Логотип журнала "Провизор"








Н. П. Аржанов

Сумерки богов

г. Харьков

Незаметно летит время. Еще так свежи воспоминания о кризисе 1998 г., пославшем наш фармацевтический рынок в нокдаун, мы все еще продолжаем переживать это шокирующее событие, а вот уже с тех пор миновало два года и пора бы подвести итоги. Кто-то из «шокнутых» кризисом быстро поднялся, кто-то продолжает лежать, накапливая силы к счету «девять», а кто-то уполз за канаты. Обозреватели единогласно констатируют: богатые западные фирмы, привыкшие к тепличным условиям, как оказалось, хуже «держат удар», чем жилистые индийские конкуренты и тем более украинские производители, «подпертые» в своем огороде шестами государственного протекционизма. За редкими исключениями, знаменитые зарубежные производители лекарственных средств либо совсем закрыли свои представительства в Украине, либо, свернув до минимума амбициозные докризисные проекты, штаты представительств и рекламные бюджеты, довольствуются скромным продвижением 1–3 препаратов.

Некоторые из этих великих фирм, «ушибленных» украинским кризисом и вследствие этого пребывающих ныне в «сумеречном состоянии», вышли на рынок Российской империи еще в XIX веке и пережили на нем не один кризис. Надо заметить, что как тактика их поведения здесь в период «бума», так и стиль кризисного менеджмента были различными; анализ этих различий и сейчас представляет определенный интерес. Год назад автор этой заметки попытался рассказать о сравнительно коротком, но весьма плодотворном периоде деятельности на русском рынке швейцарской компании «Хоффманн - Ла Рош» [1]. Рискнув во время революции 1905 г. и не свернув активности, «Рош», если судить по количеству рекламы в специальных изданиях, стал лидером на рынке Империи среди зарубежных производителей еще до начала мировой войны, прервавшей связи с немецкими фирмами-поставщиками, и оставался таковым вплоть до национализации в 1918 г.

Иной была тактика на русском рынке другой известной компании — «Э. Мерк» из Дармштадта. Она раньше «Рош» появилась здесь и дольше удержалась (до конца 20-х гг.), однако время ее максимальной популярности в России - 1890–1905 гг.

Одна из причин этой популярности уже упоминалась в заметке о генериках в предыдущем номере «Провизора», где отмечено, что фирма является «главным удешевителем медикаментов за послёднiя 10–12 лёт для большинства наших земств. Мерк в Дармштадтё — единственный для наших земств источник прiобрётенiя медикаментов дробными количествами и непосредственно от производителя таковых, т. е. без неизбёжной переплаты дрогистам в качествё посредников по куплё-продажё медикаментов». Отметим, что в царской России земства (на современном языке «органы местного самоуправления») могли самостоятельно расходовать часть собранных налогов на закупку медикаментов, в том числе за границей, не встречая никаких препятствий с обменом валюты и т. д. Они, таким образом, должны были решать ту же проблему оптимального выбора ассортимента лекарственных средств и источников поставок, о которой так много говорят сейчас в Украине.

Для Империи, где капитализм только начинал развиваться, эта проблема тоже была новой и необычной. Она обсуждалась на специальных конференциях (съездах), где земцы делились опытом оптимизации закупок. Как только что цитированный фрагмент, так и нижеследующие, взяты из журнала «Русский Фармацевт», где в 1908–1909 гг. были опубликованы материалы такой конференции. Прямые контакты наших покупателей с Мерком начались, как показано ниже, еще в 80-е гг.:

«В Тверской губернiи только в 1889 г., послё удачной выписки губернской земской управой лёкарств прямо от Мерка в 1888 г., уёздныя земства стали примыкать к губернскому. Таким образом начал свое существованiе знаменитый Тверской земскiй аптекарскiй склад, получившiй почетную извёстность во всей земской Россiи».

А вот как некто А. М. Петров объясняет, чем же фирма «Мерк» оказалась привлекательнее других немецких компаний, высокомерно пренебрегавших мелкими заказчиками:

«Припоминаю, как в 1891 г. в отвёт на мой заказ фабрикё Шеринг в Берлинё я получил от нея печатное циркулярное письмо, сообщающее, что фабрика в непосредственныя сношенiя с земствами входить не может, а желающим получить ея товары предлагает обратиться к Феррейну, Эрмансу и др. Однако одна германская фирма не только не пошла по этому пути, но еще шире распахнула двери своей конторы, открыв отдёленiе в самом центрё Россiи и предупредительно разослав земским управам и земским лечебницам готовые бланки заказов, в которых заказчикам оставалось только проставить требуемыя количества против напечатанных наименованiй медикаментов. Автор одной брошюры вычислил, что товары, получаемыя непосредственно из-за границы, обходятся на 30% дешевле, чём от дрогистов. Возможно, что в вычисленiях есть нёкоторая неточность, но несомнённым результатом этих сношенiй с заграничной фирмой было то, что земскiе люди научились обходиться без дорогих посреднических услуг русских дрогистов».

Дрогисты - это оптовики-посредники, среди которых были Феррейн, Эрманс, Келлер, Штоль и Шмидт, а также фирмы с более русскими названиями. Они доминировали на оптовом рынке Империи; позднее некоторые из них открыли и собственное производство в России.

Реклама продукции Мерка не отличалась особой изощренностью, да в этом и не было особой необходимости - в ее пользу работал вечный и самый сильный аргумент - меньшие расходы на закупку.

«Московское губернское земство. Первый опыт по выпискё медикаментов через посредство губернскаго земства объединил в 1896 г. 70 медицинских участков. Медикаменты были выписаны от Э.Мерка в Дармштадтё. Опыт первой выписки был разсмотрён комиссiей, которая нашла, что при новом порядкё прiобрётенiя лекарств в среднем достигается экономiя в 20–24%. Опыт выписки медикаментов от Мерка был повторен и в слёдующем году, когда было выписано лекарств на 22,5 тыс. руб. для 76 медицинских участков. От Мерка, конечно, выписывались не всё медикаменты. Так, от него не выписывались галеновые препараты и порошкованные сырые матерiалы, а также тё, выписка которых обходится дороже прiобрётенiя их в Россiи. Как велики были обороты Московскаго губернскаго земства по объединенной выпискё лекарств, можно судить по отчету 1906 г. В этом году было выписано медикаментов, перевязочных средств и предметов по уходу за больными на 126282 руб. 96 коп., в том числё от Мерка на 46886 руб. 87 коп., от Феррейна на 54108 руб. 48 коп. т.д.

Транспорты земских медикаментов очищались от пошлины не в Москвё, а на границё (Вержболово). Фирма Мерк взимала страховку от боя при слёдованiи по ухабистым проселочным дорогам в размёрё 1% от суммы фактуры.

Из сопоставленiя цён поставщиков московскаго земства видно, что мёстное отдёленiе Мерк продавало медикаменты дешевле фирмы Феррейн на 9%. Мёстное отдёленiе фирмы Мерк, являющееся тём же дрогистом-перепродавцом, как Феррейн и другiе, так же не свободно от неправильностей в расцёнках, хотя и в меньшей степени, чём фирма Феррейн. Но зато на нее почти цёликом падают такiе расходы, как гербовый сбор, экспедиторскiе расходы по доставкё товара на вокзал. Кромё того, самый большой в процентном отношенiи расход на предметы укупорки падает на этого поставщика земства. Но всё эти расходы, вмёстё взятые, все же дёлали закупку медикаментов у него болёе выгодной, чём у фирмы Феррейн.

Докладчик приводит интересную сравнительную таблицу цён на нёкоторыя (11) употребительныя лёкарства по Мерку и Феррейну. По годам разница цён прейс-курантов составляет: для 96 г. 29,5%, для 98 г. - 29,8%, для 1900 г. - 24%, для 1902 г. - 45,3%. Среднее за всё четыре года превышенiе цён прейс-куранта Феррейна над цёнами Мерка 31,7%. Кромё того, по данным Б.П.Салтыкова, накладные расходы на счета Феррейна (посуда, ящики, доставка на вокзал) составляют 9% стоимости, у Мерка же около 2,3% стоимости. Что же касается качества поставленных медикаментов, то, по мнёнiю Салтыкова, Мерк и Феррейн были на должной высотё, и жалоб на плохое качество лёкарств к нему почти не поступало; изслёдованiя же над 38 медикаментами фирмы Мерка, произведенныя по желанiю санитарнаго бюро, показали, что только 2 средства не вполнё удовлетворяли всём требованiям фармакопеи.

Съёзд рёшил продолжать выписку от Мерка лёкарств, дающих выгоду, и организовать выписку остальных лёкарств, перевязочных матерiалов и разных предметов по уходу за больными по возможности из первых рук».

Возможно, эти данные по структуре цен представляют интерес для сегодняшних менеджеров по оптовым закупкам. Для менее искушенного в конкретной экономике читателя акцентируем сильную позицию продукции Мерка в стоматологическом сегменте рынка; ранее [2] мы уже цитировали некоего доктора Дорна (уж не из чеховской ли «Чайки»?): «Просматривая послёднiй отчет фирмы Э.Мерка (E. Merck’s Jahresberichte, XYI Jahrgang, 1902), мы часто встрёчаемся с леченiем зубов, а отдёл «новых средств против зубных болёзней» занимает не болёе, ни менёе как 19 страниц этого отчета».

В следующем фрагменте излагается точка зрения уже не столичного, а одного из провинциальных земств. Здесь выясняется, как и почему Мерк стал требовать предоплату и сразу потерял свою привлекательность для нашего покупателя, неизменно находящегося «в стесненном материальном положении» как в «смутное», так и в любое другое время:

«Саратовское губернское земство. Из-за границы от Мерка получено в 1907 г. медикаментов на сумму 1562 руб. 94 коп. (на 6575 руб. 99 коп. куплено у Келлера). В настоящем 1908 г. организована правильная выписка медикаментов от Мерка и Феррейна.

Саратовскiй уёзд. До 1905 г. болёе цённые медикаменты выписывались от Мерка, а громоздкiе и малоцённые у Келлера. Но так как Мерк стал ставить непремённым условiем немедленную уплату, а земство, находясь в стёсненном матерiальном положенiи, могло прiобрётать медикаменты только в кредит, то в 1906 г. медикаменты могли быть выписаны только от Келлера. С 1908 г. снова возобновляется выписка медикаментов от Мерка через московскаго его представителя.

Камышинскiй уёзд. Часть медикаментов выписывается от Мерка через московскаго его представителя Вальха. Наиболее выгодной и удовлетворительной комбинацiей представляется выписка от Мерка и от Тверскаго склада, но послёднiй при доброкачественности своих медикаментов, хорошей укупоркё и дешевизнё галеновых препаратов не дает кредита на продолжительный срок, без чего земству обойтись очень трудно.

Аткарскiй уёзд. До 1906 г. медикаменты прiобрётались от Мерка. С 1906 г. медикаменты стали выписываться исключительно от фирмы Эрманс. Причины прекращенiя выписки от Мерка - закрытiе им кредита.

Петровскiй уёзд. Медикаменты выписываются от Келлера из Москвы и от Мерка из Дармштадта. От перваго дрогиста выписывается лекарственное сырье, как-то: травы, корни, цвёты, плоды, семена и т.п., и галеновые препараты. От Мерка всё химическiе препараты и алкалоиды. Медикаменты от Мерка отличаются своей чистотой и вёрностью присущаго им фармакологическаго дёйствiя. Келлер дёлает 10% скидки со всей суммы. Мерк скидки не дёлает и все-таки у послёдняго, по словам делегатскаго доклада, тё же препараты, что у Келлера, стоят гораздо дешевле.

Царицынскiй уёзд. До 1905 г. лекарства прiобрётались от Мерка и Эрманса. От Мерка выписывались алкалоиды и другiе химическiе продукты. Заграничная выписка давала до 12% экономiи против цён русских дрогистов. В 1906 г. выписка от Мерка не могла быть произведена, так как фирма в виду смутнаго в Россiи времени потребовала от земства деньги вперед, чего земство сдёлать не могло. Вмёсто Мерка медикаменты были выписаны от «Петербургскаго Товарищества», которое, отпуская в кредит, цёны значительно подняло против обычной цёны оптовых прейс-курантов.

Балашовскiй уёзд. Мёста и условiя выписки медикаментов остались прежними. Каталог медикаментов в общих чертах разсматривается на санитарном Совётё, а затём особою комиссiею, которая направляет всё каталоги на медикаменты к московскому представителю Мерка».

Процедуру рассмотрения вариантов закупки на санитарном Совете покажем на примере захолустного Сапожковского уезда Рязанской губернiи.

«Управа, основываясь на опытё других земств, предлагает произвести выписку медикаментов непосредственно из-за границы, напримёр от фирмы Мерк. Выгодность выписки медикаментов от Мерка подтверждают также врачи П. Ф. Трофимович и Н. С. Мельгунов. Послёднiй приводит справку о самостоятельном опытё заграничной выписки Сапожковскаго земства: выписка от Мерка обошлась ему в 866 руб., тё же медикаменты по расцёнкё Т-ва Феррейн стоили бы 1077 руб. Завёдующiе аптеками: Сараевской — И. М. Тылко и Сапожковской — I. Т. Оболадзе считали выписку от Мерка сопряженной с неудобством обязательной выписки большими количествами, и с тём, что доставка медикаментов из-за границы крайне задерживается. Оболадзе указал, что Мерк не кредитует даже крупныя земскiя предпрiятiя на продолжительные сроки. Тылко рекомендовал из русских фирм Русское Общество, как очень добросовёстнаго поставщика. Гласные Б. Э. Геринг и Н. П. Мясоёдов отвергли заявленiе о крайне медленной доставкё медикаментов от Мерка.

Совёт единогласно отклонил предложенiе о присоединенiи к Рязанской общегубернской выпискё медикаментов и постановил самостоятельную выписку лёкарств, передавая заказы, по возможности, Э. Мерку в Дармштадтё, а остальные медикаменты, покупка которых в Россiи может оказаться выгоднёе, выписывать от русских фирм по усмотрёнiю управы».

Как видно, мнение заведующих аптеками и тогда могло не приниматься во внимание, а отношения между уездными и губернскими земствами были не всегда гладкими. Интересно, что представитель Мерка в России умудрялся поставлять дешевле других оптовиков даже лекарства местного производства.

«Новгородское губернское земство предоставляло уёздным управам право выписывать медикаменты через посредство губернскаго земства от Мерка из-за границы и от русских дрогистов - Штоль и Шмит и Русскаго Общества торговли аптекарскими товарами. Посредничество состояло в том, что губернская управа кредитовала уёздныя земства и уплачивала за них по счетам дрогистов. Благодаря немедленной по полученiи товаров уплатё, дрогисты дёлали скидку в 5%. В 1906 г. фирма Мерка в виду наступившаго в Россiи революцiоннаго времени отказалась отвёчать за цёлость высылаемых ею товаров.

В 1898 г. через Симбирское санитарное бюро выписано лёкарств на 21245 руб. 17 коп. от Мерка, а часть и от русских дрогистов через московскаго комиссiонера Мерка - Вальха, при чем оказалось, что лёкарства русскаго производства выгоднёе прiобрётать через представителя Мерка, чём у русских дрогистов. Заграничная выписка в 1898 г. дала земствам Симбирской губернiи около 21% экономiи, а выписка через Вальха у русских дрогистов 11,6% экономiи (по цёнам прейс-куранта Келлера).

В Калужской губернiи из 14 случаев в 6 выписывают медикаменты через московское отдёленiе Мерка. Нужно отмётить, что популярный в Россiи Мерк в сущности — крупный заграничный дрогист, а не фабрикант в полном смыслё этого слова, так как многих препаратов сам не выдёлывает».

Что касается Украины, то пример Змиевского уезда мы уже приводили в заметке о генериках (Провизор, №17). Следующий фрагмент об открытии «областного аптечного склада» в Полтаве и о том, как «испугавшегося» Мерка поспешил заменить столь же знаменитый Шеринг, от чего наш покупатель «только выиграл»:

«Полтавское губернское земство открыло свой склад в 1900 г. для удовлетворенiя как своих губернских нужд, так и потребностей уёздных земств. Медикаменты и все прочее складом выписывалось главным образом от Мерка через его московское отдёленiе, а также и от Южно-Русскаго общества торговли аптекарскими товарами (в Кiевё) со скидками от 7 до 10% продажной стоимости. Годовое заготовленiе достигало 100–130 тыс. руб.

Елисаветградское земство в Херсонской губернiи. В отчетном году аптекарскому складу земства удалось впервые произвести значительную выписку медикаментов от извёстной, едва ли самой обширной химической фабрики Шеринга в Берлинё, ранёе не соглашавшейся вступать в непосредственныя сношенiя с земскими и городскими учрежденiями. До 1906 г. Елисаветградскiй склад имёл дёло исключительно с фирмою Э.Мерка в Дармштадтё. В 1905 г. Мерк, испугавшись событiй в Россiи, заявил, что может отпускать свои товары только при условiи, если ему будут высылаться деньги вперед при заказах. От замёны фирмы Мерк фирмой Шеринг склад только выиграл, так как большинство медикаментов и притом самых дорогих, изготовляется, как извёстно, фабрикою Шеринга. От Шеринга складом выписано было на 9100 руб.».

Так конкуренты (и среди них «Шеринг», ранее высокомерно пренебрегший земцами) перехватили инициативу, так компания «Мерк» из Дармштадта, проявив излишнюю осторожность, утратила лидерство на русском рынке. Препараты «Мерка» по-прежнему среди наиболее рекламируемых, но теперь фирма уже не первая среди равных, а в лучшем случае входит в пятерку. Она прочно сохраняла эти позиции и в период НЭПа, когда немецкие фармацевтические фирмы снова доминировали на рынке СССР, однако больше в лидеры так и не выходила.

Осторожность превалирует в действиях «Мерка» и сейчас, после новой украинской «революции» [3]:

«Официальное представительство «Мерк КГаА» в Украине было открыто 30 апреля 1998 г. Сейчас в Украине зарегистрировано 17 наименований лекарственных препаратов, выпускаемых компанией. В настоящее время компания пересматривает и расширяет круг дистрибьюторов. Уже достигнута договоренность с 6 фирмами, из которых 5 столичных и 1 региональная. В компании не отказываются от новых контактов и готовы предоставить максимум информации о препаратах компании».

До некогда достигнутого уровня «первого поставщика земств» и даже до НЭПовского, когда к нам ввозились десятки наименований препаратов Мерка, компании еще очень далеко. Готовность к контактам и обещание предоставить максимум информации настраивают в целом на оптимистический лад, однако когда автор, начиная готовить эту заметку, обратился с письмом на ул. Паньковскую с просьбой поделиться материалами о деятельности фирмы на нашем рынке с XIX века до конца 20-х гг. (известно, что в Дармштадте существует музей истории «Мерка» на 700 метров полок с материалами!), ответа за полгода он так и не получил. Пришлось ограничиться скупой, но уважительной фразой из советского историка фармации [4] («Под влиянием Либиха аптекарь Мерк в Дармштадте в 1827 г. заложил основу фабричного производства морфина, наркотина, хинина, эметина, стрихнина и других растительных продуктов»), а также текстом с фирменного сайта в Интернете, куда пробиться проще, чем в украинское представительство.

«Корни фирмы «Мерк» уходят в 17-й век. В 1668 г. Фридрих Якоб Мерк, аптекарь из Швейнфурта и сын судебного пристава Иоганна Мерка (1573–1642), поселился в Дармштадте и приобрел аптеку «Ангел», которая и сейчас находится в собственности семьи.

В 1816 г. Генрих Эммануил Мерк - внук гессенского военного советника Иоганна Генриха Мерка, близкого друга Гете — принял аптеку. Вскоре, благодаря исключительно хорошему для того времени научному образованию, увенчались успехом усилия Эммануила по выделению и определению недавно открытых алкалоидов — класса высокоэффективных веществ растительного происхождения — в аптечной лаборатории. Он начал производство их субстанций «in bulk» в 1827 г. и открыл «Кабинет фармацевтических и химических новинок» для продажи всех алкалоидов, известных в то время. Вслед за широкомасштабным производством алкалоидов Мерком был начат выпуск растительных экстрактов и других веществ стандартизованного высокого качества.

Начав со скромных успехов в аптечной лаборатории, Э.Мерк и его преемники создали химико-фармацевтическую фабрику, которая производила — в дополнение к сырью для аптечной переработки — множество чистых химикатов, а с 1900 г.— также готовые медикаменты. В каталоге 1860 г. значилось более 800 индивидуальных продуктов; к рубежу веков это количество выросло почти до 10000. С начала деятельности фирмы ее ведущими мотивами были не только разнообразие продуктов, но и особая степень чистоты при их приготовлении.

Когда Эммануил Мерк умер в 1854 г., управление аптекой и фабрикой перешло к его сыновьям Карлу, Георгу и Вильгельму, а позднее — к их потомкам. Компания росла постепенно, с 50 работников в 1855 г. до примерно 1000 — в 1900 г. В 1888 г. на рынок поступили «Гарантированно чистые реактивы Мерка» с этикеткой «pro analysi»; первый специальный прайс-лист фотореактивов Мерка появился в 1899 г., а в 1904 г.— на готовые лекарства. В это время фирма имела много зарубежных представительств и крупные филиалы в Лондоне, Нью Йорке и Москве».

Читатель уже мог убедиться выше, что помимо «крупных филиалов», компания имела в Империи множество официальных представителей, которых знали по именам. Спросим себя - помним ли мы, кто возглавляет украинское представительство «Мерка» сегодня?

Сумерки сгущаются, однако не будем забывать сугубой относительности этого явления: ведь боги зарубежной фармацевтической промышленности отнюдь не бедствуют на своем Олимпе, а всего лишь закрываются облаком от нас, не желая нисходить в грязные, неприветливые уголки Земли, где не получишь прибыли, но зато неизменно нарвешься на неприятности. Ведь у «Мерка» есть в Украине и другие проблемы - помимо сбыта лекарств и поиска персонала для представительства [5]:

«Немецкое предприятие химической промышленности «Мерк», что вблизи Дармштадта, выплатило по 10 тысяч марок 13 бывшим украинским принудительным работницам. В годы второй мировой войны на предприятии «Мерк» работало более 200 украинских граждан. Предприятие готово немедленно выплатить компенсацию остальным своим бывшим работникам, если они заявят о себе. Адвокат Петер-Йохан Краузе, разыскавший 13 работниц, предложил фирме «Мерк» не судиться, а заключить полюбовное соглашение и заплатить каждому бывшему принудительному работнику сразу по 10 тысяч марок. Фирма согласилась, однако предупредила: компенсации следует передавать только «из рук в руки», минуя государственные структуры.

И пока П. Й. Краузе возит в Украину чемодан с наличностью, рискуя быть наказанным за это, и просит откликнуться всех, кто работал в годы войны на химическом предприятии «Мерк» в Дармштадте. Они смогут получить свои 10 тысяч марок».

Как видите, «Мерк» вовсе не обеднел; он только хорошо познакомился с нашими «государственными структурами». Кстати, упомянутая сумма, вероятно, традиционно считается у немцев достаточной для полного удовлетворения потребностей нашего человека - автору помнится эпизод из какого-то фильма военных лет (кажется, «Секретарь райкома»), где разыскиваемый оккупационными властями главный герой читает расклеенное по городу объявление о его розыске: «Десять тысяч марок, дом и корову обещает германское командование тому, кто сообщит о местонахождении известного бандита такого-то». Почему бы «Мерку» и сегодня не прибегнуть к такому способу розыска?

Сумерки сгущаются, но будем помнить, что на самом деле они сгущаются для нас. А в них так легко потеряться.

Литература

  1. Н. П. Аржанов. Русский проект «Рош» // Провизор.— 1999.— №10.— С.16–19.
  2. Н. П. Аржанов. Перекись водорода: контрасты судьбы // Там же.— 2000.— №11.— С.12-15.
  3. В. Матвеева. «Мерк» из Германии в Украине // Аптека.— 2000.— №5.— С.6.
  4. И. И. Левинштейн. История фармации и организация аптечного дела.— М.— Л.: Медгиз, 1939.— 223 с.
  5. В. Писанская // Голос України.— 2000.— №154.— С.5.




© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика