Логотип журнала "Провизор"








Ф. Беневоленский

И снова «Фармация» в Крыму

Знакомя читателей с перипетиями и злоключениями работы (а точнее — борьбы за свои права и законные интересы) аптечных учреждений в Крыму, описанные Ф. Беневоленским в «Провизоре» № 13’2000, считаем необходимым продолжить начатую тему

Вначале необходимо остановиться на анализе некоторых нормативных актов, принятых за последнее время в Автономной Республике Крым. Решением от 21 июня 2000 года № 1242-2/2000 Верховная Рада Крыма, обращая внимание на «недопустимость попыток скрытой приватизации аптечных учреждений» (естественно, не сочтя нужным пояснить, что при этом понимается под словом «скрытая»), запретила до конца своих полномочий приватизацию, передачу в коммунальную собственность и какие-либо другие структурные изменения аптечных учреждений полуострова. Это, видимо, было продиктовано трогательной заботой депутатов о лекарственном обеспечении населения. Данным решением утвержден также перечень юридических лиц — участников Республиканского производственного объединения «Фармация» со всеми подчиненными структурными подразделениями. В него среди других включены Ялтинское производственное объединение «Фармация», государственные аптеки полуострова (в том числе и аптека № 171 г. Евпатории, о которой речь пойдет ниже). Тем самым столь желаемое руководством РПО «Фармация» и Минздрава Крыма создание «взаимосвязанного объекта лекарственного обеспечения» нормативно зафиксировано. Однако правомерность данного решения, а уж тем более его последующая реализация вызывает большие сомнения. Названные аптеки являются в соответствии с их учредительными документами самостоятельными юридическими лицами, находящимися в сфере управления Минздрава АРК. Согласно ст. 3 Закона Украины «О предприятиях в Украине» предприятия имеют право на добровольных началах объединять свою производственную, коммерческую и иные виды деятельности, если это не противоречит антимонопольному законодательству. Создаваемое объединение действует на основании Устава или договора, который утверждается учредителями и собственниками. То есть для создания добровольного объединения РПО «Фармация» необходимо наличие по меньшей мере двух юридических фактов:

решение государственных предприятий — аптек о вхождении в состав объединения;
согласие собственника — Республики Крым в лице Верховной Рады автономии. Одного лишь согласия собственника (что и было сделано упомянутым решением) для создания объединения недостаточно. Принуждение в какой-либо форме предприятий к вступлению в объединение является нарушением антимонопольного законодательства (статья 6 Закона Украины «Об ограничении монополизма и недопущении недобросовестной конкуренции в предпринимательской деятельности»). К тому же названная статья 3 Закона о предприятиях предполагает создание такой организационно-правовой формы как объединение предприятий, а не объединение объединений. Создание такой громоздкой управленческой структуры общекрымского масштаба не имеет под собой сколь-либо серьезных экономических и правовых оснований.

Государственному предприятию, за которым имущество закреплено на праве полного хозяйственного ведения, гарантируется защита своего права, в том числе и от собственника (статья 48 Закона Украины «О собственности»). Кроме того, любое хозяйственное объединение является субъектом права коллективной собственности (статья 20 Закона Украины «О собственности»), в то время как его участники — государственные предприятия. А учитывая откровенно административно-командный, а не договорной характер объединения, на негосударственное юридическое лицо возлагаются функции управления собственностью, принадлежащей Республике Крым, то есть по существу государственной собственностью. Это ли не «скрытая приватизация», от которой так рьяно открещивались в Верховной Раде автономии?

Еще до принятия названного решения Верховной Рады АРК трудовым коллективом Ялтинского ПО «Фармация» (протокол общего собрания от 11 января 2000 года) было принято решение о выходе из республиканской структуры — «добровольного» объединения «Фармация». О решении трудового коллектива, принятом в соответствии с законом, было проинформировано руководство РПО «Фармация» и Минздрав АРК. Реакция высокого руководства не замедлила сказаться. И 13 апреля 2000 года для проверки выполнения условий контракта руководителем Ялтинского ПО «Фармация» Юрием Панченко направляется суровая комиссия. Не обременяя себя излишними аналитическими выкладками о том, что данный вид проверок не предусмотрен ни Указом Президента Украины от 23 июня 1998 года № 817/98 «О некоторых мерах по дерегулированию предпринимательской деятельности» (которым установлено только два вида проверок — плановые и внеплановые выездные проверки), ни самим контрактом. Кроме того, согласно приказу Минздрава Украины от 24 февраля 2000 года № 36 проведение проверок субъектов предпринимательской деятельности в области здравоохранения осуществляется исключительно по письменному распоряжению министра (заместителя министра) здравоохранения АРК, начальника (заместителя начальника) управлений здравоохранения облгосадминистраций. Как видим, РПО «Фармация» среди названных органов не значится. То есть законность подобной проверки, а уж тем более принятие каких-либо решений по ее результатам вызывают большие сомнения. В результате проверки были выявлены «существеннейшие» нарушения, и уже на следующий день, 14 апреля, приказом республиканского объединения Юрию Панченко объявлен выговор. События разворачивались по заранее утвержденному в высоких коридорах сценарию, 18 апреля за те же самые нарушения Юрий Панченко увольняется с должности директора Ялтинского ПО «Фармация» ввиду систематического нарушения трудовых обязанностей (пункт 3 статьи 40 КзоТ Украины). Стремясь в спешке избавиться от неугодного человека, руководство республиканского объединения оставило без внимания требования действующего законодательства, согласно которому за одно нарушение может быть наложено только одно взыскание. К тому же все выявленные комиссией нарушения (а они были обнаружены исключительно путем поиска пятен на солнце) были оперативно устранены. Но это как комиссию, так и руководство РПО «Фармации» уже не интересовало, вопрос о «виновности» Юрия Панченко был предрешен заранее. В настоящее время дело о восстановлении незаконно уволенного Ю. Панченко на работе в должности директора Ялтинского ПО «Фармация» рассматривается судом, но ввиду волокиты, возникшей по вине ответчика, до настоящего времени решение по делу не вынесено. Результатом излишней централизации аптечной деятельности в Крыму стало неизбежное падение экономических показателей деятельности РПО. Так, прибыль в первом полугодии 2000 года составила 437,4 тыс. грн., в то время как за аналогичный период 1999 года — 1316,6 тыс. грн. Рентабельность — 1,5%, в сравнении с 5,8% в I полугодии 1999 года. Количество убыточных аптек в системе РПО «Фармация» увеличилось с 17 до 30 во I полугодии 2000 года. Все это говорит о необходимости существенных структурных изменений и отказа от пресловутой «единой государственной политики».

Однако приведенные факты не единичны. Еще более суровые карательные санкции были применены к аптеке № 171 г. Евпатории.

В ответ на решение трудового коллектива аптеки о выходе из состава РПО «Фармация», принятое на общем собрании в феврале 2000 года, последовали многочисленные проверки, незаконное отстранение и попытка увольнения заведующей аптекой Татьяны Девятковой. Многочисленные нарушения законодательства, на которых так настаивали проверяющие из республиканского объединения, не получили подтверждения — как прокуратура, так и органы внутренних дел г. Евпатории не обнаружили в аптеке № 171 искомых нарушений по учету, хранению и отпуску наркотических средств и психотропных веществ.

А позднее события приняли и более криминальный оттенок — в аптеке неожиданно случился пожар. Post hoc, ergo propter hoс?

Следующим шагом стало утверждение Минздравом АРК в нарушение статьи 9 Закона о предприятиях без ведома и согласия трудового коллектива аптеки новой редакции устава государственного предприятия аптека № 171. Надо ли говорить, что спущенный сверху новый устав «навечно» закрепил принадлежность аптеки к РПО «Фармация» ? Попытка оспорить незаконное утверждение и регистрацию устава в судебном порядке успеха не имела, после многомесячного судебного разбирательства арбитражный суд АРК в иске аптеки об отмене регистрации устава отказал. Но коллектив аптеки не теряет надежды на справедливость — в настоящее время подана жалоба о проверке решения в порядке надзора.

А ведь аптека № 171 г. Евпатории является достаточно стабильно работающим предприятием. Так, с момента регистрации аптеки как самостоятельного юридического лица (1997 г.) товарооборот увеличился с 162, 5 до 401, 8 тыс. грн. (1999 г.), прибыль с 14, 1 до 33, 0 тыс. грн., средняя зарплата с 129, 6 грн. в 1997 году до 255, 7 грн. в 1999 году и 358, 9 грн. в I квартале 2000 года. За годы самостоятельной хозяйственной деятельности приобретено необходимое оборудование, постоянно проводится работа по снижению торговой наценки. Коллектив аптеки не требует для себя каких-либо льгот и дотаций, а настаивает на создании нормальных условий для спокойной работы.

Однако достаточно вольное обращение с законом во внутрикрымском нормотворчестве этой историей не исчерпывается. Так, постановлением от 27 июня 2000 года № 200 Совета Министров АРК разрешил отпуск спирта этилового без рецепта врача через государственные аптеки РПО «Фармация». Надо ли говорить, что в соответствии с приказом Минздрава Украины от 30 июня 1994 года № 117 спирт этиловый отпускается по рецепту врача и подлежит предметно-количественному учету в аптеках? Еще более глубокая мысль содержится в приказе РПО «Фармация» от 4 июля 2000 года № 61 с пахнущим старыми добрыми временами «социалистической законности» названием — «Об усилении контроля за отпуском спирта этилового», которым руководителям всех государственных аптек приказано закупку спирта осуществлять исключительно с центрального аптечного склада. Видимо, соскучились в республиканском объединении за временами централизованных поставок и перспективного планирования, скорее всего в этом руководителям РПО видится «единая государственная политика лекарственного обеспечения»... Отметим все же, что согласно пункту 1 статьи 6 Закона Украины «Об ограничении монополизма и недопущении недобросовестной конкуренции в предпринимательской деятельности» принуждение хозяйствующих субъектов к принудительному заключению договоров (а именно так необходимо рассматривать данный приказ) является нарушением антимонопольного законодательства.

Изложенные в настоящей статье события еще далеки от логического завершения, а поэтому приведенные факты не должны быть оставлены без внимания соответствующих государственных органов.





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика