Логотип журнала "Провизор"








Н. П. Аржанов

Регламентация медицинской рекламы в дореволюционной России: нормы и практика

г. Харьков

Отношение общества к рекламированию лекарственных средств и медицинских услуг было и останется неоднозначным в силу их двойственной природы: с одной стороны, они есть товар, который продают, с другой — это некая социальная обязанность государства перед налогоплательщиками, подразумевающая полную или частичную бесплатность здравоохранения. О том, что вопрос остается остро актуальным, свидетельствует тот факт, что двух Законов «О лекарственных средствах» и «О рекламе» оказалось для Украины недостаточно; по слухам, готовится дополнительный Закон «О рекламе лекарственных средств, предметов медицинского назначения и медицинских услуг» [1]. Что ж, трогательное желание некоторых наших сограждан жить в как можно более «правовом» государстве можно удовлетворять ad infinitum, принимая отдельные Законы по рекламе лекарств для взрослых и детей, для мужчин и женщин, для рецептурных и ОТС-препаратов, для контрацептивов гормональных и спермицидных и т. д., и т. п. Ну, а мы-то знаем — реальная жизнь протекает по другим законам, неписаным...

Два года назад «Провизор» уже касался темы медицинской рекламы в капиталистической России [2]; в той полемической заметке было отражено негативное отношение к рекламе большинства медицинской корпорации. Сейчас, когда недра украинской законодательно-исполнительной бюрократии чреваты очередным эпохальным нормативным документом, приспело время вспомнить, как и кем производилась регламентация медицинской рекламы до революции. Это любопытно еще и потому, что при изучении исторических материалов возникает интригующее противоречие между мнением современников, единодушно считавших феодально-бюрократическую полицейскую систему правления засильем «держиморд», душивших всякое свободное слово «столыпинскими галстуками», и изобилием разнообразной медицинской рекламы в периодической печати Империи.

На первый взгляд, условия для рекламодателей действительно были суровые — ведь медицина находилась в ведении Министерства внутренних дел (хорошая подсказка для нашего Президента, когда заграничные кредиторы снова потребуют от него уменьшить число министерств). В состав Министерства внутренних дел входили Управление главного врачебного инспектора и Медицинский совет (МС). Существовала и нормативная база — Устав Врачебный (УВ) и Устав о цензуре и печати. Вот что гласил первый из них (издание 1905 г., Свод Законов, т. 13) по интересующей нас теме [3]:

Устав Врачебный, ст. 23. Разрёшенiе врачебных объявленiй.
«Разсмотрёнiе и утвержденiе к печатанiю помёщаемых в вёдомостях или других перiодических изданiях, а также и издаваемых отдёльными листами объявленiй о продажё лёкарств, о способах их употребленiя и о врачеванiи болёзней принадлежит губернским врачебным Управленiям».

Однако фактически далеко не вся печатавшаяся медицинская реклама проходила через врачебные Управления; по каким-то причинам местная полиция плохо выполняла свои обязанности и не «препровождала» им рекламу на просмотр, о чем МВД неоднократно напоминало губернаторам:

Циркуляр Министерства Внутренних Дёл (МВД) от 20 сентября 1906 г. № 9346 (по главному Управленiю по дёлам печати): «Управленiе главнаго врачебнаго инспектора увёдомило главное Управленiе по дёлам печати, что во многих перiодических изданiях появляются объявленiя характера беззастёнчивых реклам о продажё лёкарств, о способах их употребленiя и о врачеванiи болёзней без разрёшенiя на то подлежащей медицинской власти. Принимая во вниманiе, что разсмотрёнiе и утвержденiе к напечатанiю помёщенных в вёдомостях или в других изданiях, а также и издаваемых отдёльными листами объявленiй указанных категорiй принадлежит, на основанiи ст. 23 УВ, губернским врачебным Управленiям, главное Управленiе по дёлам печати просило губернаторов сдёлать зависящiя распоряженiя о том, чтобы полицейскiя начальства, на обязанности коих лежит в силу ст. 41 Устава о цензурё и печати цензурный просмотр предназначаемых к напечатанiю объявленiй, всё объявленiя, относящiяся до продажи лекарств, способов их употребленiя и врачеванiя болёзней, препровождали, предварительно их напечатанiя, на разсмотрёнiе и утвержденiе мёстнаго губернскаго врачебнаго Управленiя».

Циркуляр МВД от 11 октября 1907 г. № 908. «За послёднее время в перiодической печати часто появляются объявленiя относительно различных врачебных средств, носящiя характер рекламы и способствующiя введенiю публики в заблужденiе относительно свойств рекламируемых препаратов. В виду этого и в дополненiе к циркулярному распоряженiю от 20 сентября 1906 г. за № 9346 Министерство просило губернаторов подтвердить полицейским начальствам, на обязанности коих лежит цензурный просмотр предназначаемых к напечатанiю объявленiй, о необходимости препровождать на предварительное разсмотрёнiе и утвержденiе мёстных врачебных Управленiй всё объявленiя, содержанiе коих касается продажи лекарств, способов их употребленiя и врачеванiя болёзней, а равно разёяснить подвёдомственным им врачебным Управленiям, что новыми узаконенiями о печати оставлена не отмёненною ст. 23 УВ, налагающая на врачебныя Управленiя обязанность по просмотру означенной категорiи объявленiй».

Врачебные Управления, в свою очередь, нуждались в официальной инструкции по отделению «агнцев» от «козлищ». Бюрократическая машина, поскрипев, испустила такой документ «для сведения и руководства» медицинской цензуры. Все в нем в общем хорошо и правильно; не ясно только, кто и на основании каких критериев будет определять, что в рекламе лекарственных средств соответствует действительности, а что лживо (п. 3, г). А ведь этот пункт являлся, как будет видно ниже, самым ходовым в постановлениях МС (примерно как 58-я статья в 30–40-е гг.). Интересны также подпункты «б» и «в» этого пункта. В остальном «Правила» намного либеральнее, чем сейчас; в частности, не надо было платить и за пресловутую «экспертизу рекламы». Но даже и они стесняли рекламодателей, и их успешно обходили: примеры медицинской рекламы, которыми проиллюстрирована настоящая заметка, изобилуют нарушениями Правил.

Правила о цензурё объявленiй и реклам мёстными врачебными Управленiями, составленныя МС и препровожденныя врачебным Управленiям для свёдёнiя и руководства при циркулярё Управленiя главнаго врачебнаго инспектора от 6 ноября 1908 г. (Собр. Узакон. 1909 г. № 29, ст. 34)

«1. На мёстныя врачебныя Управленiя возлагается цензура объявленiй и реклам, содержанiе которых касается: а) продажи лечебных средств, лечебных приборов и изложенiя способов их употребленiя и дёйствiя; б) гигiенических, косметических и т. п. средств; в) отправленiя какой бы то ни было отрасли медицинской практики ея представителями и представительницами: врачами, зубными врачами, дантистами, фельдшерами и повивальными бабками, а также практики массажистов, оспопрививателей и проч.; г) занятiй фармацевтов, а равно лиц и фирм, занимающихся изготовленiем или продажей аптекарских товаров; д) курортов, лечебных и столовых вод.

2. Упомянутыя в п. 1 объявленiя и рекламы представляются в мёстное врачебное Управленiе или непосредственно желающими их печатать, или редакцiями повременных изданiй, или же мёстными полицейскими органами, на обязанности коих лежит, в силу ст. 41 Устава о цензурё и печати, общiй цензурный просмотр предназначаемых к печатанiю объявленiй.

Разрёшенныя врачебными Управленiями объявленiя могут быть помёщаемы в повременной печати лишь соответствующих губернiй и областей. Объявленiя в той редакцiи, в которой они помёщены в «Правительственном Вёстникё» и в «Вёстникё Общественной Гигiены, Судебной и Практической Медицины», без измёненiя редакцiи допускаются мёстными врачебными Управленiями к печати безпрепятственно. Прейс-куранты, разрёшенные врачебными Управленiями, допускаются в обращенiе повсемёстно.

3. Мёстныя врачебныя Управленiя при разрёшенiи печатанiя объявленiй руководствуются слёдующим:

а) разрёшенiе объявленiй в отношенiи их внёшняго вида, формы и способа воспроизведенiя (прейс-куранты, отдёльные листы, плакаты и т. п., в печатном или ином видё, а также воспроизведенные на штемпелях) не подлежит никаким ограниченiям, под условiем лишь разрёшенiя к печати мёстным врачебным Управленiем текста объявленiя и сопровождающих его рисунков;

б) не допускаются в объявленiях особыя упоминанiя о разрёшенiи продажи или об одобренiи врачебных, косметических и иных средств МС или врачебными Управленiями;

в) не должны быть допускаемы к печати объявленiя о средствах, приборах и способах предотвращенiя зачатiя, прекращенiя беременности и влiяющих на половыя отправленiя;

г) объявленiя, по содержанiю своему не отвёчающiя дёйствительности и могущiя лживостью и неосновательными восхваленiями вовлекать потребителей рекламируемых средств в заблужденiе, не допускаются вовсе. Средства, не принадлежащiя к категорiи врачебных, не должны именоваться в объявленiях названiями или терминами, которые обозначают какiя бы то ни было болёзни (напримёр, «Экзематин», «Ревматизин» и т. п.), и в объявленiях не должно быть дёлаемо указанiй на врачебныя их свойства;

д) в тёх объявленiях, которыя касаются занятiй врачебной практикой лицами, имёющими на таковую законное право (ст. 220 УВ), а равно других занятiй, подлежащих вёдёнiю врачебнаго Управленiя (фельдшерская и повивальная практика, массаж, врачебная гимнастика, оспопрививанiе и проч.) не должно быть помёщаемо восхваленiй в какой бы то ни было формё».

Историки знают: со времен появления государства появление нового закона свидетельствовало о распространении в обществе того или иного неодобряемого государством типа поведения. Мы сейчас знаем, что любой закон можно обойти. Но наши предки тоже были людьми сообразительными, этому свидетельство — циркуляр, изданный МВД в дополнение к предыдущим. Это тот же путь умножения все более мелких разъяснений исходной нормы, на который собираются ступить украинские регламентаторы медицинской рекламы.

Циркуляр МВД 5 августа 1912 г. №778. Цензура объявленiй, издаваемых отдёльными листами или в видё брошюр. «Согласно ст. 23 УВ, губернским врачебным Управленiям принадлежит разсмотрёнiе и утвержденiе к печатанiю объявленiй о продажё лекарств, о способах их употребленiя и о врачеванiи болёзней не только, если такiя объявленiя помёщаются «в вёдомостях или других перiодических изданiях», но и в том случаё, если они издаются «отдёльными листами». Приведенныя слова закона не должны быть понимаемы в том смыслё, что объявленiя, издаваемыя отдёльными листами, превышающiя своим размёром один лист, становятся свободными к обращенiю без разсмотрёнiя и утвержденiя врачебных Управленiй. Такое толкованiе противорёчило бы указанной статьё закона, так как она имёет в виду прежде всего содержанiе печатаемаго, а не его размёр. Поэтому издаваемыя отдёльные листы объявленiй или даже цёлыя брошюры и книжки, коль скоро они имёют значенiе объявленiй того же характера, какiя упомянуты в приведенной статьё, всегда подлежат разсмотрёнiю и утвержденiю губернских врачебных Управленiй, виновныя же в неисполненiи сего лица подлежат отвётственности по ст. 1024 Уложенiя о наказанiях».

Теперь от изложения нормативной базы перейдем к рассмотрению конкретных постановлений МС. Чаще всего они запрещают использовать в рекламе все, что хоть чуть-чуть выходит за рамки сухой информации, и одновременно несут отпечаток непоколебимой уверенности в праве определять, что есть истина, а что — заблуждение.

«Врач Г. подал в МС прошенiе с просьбой разрёшить ему продавать новое лёкарственное средство, при котором будет приложена брошюра, подробно трактующая о цёлительных свойствах этого средства. Лёкарственное средство оказалось обыкновенной ржаной озимью, вслёдствiе чего на-днях МС сообщил д-ру Г., что ржаная озимь в продажё не запрещена, но что прилагаемая к ней брошюра, как рекламное приложенiе к «лёкарству», не может быть дозволена, так как этим публика будет введена в заблужденiе». (Биржевые Вёдомости, 15-го iюля 1903 г.).

«Главное Управленiе по дёлам печати увёдомило смоленскаго губернатора, что постановленiем МС признано необходимым, в виду усиленнаго распространенiя объявленiй о средствё под названiем «Одол», не соотвётствующих его свойствам, воспретить печатанiе означенных реклам, допустив объявленiе об «Одолё» лишь в слёдующей редакцiи: «Косметическое средство «Одол» для полосканiя рта. Мёсто продажи и цёна». (Практический врач.— 1904.— № 30).

«В мартовской 1903 г. книжкё «Вёстника Общественной Гигiены, Судебной и Практической Медицины» напечатано слёдующее мотивированное постановленiе МС о неразрёшенiи д-ру Муравскому открыть в Петербургё «Институт Красоты»: «Разсмотрёв проект д-ра Муравскаго об открытiи им «Института Красоты», МС находит, что в сущности дёло сводится к пользованiю различнаго рода болёзней кожи. Поэтому названiе «Институт Красоты», как не соотвётствующее истинё и носящее характер рекламы, по мнёнiю МС, никоим образом разрёшено быть не может. Кромё того, учрежденiе «Института Красоты» по проекту д-ра Муравскаго, с правом обучать слушательниц Института болёзням кожи и леченiю их, производить испытанiя и выдавать свидётельства, еще и потому не может быть допущено, что по настоящее время у нас нёт, да и не может быть, особой степени для «техников косметики». Отклоняя совершенно учрежденiе «Института Красоты» с правом выдачи свидётельств его слушательницам, МС считает возможным разрёшить д-ру Муравскому открыть на общих основанiях лечебницу кожных болёзней».

«По сообщенiю агентских телеграмм (27 iюля), в Н.-Новгородё губернатором в виду злоупотребленiй закрыт магазин знахаря Демина по продажё мази «Демполь», от употребленiя которой скончалась одна больная. Владёльцу предложено изъять из обращенiя выпущенные без разрёшенiя врачебнаго Управленiя плакаты и афиши, рекламирующiе мнимо-лёчебныя свойства мази». (Русский врач.— 1916.— № 32).

МВД, вопреки своему названию, приходилось заниматься и зарубежными мошенниками, кишевшими на российском медицинском рынке [4]:

Воспрещенiе печатанiя объявленiй Э. Мана. Циркуляр МВД от 24 февраля 1909 г. № 156. «К МВД неоднократно поступали вызванныя запросами со стороны проживающих в Россiи лиц сообщенiя Императорского Россiйского Посольства в Лондонё относительно дёятельности нёкоего Эдварда Ман, именующаго себя «профессором Кит-Гарвей» и выдающаго себя за спецiалиста по излеченiю глухоты. Из этих сообщенiй вполнё выяснилось, что названное лицо — не профессор и не имёет права практиковать в качествё врача; публикацiи его, постоянно повторяющiяся на страницах русской повременной печати, представляют не что иное, как мошенническую продёлку, разсчитанную на обман слишком довёрчивой русской публики. Принимая во вниманiе, что, несмотря на помёщенiе в «Правительственном Вёстникё» (16 января 1908 г., № 13) соотвётствующаго объявленiя для предупрежденiя русской публики против обманных дёйствiй Кит-Гарвея, и понынё рекламы послёдняго продолжают появляться в русских столичных и провинцiальных органах прессы, МВД согласно пункту «3, г» дёйствующих «Правил о врачебной цензурё объявленiй и реклам мёстными врачебными Управленiями», признало необходимым воспретить повсемёстное в Россiи печатанiе объявленiй названнаго Э.Мана (он же Кит-Гарвей), о чем и увёдомило губернаторов для свёдёнiя и зависящих распоряженiй».

Воспрещенiе печатанiя объявленiй о бандажах и жидкости «Лимфоль». Циркуляр МВД от 12 мая 1909 г. № 387. «22-го минувшаго апрёля в «Правительственном Вёстникё» (№ 87) помёщено было извёстiе от Управленiя главнаго врачебнаго инспектора относительно имёющих характер беззастёнчивой рекламы объявленiй лица, именующаго себя, без всякаго на то основанiя, доктором Райсом и предлагающаго прiобрётать от него, посредством выписки, изобрётенные им бандажи и жидкость «Лимфоль» для леченiя грыж. Принимая во вниманiе, что названное лицо, как это выяснено нашим Императорским Генеральным Консулом в Лондонё, не заслуживает ни малёйшаго довёрiя, МВД, согласно пункту «3, г» дёйствующих «Правил о врачебной цензурё объявленiй и реклам мёстными врачебными Управленiями», признало необходимым воспретить повсемёстное печатанiе в Россiи каких бы то ни было объявленiй, касающихся продаваемых г. Райсом в Лондонё, или его представителями в Россiи бандажей и жидкости «Лимфоль», в какой бы формё таковыя объявленiя не представлялись для просмотра врачебной цензуры. Об изложенном МВД увёдомило губернаторов для свёдёнiя и зависящих распоряженiй».

Но главной мишенью грозных постановлений МС стали собственные врачи, печатавшие рекламу либо своих средств или методов лечения, либо (что было чаще) — средств, продвигаемых фирмами-производителями:

Заочное леченiе д-ром медицины Ш. безсилiя, сифилиса и триппера «по новёйшим способам медицины». Журнал МС 20 ноября 1909 г. № 1171. «Разсмотрёв дёло, МС, во-первых, признавая дёянiя д-ра медицины Ш. грубо нарушающими требованiя врачебной этики и унижающими врачебное званiе, полагает необходимым выразить ему порицанiе, и, во-вторых, за разсылку пилюль неизвёстнаго состава и без особаго на то разрёшенiя МС привлечь его к законной отвётственности».

О разрёшенiи врачу П. напечатать в мёстных газетах объявленiе о практикуемом им антропологическом методё лёченiя. Журнал МС 19 февраля 1908 г. № 164. «Разсмотрёв дёло, МС полагает, что с точки зрёнiя этической объявленiе врача П., явно разсчитанное на довёрчивость наивной и необразованной лечащейся публики, не должно быть допущено к печати и что слёдует указать д-ру П,, что подобный способ зазыванiя больных роняет достоинство врача».

«Офицiально объявленное МС «порицанiе» образу дёйствiй д-ра медицины С. М. Ершова вызвано слёдующими обстоятельствами. До свёдёнiя МС дошло, что д-р Ершов «служит вывёской» для одной фирмы, беззастёнчиво рекламирующей различныя шарлатанскiя, якобы лечебныя средства. Прикрываясь званiем д-ра медицины, г. Ершов позволял себё рекомендовать в рекламах квази-медицинскiя средства для леченiя безсилiя, алкоголизма и т. д. МС, не находя возможности возбудить уголовное преслёдованiе против д-ра Ершова, вынужден был прибёгнуть к нравственному осужденiю его дёйствiй, желая вмёстё с тём обратить вниманiе общества на безполезность безцеремонно расхваливаемых в рекламах панацей чуть ли не против всёх болёзней». (Практический врач.— 1910.— № 4).

До поры до времени медицинские власти ограничивались «порицаниями», не имевшими, разумеется, никакого эффекта. Однако затем стали искать пути более радикального воздействия на ослушников:

«Управленiе главнаго врачебнаго инспектора вырабатывает законопроект о привлеченiи к отвётственности лиц, распространяющих под видом цёлебных средства, хотя и безвредныя, но не имёющiя никакого медицинскаго значенiя. Необходимость подобнаго законопроекта вызывается все болёе усиливающимся распространенiем дорогих патентованных рекламируемых средств». (Практический врач.— 1910.— № 20).

«В виду участившихся в послёднiе годы случаев злоупотребленiй врачами своим званiем для рекламированiя различных «шарлатанскiх» средств в МС поднят вопрос об изысканiи мёр к привлеченiю уличенных в таких поступках врачей к уголовной отвётственности. До сих пор МС вынужден был ограничиваться чисто платоническими выраженiями порицанiя, ни к чему не обязывающими этих врачей. В большинствё случаев врачи, заслужившiе офицiальное порицанiе со стороны высшей медицинской коллегiи, продолжали свою дёятельность в том же направленiи. Нынё среди членов МС возникло предложенiе о привлеченiи всёх таких врачей к судебной отвётственности по ст. 870 Улож. о Наказ. Статья эта влечет за собой лишенiе врача права на врачебную практику впредь до выдержанiя новаго экзамена. Проект этот мотивируется тём, что врачи, прикрывающiеся своим званiем для рекомендацiи завёдомо шарлатанских средств, тём самым вполнё подходят под категорiю врачей, обнаруживших полное невёжество по своей спецiальности. Для остальной разработки вопроса при МС образована особая комиссiя, в занятiях которой примут участiе видные юристы». (Рёчь, 22 мая 1910 г.).

В заключение — пример применения МС вышеупомянутой статьи Уложения о Наказаниях к конкретному, особо наглому врачу. Правда, из-за начавшейся войны так и осталось не известным — утвердил ли Сенат приговор суда?

«В 1909 г. в МС возникло дёло относительно дёятельности врача А. Н. Руднера, который, подписывая разсылаемыя по Россiи рекламы фирмы Эмбрея в Москвё и заочно рекомендуя против разных болёзней электрическiя пояса «Электро-Валидор» цённости от 5 до 200 руб. за штуку, несомнённо, участвовал в самой наглой эксплоатцiи невёжественной публики. Такую дёятельность врач Руднер продолжал и в 1910 г. в конторе того-же Эмбрея в Петербургё, именовавшейся «Ювенатор», а в настоящее время продолжает ту-же дёятельность в конторё дантиста Стольберга, довёреннаго якобы иностранного д-ра Антона Мейера, прiобрёвшаго у того-же американскаго гражданина Эмбрея права на распространенiе в Россiи препарата «Стомоксиген». 3-го февраля 1909 г. МС не только нашел предосудительным участiе врача Руднера в коммерческом предпрiятiи Эмбрея, разсчитанном на беззастёнчивую эксплоатацiю невёжественной лёчащейся публики, чём вызваны были многочисленныя жалобы на наглый обман, но и вообще признал его дёятельность ничего общаго с наукой не имёющей, роняющей званiе врача и противной долгу и присягё. На предёявленное г. Руднеру постановленiе МС он письменно сообщил, что он работает над вопросом об электротерапiи, каковой труд, по собранiи клинических научных данных, будет представлен на суд врачебнаго мiра для выясненiя этической стороны и корректности его дётельности. МС, по его мнёнiю, якобы находится в заблужденiи относительно его участiя в коммерческом предпрiятiи, и, со своей стороны, он полагает, что начальническое давленiе МС здесь неумёстно. Врачебному инспектору г. Руднер заявил, что дёятельность свою в конторё Эмбрея он продолжать будет и, дёйствительно, продолжает ее и до настоящаго времени, хотя и по другой спецiальности (стомоксиген — внутреннее лёкарство). МС, вторично разсмотрёв означенное дёло 1-го iюня 1910 г. и принимая во вниманiе, что, как установлено, врач Руднер лёчил своих больных без предварительнаго изслёдованiя, заочно ставя распознаванiе, и что таким образом он совершал явныя ошибки и обнаружил полное незнанiе основных правил своего искусства, рёшил, что названный врач Руднер должен быть привлечен к отвётственности по 870 ст. Улож. о Наказ. Дёло было направлено к прокурору. 5-го текущаго февраля оно разбиралось в 11-м Отдёленiи Петербургскаго окружнаго Суда. Экспертами по дёлу были вызваны Л. Б. Бертенсон и столичный врачебный инспектор К. М. Сулима. Послё разбора дёла Суд постановил: «Воспретить врачу Руднеру практику, пока он не выдержит новаго испытанiя и не получит свидётельства в надлежащем знанiи своего дёла».

Нельзя не привётствовать этого приговора: он заставит врачей, подобных г. Руднеру, воздержаться от шарлатанских прiемов профессiональной дёятельности. Если бы врачебное сословiе в Россiи было организовано, то г. Руднер давно-бы был исключен из него и не потребовалось-бы столько времени для окончанiя судебнаго процесса, в теченiе котораго дёятельностью г. Руднера причинено было много вреда обманутым больным. Многочисленныя, широковёщательныя и зазывающiя рекламы во многих столичных газетах д-ра Антона Мейера, медико-фармацевтическаго товарищества провизора Венгерова и др. имёют за собой, к сожалёнiю, авторитетное для публики имя врача, подписывающаго шарлатанскiя предложенiя. Санкцiей вышеприведеннаго приговора Суда Сенатом, куда, как мы слышали, намёрен апеллировать защитник г.Руднера, был-бы нанесен позорной и вредной дёятельности подобных ему уродов врачебной семьи рёшительный удар». (Русский врач.— 1914.— № 6).

В целом создается впечатление, что, вопреки внешней внушительности, механизм контроля за содержанием медицинской рекламы был в дореволюционной России явно неэффективным. Ясно, что рекламодатель просто платил полиции за пропуск своих объявлений в печать в обход медицинской цензуры, и последней оставалось выражать свое негодование уже post factum.

Сегодня из системы контроля за прессой как-то выпал существовавший ранее Обллит (советский аналог полицейской цензуры печати); может быть, этим и объясняется изобилие в ряде украинских газет «наглой, зазывающей, шарлатанской, рассчитанной на беззастенчивую эксплуатацию невежественной лечащейся публики» медицинской рекламы. Как же будут с ней бороться? Интересно в этой связи ознакомиться с проектом нового Закона — не предусматривает ли он создание органов медицинской цензуры?

Литература

  1. С. Костив. Съезд: пока продолжение следует//Провизор.— 1999.— № 23.— С. 23.
  2. Н. П. Аржанов. Медицинская реклама: в фокусе борьбы за кошелек пациента//Там же.— 1997.— № 23.— С. 11–12.
  3. Н. Г. Фрейберг. Врачебно-санитарное законодательство в Россiи.— С.-Петербург: Издательство «Практическая Медицина Ф. В. Эттингера, 1913.— 1071 с.




© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика