Логотип журнала "Провизор"








Н. П. Аржанов

Фальсификация лекарственных средств — истинная и мнимая. Подделка ex tempore — реликт кустарной эпохи.

г. Харьков

Начало в № 15'2000

Конечно, подпольные предприятия для массовой фальсификации лекарственных средств (ЛС), описанные в первой части статьи, возникли в России начала XX века не на пустом месте. Их появление было логическим развитием мелкой «кустарной» подделки, издавна практиковавшейся в аптеках, в товарное капиталистическое производство. Провизоры, застигнутые полицией на подпольной фабрике Хаитов в Одессе, занимались привычным занятием уже не как кустари, а в качестве наемных работников цеха; это, безусловно, способствовало повышению производительности труда. Концентрация производства фальсификатов, концентрация капитала — все это признаки того, что эволюция фармации двинулась по классическому пути, отойдя, наконец, от архаических форм.

Аптечная фальсификация ЛС, впрочем, продолжала существовать параллельно с производственной, довольствуясь традиционной нормой прибыли. Ограниченная по объему продукции, она располагала в то же время одним неоценимым преимуществом перед фабриками — короткий маршрут движения рецептурного товара и малый срок хранения делали фальсификат аптечного производства практически неуязвимым для проверяющих инстанций, тогда как его фабричный собрат с многоступенчатой системой распределения рисковал значительно больше. А если экстемпоральная подделка не оказывала ожидаемого терапевтического эффекта, то всегда можно было сослаться на то, что человек не машина и реагирует на лекарства по-разному, что даже и сейчас медицина иногда оказывается бессильной, и т. д.

Поэтому если факты аптечной фальсификации и становились достоянием общественности, то главным образом вследствие неурядиц в самой корпоративной среде фармацевтов, обличавших друг друга в прессе либо доносивших в инстанции. Поскольку социальная напряженность в описываемый период продолжала нарастать, в таких обличениях и доносах недостатка не было:

«Никогда еще страницы печати не пестрёли таким обилiем фактов, характеризующих разнузданность аптекарскаго торгашества. «Не обманешь — не продашь» — эта заповёдь барышника стала и символом вёры русскаго аптекаря. Близкiй конец «золотого вёка» монопольной аптеки разжигает аппетиты предпринимателей до чрезвычайности. Аптекаря освобождаются от всяких предразсудков и дёйствуют откровенно» (Жизнь Фармацевта, 1910, № 14–15).

«Рёдкая аптека избёгает замёны одного вещества другим, болёе дешевым, хотя и подобным; употребленiя суррогатов или, что бывает не менёе часто, злостной фальсификацiи, извращающей самый состав рецепта. В послёднее время на поверхность общественной жизни прорвался цёлый ряд закононарушенiй со стороны частных аптекарей» (Жизнь Фармацевта, 1911, № 11–12).

Фраза «Редкая аптека избегает фальсификации» — не художественная гипербола, как знаменитая гоголевская птица, вот так же не справившаяся с перелетом через Днепр, а издавна привычная реальность. Это подтверждает советский историк фармации, успевший поработать в частной аптеке и знавший ее не понаслышке (И. И. Левинштейн. История фармации и организация аптечного дела.— М.—Л.: Медгиз, 1939.— 223 с.):

«Одна рецептура вместе с так называемой «ручной продажей» могла бы вполне обеспечить аптекарю безбедное житье. Но частная торговля имеет свою внутреннюю логику, и аптеки становятся местом самой отчаянной фальсификации. Для характеристики этих нравов аптеки воспользуемся «Записками фармацевта», написанными в конце 70-х гг. прошлого столетия.

«В то время,— рассказывает автор,— сернокислый хинин вздорожал (цена 30 г с 2 руб. 60 коп. дошла до 6 руб.) и аптеки стали заменять его цинхонином. Мятные капли вместо фармакопейной прописи готовились так: фунт спирта 70° и редко 80° настаивают на крапиве или на чем-нибудь другом (лишь бы цвет настоя вышел зеленым), затем смешивают его с половиной унции худшего германского эфирного масла перечной мяты. Выходит часть масла на 24 части спирта, вместо законной части на 7 частей.

Спуск Фармакопея предписывает делать из миндального масла и воска; приготовляется же он в аптеках всегда из простого свиного сала. Бобковая мазь: берут простое свиное сало, разными средствами придают ему зернистый вид, с помощью куркумы и индиго окрашивают его в превосходный зеленый цвет, а несколько капель розмаринного и лавандового масла придают этой смеси характерный запах лавровых ягод. Летучая мазь должна бы приготовляться из равных частей прованского масла и нашатырного спирта, а приготовляется из деревянного и обыкновенно прогорклого, с сильным запахом, потому что нашатырный спирт заглушит, конечно, всякий запах, каков бы он ни был. В силу этой способности «заглушать» в аптеках совершается масса злоупотреблений.

В одной из петербургских аптек по рецептам, прописывающим какие-либо общеупотребительные медикаменты в смеси с некоторыми сильнодействующими, последние систематически совершенно опускаются, и публике отпускаются одни чистые препараты; делается это в видах экономии времени, так как чистые препараты (хинин, салицилка и т.п.) всегда имеются в аптеке в готовом виде и в достаточном количестве; рецепт же нужно еще изготовить».

Среди аптечных фальсификаций первенство по массовости в начале века удерживало, безусловно, использование метилового спирта вместо этанола. Эта потенциально опасная для жизни пациентов подделка удостоилась (в виде исключения) даже специального циркуляра Медицинского Совета:

«Цёлый ряд уголовно-наказуемых дёянiй отдёльных аптекарей дёлается предметом вниманiя Медицинскаго Совёта. Послёдним издан циркуляр о необходимости бдительнаго надзора в виду ряда случаев приготовленiя лекарств на метиловом, а не на винном спиртё» (Жизнь Фармацевта, 1910, № 14–15).

Скучный циркуляр приводить не будем; лучше еще раз процитируем И. И. Левинштейна, разъясняющего причину популярности метанола в фармации:

«В журнале «Химик и фармацевт» мы находим ряд статей, посвященных вопросу о массовом отравлении метиловым спиртом. Оказалось, что причиной отравлений служили лекарственные препараты, изготовленные на метиловом спирте вместо этилового (последний стоит 18 рублей ведро, а метиловый — 3 рубля). Такие препараты, как киндербальзам, эфирно-валериановые и гофманские капли, приготовлялись в аптеках и в галеновых лабораториях на метиловом спирте. Между уличенными в этой преступной фальсификации оказались и магистры фармации. Ни высокое звание, ни торжественное университетское обещание не спасают от преступлений в погоне за прибылью».

Следующий фрагмент кратко иллюстрирует на примере того же метанола типичную схему раскрытия фальсификации (донос на хозяина и последующие действия чиновников), а также типичный перечень прегрешений, обычно обнаруживаемых при «комплексных проверках» аптек:

«Аптекарскiй помощник Ширенгер, явившись в С.-Петербургское столичное врачебное управленiе, сдёлал заявленiе, что в Каменноостровской аптекё магистра фармацiи Вакса спиртовые препараты приготовляются на древесном спиртё и, кромё того, совершаются другiя злоупотребленiя и нарушенiя. Немедленно по распоряженiю столичнаго врачебнаго инспектора были командированы для экстренной ревизiи один из химиков-фармацевтов управленiя и участковый врач, которые обнаружили отпуск из аптеки сильнодёйствующих веществ без соблюденiя установленных правил, испорченные матерiалы (малина, корень одуванчика и др. с червями). Спиртные препараты (iодная настойка, жидкiй и густой оподельдок) были взяты для изслёдованiя, которое подтвердило правильность заявленiя Ширенгера.

В настоящее время закончилась ревизiя аптек по Петербургской губернiи губернским врачебным инспектором. Результаты ревизiи оказались не в пользу аптек; многiя из них найдены в плохом видё, а в нёкоторых обнаружен незаконный отпуск сильнодёйствующих веществ, в одной из данных аптек, напримёр, найдена масса фальсификацiй и недозволенных к отпуску медикаментов. Всё эти медикаменты опечатаны и взяты для изслёдованiя, при чем оказалось, что сильнодёйствующiя вещества, как, напримёр, антипирин, фенацетин и др. в облатках содержат почти двойное количество вещества. Можно судить о количествё фальсифицированных медикаментов, если губернское врачебное управленiе потребовало от аптекаря за изслёдованiе около 700 руб. Аптекарь привлекается к уголовной отвётственности» (Жизнь Фармацевта, 1911, № 11–12).

Еще более благодатным полем деятельности для проверяющих были аптекарские магазины. Дело в том, что, ввиду наличия бюрократических ограничений на количество аптек, эту нишу явочным порядком заполняли аптекарские магазины, которым формально были запрещены многие виды деятельности, монопольно отданные «нормальным» аптекам — изготовление экстемпоральной рецептуры, продажа «сложных» лекарств, сильнодействующих средств. Фактически же магазины, конечно, все это делали, за что регулярно подвергались «стрижке» и репрессиям, инициированным владельцами аптек. Так их продукция, даже вполне добротная, автоматически причислялась к фальсификатам за нелегальность производства или продажи. Что касается истинных фальсификатов, то они, конечно, тоже имели место быть в аптекарских магазинах столь же часто, как и в аптеках:

«Подпольный характер всей дёятельности аптекарскаго магазина создает предпосылки для самых разнообразных злоупотребленiй — от продажи самоварной мази как средства от экземы, от комбинированiя и упрощеннаго изготовленiя химически сложных лекарств (напримёр, мигренин приготовляется механическим смёшенiем антипирина и кофеина) до замёны дорогого iодистаго калiя дешевым бромистым калiем. Даже ревизiи не в состоянiи обнаружить всёх злоупотребленiй, так как само изготовленiе лекарств совершается не открыто в магазинё, а гдё-то на задворках, представляющих собою в полном смыслё тайны мадридскаго двора. Знахарство, фальсификацiя и всевозможные виды злоупотребленiй свили себё в аптекарских магазинах прочное гнёздо, все это поставлено на такую широкую ногу, что многiе магазины располагают для этой цёли надлежаще оборудованными лабораторiями для массоваго отпуска и перепродажи менёе предпрiимчивым собратьям.

Разнузданность этих дёльцов так велика, что отдёльные случаи попадают даже в поле зрёнiя медицинскаго начальства. За послёднее время врачебными отдёленiями возбужден цёлый ряд преслёдованiй против «магазинеров» за приготовленiе лекарств, за широкiй сбыт фальсифицированных медикаментов, за самую поддёлку послёдних и за оборудованiе тайных лабораторiй. Приведем отдёльныя сообщенiя из печати послёдняго времени:

«В связи с преслёдованiями в Москвё владёльцев аптекарских магазинов за продажу без разрёшенiя сложных фармацевтических препаратов и сильнодёйствующих средств был привлечен к отвётственности владёлец аптекарскаго магазина Быков. Мировой судья оштрафовал г. Быкова на 25 руб. Отвётчик перенес дёло в съёзд, гдё оно слушалось на днях. Съёзд приговор мирового судьи утвердил».

«Внезапной ревизiей аптекарскаго магазина Шафрана в Яранскё обнаружена тайная лабораторiя для изготовленiя и продажи недозволенных средств».

«Уёздный исправник с городовым врачем произвели внезапную ревизiю аптекарскаго магазина М. Г. Берлянда. Ревизiя продолжалась нёсколько часов кряду, и в финалё конфисковано значительное количество аптекарских товаров и сильнодёйствующих средств, запрещенных к продажё в аптекарских магазинах. Отобранные товары будут отосланы для анализа в одну из химических лабораторiй».

«В минском окружном судё разсматривалось дёло по обвиненiю содержателя аптекарскаго склада Гольдберга в незаконной торговлё сильнодёйствующими веществами и в изготовленiи нёкоторых медикаментов на денатурированном спиртё. Как свидётелями, так и экспертом, помощником врачебнаго инспектора Г. И. Омельченко, было установлено на судё, что аптечный склад Гольдберга мог отпускать врачам сильнодёйствующiя вещества не иначе, как по их записям в особой на то книгё, которой при производствё ревизiи в складё совершенно не оказалось. Лекарства изготовлялись на денатурированном спиртё с примёсью древеснаго спирта, который, по заключенiю экспертизы, безусловно вреден для здоровья. Кромё того, выяснилось на судебном слёдствiи, что Гольдберг уже привлекался к отвётственности за изготовленiе лекарств вопреки Врачебному Уставу. Окружный суд оштрафовал Гольдберга на 25 руб.»

«В Москвё открыта фабрика чудес Я. Венгерова и конфисковано 24 ящика средств от беременности, от секретных болёзней, от полового безсилiя и проч., кромё того мышьяк, стрихнин и другiя яды. Все это он продавал в принадлежащем ему аптечном складё и снабжал «вёрнёйшими средствами» провинцiю, усиленно их рекламируя. Как сообщает «Петербургскiй Листок», «к числу «вёрнёйших» средств в его каталогё значится и средство 606. Пребывая за границей, «темный дёлец» нашел, как сообщают, «изобрётателя», который, не остановившись ни перед чём, дал Венгерову пропись на приготовленiе средства 606. Что это за средство — очень не трудно себё представить. Но, играя на слабой струнё десятков тысяч больных ужасной болёзнью обывателей, жаждущих исцёленiя, «темные дёльцы», как г. Венгеров, не останавливаются в цёлях наживы не только перед изобрётенiем шарлатанских средств, но и перед продажей их по очень высокой цёнё страдающим этой болёзнью обывателям» (Жизнь Фармацевта, 1910, № 17–18).

Вышеприведенный фрагмент принадлежит, конечно, перу врага аптекарских магазинов. Конкуренты дрогистов, «нормальные» аптекари, регулярно организовывали «наезды» властей на магазины, торгующие более успешно ввиду меньших накладных расходов. Впрочем, на примере Одессы видно, что магазинеры не оставались в долгу:

«В цёлях борьбы с незакономёрными дёйствiями одесских дрогистов временный одесскiй генерал-губернатор и градоначальник генерал-маiор Толмачев издал постановленiе, в силу котораго нарушенiя существующих правил аптекарскаго промысла караются штрафом до 3000 руб. или же трехмёсячным тюремным заключенiем. Недавно согласно этому постановленiю был оштрафован владёлец аптекарскаго магазина Габнер на 300 руб. за торговлю искусственными минеральными водами под ярлыками натуральных. Владёлец аптекарскаго магазина на Куяльницком лиманё В. Л. Пискорскiй (он же владёлец крупнёйшей аптеки в Одессё) за нарушенiе правил торговли аптекарскими товарами оштрафован на 100 руб., магазин же его закрыт на все время военнаго положенiя. Такому же взысканiю подвергнута владёлица аптекарскаго магазина Роза Вайнер (также на Куяльницком лиманё) за незаконный отпуск ядовитых веществ и лёкарств по рецептам.

Затём были оштрафованы: владёлец аптекарской лавки на Пересыпи Пинкус Бекельман за незаконное приготовленiе лёкарств по рецептам врачей на 200 руб. с замёной арестом при полицiи на четыре недёли; владёлец аптекарскаго магазина на 7-й станцiи парового трамвая аптекарскiй ученик Леон Плевинскiй за продажу лёкарственных веществ не надлежащаго качества и вёса подвергнут штрафу в 150 руб. или аресту при полицiи на три недёли, а также с него взыскивается 45 руб. за изслёдованiе врачебным управленiем лёкарственных веществ, и наконец владёлец аптекарскаго магазина в д. № 75 по Приморской улицё Мордка Лейдерман за приготовленiе и отпуск лёкарств по рецептам врачей подвергнут штрафу в 150 руб. или аресту при полицiи на три недёли, а также с него взыскивается 30 руб. за изслёдованiе врачебным управленiем лёкарств» (Русскiй Фармацeвт, 1908, № 8).

«Административное преслёдованiе за незаконную торговлю одесских дрогистов все продолжается. Генерал Толмачев оштрафовал владёльцев аптекарских магазинов братьев Ю. и В. Антоновичей за отпуск лёкарств по рецептам врачей на 200 руб. и 30 руб. за изслёдованiе, а дрогиста провизора Ш. Гершенцвита на 50 руб. и 75 руб. за изслёдованiе.

Система шпiонажа и доносительства, так усердно культивируемая генералом Толмачевым среди одесских обывателей, в совершенствё воспринята привилегированными аптекарями и их не привилегированными конкурентами-дрогистами. Пользуясь пристрастiем генерала Толмачева к борьбё административными мёрами с общественными язвами, мёстные аптекаря довели до его свёдёнiя о незаконных дёйствiях аптекарских магазинов, отпускающих вопреки закону лёкарства, и других их прегрешенiях против народнаго здравiя. В результатё этого доноса — разслёдованiя сыскной полицiи и штрафы, а также закрытiе нёкоторых складов. Не долго, однако, торжествовали побёдители. Тём же путем магазинщики, в не меньшей мёрё озабоченные охраненiем народнаго здравiя, ознакомили генерал-губернатора с фальсификацiей, практикующейся в аптеках. Для обнаруженiя этого зла генерал Толмачев создал комиссiю из представителей аптекарей (г. Красносельскаго), магазинщиков (г. Лейбензона) и городского врача. Комиссiя эта посётила нёсколько аптек, успёла конфисковать довольно много фальсификатов и «подозрительных» медикаментов. Особенно удачной по своим результатам была ревизiя комиссiей аптеки Зайдемана на Пушкинской улицё» (Русскiй Фармацевт, 1908, № 11).

Эти фрагменты, как и примеры из первой части статьи, подтверждают — по части истинной фальсификации ЛС аптекарские магазины и «нормальные» аптеки не уступали друг другу. Вывески различались, но, как говорил поэт: «знатная леди и Джуди О’Грэди во всем остальном — равны».

Впрочем, не страдая аристократизмом аптек, магазины промышляли также скупкой и реализацией краденого товара:

«За покупку завёдомо краденых аптекарских товаров из арендуемой М. М. Быковым аптеки содержатель аптекарскаго магазина в Баку Лагiев приговорен судом к заключенiю в тюрьму на 5 мёсяцев».

«В теченiе послёдних дней чинами кiевскаго сыскного отдёленiя, в связи с раскрытiем систематических краж товаров в главном складё Южно-русскаго общества торговли аптекарскими товарами, произведены обыски в аптекарских магазинах. В присутствiи представителя «ЮРОТАТ» были произведены обыски в магазинах Х. Кишиневскаго (Фундуклеевская ул., № 52), Ш. Гринберга (Безаковская ул., № 27), Б. Берлянта (Дмитрiевская ул., № 19) и В. Берлянта (Марiинская-Благовёщенская ул.). Во всёх магазинах, за исключенiем магазина Гринберга, обнаружены разные аптекарскiе товары, прiобрётенiе которых вызывает сомнёнiе. Товары конфискованы» (Жизнь Фармацевта, 1910, № 17–18).

Что ж, Гринберг на этот раз вывернулся, ловко схимичив с накладными, а неудачникам остается клясть судьбу. Но не застрахованы от «наездов» по наводке конкурентов были даже представительства знаменитых зарубежных фармацевтических фирм:

«От С.-Петербургскаго Столичнаго Врачебнаго Управленiя. В декабрё мёсяцё минувшаго 1904 г. чинами медицинскаго и таможеннаго вёдомств в виду дошедших слухов о провозё в Россiю недозволенных медицинских препаратов фирмы «Парк, Дэвис и Ко» был произведен осмотр склада названной фирмы, помёщающагося по Замятину пер., в д. № 4, причем дёйствительно были обнаружены нёсколько медицинских препаратов, разрёшенiя на ввоз которых не было испрошено. Постановленiем таможни было опредёлено: сверх конфискацiи задержанных товаров взыскать с представителя названной фирмы Д. А. Руфмана на основанiи ст. 1047 Уст. Тамож. пеню в размёрё 91 руб. 30 коп.» (Фармацевтическiй Журнал, 1905, № 33).

Однако вернемся к фальсификации ЛС. Начало новому витку фабрикации подделок положила мировая война, резко сократившая импорт вообще и, в частности, полностью прервавшая его из Германии, откуда ввозилось подавляющее большинство ЛС. Возник дефицит, взлетели цены, и вот результат:

«Многiе врачи обратили вниманiе врачебнаго управленiя на то, что нёкоторыми содержателями аптек, вслёдствiе истощенiя привозных аптекарских средств или полнаго прекращенiя их подвоза, практикуется фальсификацiя многих средств, причем фальсификаторы обыкновенно замёняют отсутствующiе у них вещества дешевыми безвредными, но вмёстё с тём и безполезными средствами» (Жизнь Фармацевта, 1915, № 6).

«Усиленiе фальсификацiи медикаментов. Истощенiе запасов медикаментов и бёшеный рост цён не замедлились сказаться: на рынках появились фальсификаты, которые, благодаря внёшнему сходству с настоящими медикаментами, легко находят себё покупателей, в особенности если учесть их дешевизну. Даже нёкоторыя одесскiя крупныя фирмы не избёгли ловушки. На-днях одна из крупных фирм, закупив солидную партiю медикаментов, лишь потом убёдилась в том, что закуплены ею не медикаменты, а фальсификаты. Анализом распространяемых теперь фальсификатов установлено, напримёр, что iод заключает в себё марганец, висмут — мёл, кодеин смёшивают наполовину с квасцами и бурой, iодистый калiй заключает в себё бромистый калiй и т. д. С появленiем на рынкё этих фальсификатов сразу прекратилась лихорадка в области купли-продажи медикаментов и роста цён на послёднiе. Вмёсто прежней лихорадочности замёчается крайняя осторожность и рыночный спрос на медикаменты сразу понизился» (Жизнь Фармацевта, 1914, № 9).

Интересен вопрос об анализе («исследовании») фальсификатов, неоднократно упоминающемся в приведенных фрагментах. Дело в том, что государственных контрольно-аналитических лабораторий в сегодняшнем понимании тогда не существовало, и проверками состава занимались сами аптеки (для себя — при получении товара, для врачебных управлений — по требованию чиновников); в перечень обязательных функций «нормальной» аптеки входили даже анализы воды, пищевых продуктов и т. д.

До аккредитации в то время еще не додумались, и анализом ЛС мог заниматься любой химик. За рубежом существовали даже такие оригинальные аналитические лаборатории, как, например, работающая по заказу редакции журнала:

«Издаваемый в Лондонё «British Medical Journal» уже нёсколько лёт пользуется услугами одного извёстнаго химика для разоблаченiя различных тайных средств. Всякое новое средство, появляющееся на рынкё, подвергается анализу, результаты котораго печатаются затём в журналё. При этом редакцiя практикует очень цёлесообразный прiем: для каждаго средства вычисляется его дёйствительная стоимость, которая затём и сопоставляется с его продажной цёной. Разница, конечно, получается громадная. В особенности эффектны такiя сопоставленiя для различных «питательных» препаратов, которые зачастую представляют собою простую смёсь самых обычных веществ. Продажная цёна такой смёси оказывается обыкновенно раз в 50–100 выше ея дёйствительной стоимости. Такой способ доказательства, конечно, очень убёдителен для обывателя. В iюлё прошлаго года редакцiя выпустила книгу, гдё собраны всё произведенные за послёднiе годы анализы тайных средств. Книга имёла чрезвычайный успёх: в теченiе одного мёсяца она выдержала три изданiя и разошлась в количествё 30 тысяч экземпляров. При этом обнаружилось одно крайне любопытное обстоятельство. Цёлый ряд газет и журналов отказались печатать объявленiя об упомянутой книгё, боясь, очевидно, потерять своих щедрых клiентов среди фабрикантов тайных средств» (Врачебная газета, 1910, № 28).

Можно предположить, что популярное изложение состава и структуры цены многих ЛС, запущенных недавно в производство сразу многими нашими предприятиями и подаваемых ими как «новейшие», тоже имело бы чрезвычайный успех у обывателя. Только вот что-то пока не находится журнала, который рискнул бы заняться этим перспективным проектом. Наша осторожная фармацевтическая периодика предпочитает перепечатывать скандальные новости из Интернета — оно как-то безопаснее. В начале века пресса, надо признать, была посмелее, а публикации — поинтереснее...

Не пишут сейчас и о фальсификации в аптеках, хотя и по другой причине — по-видимому, эта разновидность подделок окончательно исчезает, как вымирающий реликт, вместе с кустарным производством ЛС ex tempore. По-другому видятся сегодня обществом непростые проблемы, связанные с открытым, легальным копированием оригинальных препаратов. А ведь сто лет назад многие врачи смотрели на генерики, как на низкопробные подделки. Их аргументы будут изложены в третьей, заключительной части статьи о фальсификации ЛС.

продолжение № 17'2000





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика