавления от навязчивых идей. В других случаях нередко требуются повторные курсы лечения.

По мнению доктора медицинских наук С. Аббакумова наиболее перспективным методом лечения стресса является Су-Джок-акупунктура. И вот почему.

Симптоматическое лечение заболевания не может обеспечить стойкий терапевтический эффект. Стресс, а вернее его последствия — респираторные расстройства, лабильность артериального давления, эрозии и язвы желудка и двенадцатиперстной кишки, дискинетические расстройства желудочно-кишечного тракта — не являются исключением.

Аббакумов, следуя традициям Восточной медицины, считает, что в основе любого заболевания лежит энергетический дисбаланс, и поэтому максимальный эффект может дать восстановление энергетического баланса организма, что на языке современной науки означает восстановление гомеостаза, стимуляцию защитных сил и реактивной способности организма. Свою уверенность в большей эффективности Су-Джок-акупунктуры по сравнению с корпоральной иглотерапией он обосновывает следующим образом.

На кистях и стопах человека (Су-Джок с корейского переводится как кисть-стопа) есть акупунктурные точки и меридианы, соответствующие корпоральным, и равнозначные им функционально и энергетически. Точки в Су-Джок-системе обладают большей энергоемкостью по сравнению с точками корпоральных меридианов, и, следовательно, воздействие на точки кистей и стоп должно быть более эффективным. Обоснование вполне логичное, но подтвердить (или опровергнуть) его могут лишь клинические испытания.

Для коррекции и профилактики суицидального поведения довольно успешно используется латеральная физиотерапия. Терапевтический эффект латеральной физиотерапии обусловлен низкочастотным импульсным электростимулированием левого полушария головного мозга, которое по существующим представлениям отвечает за аутоагрессивное поведение.

Однако обилие немедикаментозных методов лечения не означает отказ от использования лекарственных средств. Очень часто при лечении депрессий используют антидепрессанты, в частности селективные антидепрессанты и ингибиторы моноаминооксидазы.

Недавно многочисленное семейство селективных антидепрессантов пополнилось двумя новыми группами препаратов. Представители и той и другой группы характеризуются высоким сродством к одному типу рецепторов (либо к норадреналиновым, либо к серотониновым) и крайне низким — к другим, ацетилхолиновым. Низкое сродство к ацетилхолиновым рецепторам обеспечивает их преимущество в отношении трициклических антидепрессантов первого поколения. Дело в том, что побочное действие трициклических антидепрессантов в большей степени обусловлено их воздействием именно на ацетилхолиновые рецепторы.

Ингибиторы обратного нейронального захвата серотонина — флюоксетин, флювоксамин, пароксетин, сертралин — нашли применение при тревожных и навязчивых состояниях, поскольку серотонин непосредственно участвует в формировании ощущения тревоги и повторяющегося поведения, в частности навязчивых мыслей.

Другими словами, они (препараты) блокируют удаление этого медиатора из синаптической щели и тем самым «принуждают» серотонин к дальнейшему выполнению своих функций.

При приеме ингибиторов обратного захвата серотонина могут возникнуть побочные эффекты — тошнота, нервозность, головокружение, головные боли и сексуальная дисфункция. Их появление связано со способностью препаратов непосредственно воздействовать на незащищенные постсинаптические серотониновые рецепторы мозга и кишечника.

Другой нейромедиатор — норадреналин — отвечает за мотивацию, и поэтому антидепрессанты, ингибирующие обратный захват норадреналина (к примеру, ребоксетин), применяются при депрессиях, в которых ведущим симптомом является замедление мотивации.

Механизм действия ингибиторов обратного захвата норадреналина аналогичен механизму действия ингибиторов обратного захвата серотонина: воздействуя на рецепторы, они тоже препятствуют удалению норадреналина из синаптической щели.

Ингибиторы моноаминооксидазы (МАО), в том числе и обратимые (например, моклобемид), очень часто применяются при отсутствии эффекта от других антидепрессантов.

Моноаминооксидаза — это фермент, который удаляет аминогруппу у многих нейромедиаторов (серотонина, норадреналина, дофамина, адреналина) и таким образом переводит их в неактивное состояние. Вполне понятно, что лечебный эффект ингибиторов МАО связан со способностью этих препаратов ингибировать инактивацию нейромедиаторов.

По поводу длительности применения антидепрессантов единого мнения не существует. Некоторые врачи ратуют за проведение трех- четырех-, шести- и девятимесячных курсов терапии. ВОЗ рекомендует назначать полную дозу антидепрессанта на два, три или четыре месяца. После чего пациент в течение нескольких месяцев должен принимать половинную дозу препарата. Но, по мнению многих практикующих врачей, длительность лечения антидепрессантами определяется в первую очередь тем, насколько тяжелой была депрессия в момент обращения.

Заключение

Это далеко не полный перечень всех существующих ныне способов восстановления душевного равновесия. Каждый из них имеет свои достоинства и недостатки. Универсального рецепта не существует. Главное — суметь выбрать метод, больше всего подходящий конкретному больному с конкретной патологией, и тогда излечение непременно наступит.

Литература

  1. Кузнецов В. Н. Актуальные проблемы детско-подростковой психиатрии // Медицина Украины.— 1996.— № 4.— C. 15–18
  2. Пилягина Г. Я. Актуальные проблемы суицидологии в Украине и пути их решений // Журнал практического врача.— 1998.— № 6.— С. 2–7.
  3. Фиш Д. Лечение депрессии: новый выбор // Лечащий врач.— 1999.— № 4.— С. 11–17
  4. Леви В. Искусство быть собой.— М.: Знание, 1977.— 206 с.
  5. Бендлер Р., Гриндлер Д. Трансформейшн, «Петербург — XXI век», 1995.— с. 315




© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика