Логотип журнала "Провизор"








Л. В. Львова,
канд. биол. наук

Обратная сторона медали

Медикаментозное лечение какого-либо заболевания порой приводит к развитию лекарственного повреждения печени, которое, по некоторым данным, составляет 3–9% побочных лекарственных реакций. Число лекарственных средств, в том числе и растительного происхождения, способных спровоцировать лекарственную болезнь печени, неумолимо приближается к тысяче…

Промежуточная станция

Печень можно сравнить с большой промежуточной станцией между общим и портальным кругом кровообращения. К ней по «основной магистрали» — воротной вене, омывающей всасывающую поверхность кишечника, поступает большая часть крови (около 70%). Остальная часть крови поступает через «вспомогательную магистраль» — печеночную артерию. Вполне естественно, что практически все вещества, всасывающиеся в кишечнике, проходят через печень. И здесь, на этой «промежуточной станции», поступившие с кровью соединения претерпевают различные превращения, необходимые для поддержания постоянства внутренней среды организма и для «обезвреживания» различных веществ — и своих, и чужих.

Ни для кого не секрет, что всасывание веществ из кишечника происходит периодически. Из-за этого в портальном круге кровообращения концентрации некоторых соединений (глюкозы, аминокислот и др.) могут изменяться, и даже значительно. Но при нормальном функционировании печени уровень этих веществ в общем круге кровообращения практически не изменяется.

Чужеродные вещества — ксенобиотики — в печени преобразуются в менее токсичные, а иногда и совершенно безвредные вещества. Это происходит путем восстановления, метилирования, ацетилирования и образования соединений с какими-либо иными веществам. К примеру, обезвреживание нитробензола происходит благодаря его восстановлению до парааминофенола. Перед выделением с мочой витамин РР (амид никотиновой кислоты) метилируется и превращается в N-метилникотинамид, а различные сульфаниламидные препараты в печени подвергаются ацетилированию.

Далеко не последнюю роль в окислении, восстановлении и гидролизе чужеродных соединений играют микросомальные ферменты. Именно так называют ферменты, локализованные в замкнутых везикулах — микросомах, которые образуются из мембран эндоплазматической сети и рибосом при гомогенизации тканей. В микросомах работают ферментные системы, способные использовать молекулярный кислород с «пластическими» целями. Проще говоря, для окисления специфических органических соединений. Существует два пути микросомального окисления. Один из них — когда «за дело берутся» диоксигеназы. В этом случае в молекулу органического соединения включаются оба атома молекулы кислорода: А + О2 ® АО2.

Во втором случае монооксигеназы или, как их еще называют, гидроксилазы, присоединяют к органической молекуле лишь один из двух атомов кислорода. Второй же атом кислорода при помощи поставщика атомов водорода — никотинамидадениндинуклеотида фосфата (НАДФ · Н2), реже никотинамидадениндинуклеотид (НАД · Н2) восстанавливается до воды: RН + О2 + НАДФ · Н2 ® RОН + Н2О + НАДФ+.

Микросомальная цепь ферментов, осуществляющих гидроксилирование, состоит из флавопротеина, адренодоксина и цитохрома Р-450. Вначале электроны НАДФ · Н2 переносятся на флавопротеин, затем они передаются на адренодоксин, который переносит электроны на окисленную форму цитохрома Р-450. После чего восстановленная форма цитохрома Р-450 активирует кислород. Роль микросомального окисления чрезвычайно важна для жизнедеятельности организма. С его помощью происходит окисление эндогенных соединений — стероидных гормонов, холестерина и ненасыщенных жирных кислот. Велико его значение в метаболизме лекарственных средств и некоторых токсичных соединений. Словом, микросомальному окислению могут подвергаться и эндогенные, и экзогенные соединения, удовлетворяющие одному-единственному требованию,— они должны быть неполярными. В процессе гидроксилирования эти соединения становятся более полярными. А это означает, что улучшается их растворимость в воде, и в конечном итоге облегчается выведение их метаболитов из организма. Правда, иногда в результате монооксигеназного окисления из совершенно безобидного для организма вещества образуется токсин. Яркий пример — превращение безвредного бензпирена в весьма токсичный оксибензпирен, обладающий канцерогенными свойствами.

На сегодняшний день известно более 7000 веществ, способных окисляться при помощи монооксигеназной цепи. Вполне естественно, что любая поломка механизма микросомального окисления, впрочем, как и любого другого, может привести к довольно неприятным последствиям, в том числе и к лекарственным поражениям печени.

Нормально функционирующая печень в течение суток вырабатывает около 600 мл желчи. В ее состав входят электролиты, желчные кислоты, холестерин, билирубин, связанный с глюкороновой кислотой, ионы металлов и цитокины. Желчеобразование происходит в три этапа. Сначала гепатоциты захватывают из крови компоненты желчи, в частности желчные кислоты. В гепатоцитах осуществляются превращения захваченных и синтез новых веществ, в том числе и щелочной фосфатазы. С помощью специальных АТФ-зависимых транспортных белков компоненты желчи (желчные кислоты, их соли, глутатион и бикарбонаты) перемещаются внутри гепатоцитов и затем выделяются в просветы канальцев. Оттуда желчь через вставочные канальцы Геринга и желчные протоки поступает в общий желчный проток. За счет секретируемых эпителием протоков воды и бикарбонатов формируется окончательный состав желчи, который по внепеченочному желчному протоку и поступает в двенадцатиперстную кишку.

Трудно переоценить значение печени в обмене углеводов и липидов. Здесь происходит утилизация и образование глюкозы, синтез триглицеридов и окисление жирных кислот, распад и синтез фосфолипидов, образование холестерина и предшественников плазменных b-липопротеинов.

Помимо глицерина и жирных кислот, которые входят в состав нейтральных жиров, для синтеза фосфолипидов необходимы неорганические фосфаты и азотистые основания. В частности, для синтеза фосфатидилхолина нужен холин. При недостаточном образовании (или недостаточном поступлении) холина в печень синтез фосфолипидов из компонентов нейтрального жира становится невозможным (либо резко снижается), и нейтральный жир откладывается в печени. Так начинается жировая инфильтрация печени, которая впоследствии может перейти в жировую дистрофию. Другими словами, для синтеза фосфолипидов необходим холин или, в крайнем случае, соединения, которые могут быть донорами метильных групп при образовании холина (к примеру, метионин). Кстати, такие соединения часто называют липотропными веществами.

Печень играет важную роль в судьбе аминокислот, поступивших в организм с пищей, поскольку именно здесь аминокислоты претерпевают разнообразные метаморфозы. Часть аминокислот используются для синтеза специфических азотсодержащих соединений — пуриновых и пиримидиновых нуклеотидов, креатина, мочевой кислоты и т. д. Часть аминокислот подвергается распаду с образованием продуктов конечного белкового обмена — СО2, Н2О, NН3, а некоторое количество аминокислот служит строительным материалом для синтеза тканевых белков, ферментов, гормонов и антител. В частности, гепатоциты синтезируют 75–90% a-глобулинов, половину b-глобулинов и абсолютно все альбумины плазмы крови. Патологический процесс в гепатоцитах приводит порой к резкому снижению синтеза альбуминов. Уровень альбуминов в плазме падает, онкотическое давление крови снижается, развиваются отеки, а затем и асцит. К примеру, при циррозах печени с явлениями асцита содержание альбуминов в плазме крови на 20% ниже, чем при циррозах без асцита. Печень отвечает за синтез заменимых аминокислот из a-кетокислот и аммиака и перераспределение азота в результате трансаминирования, т. е. обратимого переноса аминогруппы (NН2) от аминокислоты на a-кетокислоту. Именно эти процессы играют чрезвычайно важную роль в поддержании оптимального для организма аминокислотного баланса.

Причем два фермента, катализирующие реакции трансаминирования,— аланинтрансаминаза (АлАТ) и аспартаттрансаминаза (АсАТ) в клинической практике используются в качестве индикаторов патологических изменений печени. Связано это с тем, что в плазме крови здоровых людей активность этих трансаминаз в тысячи раз ниже, чем в печени. При некоторых заболеваниях происходит деструкция гепатоцитов. Трансаминазы «покидают» очаг поражения и поступают в кровь. Уровень АлАТ и АсАТ в плазме повышается, что и служит сигналом о неполадках в печени.

В общем, состояние нашего организма во многом зависит от нормального функционирования печени. Порой ее патологические изменения, в том числе и связанные с приемом лекарств, могут привести к весьма драматическим последствиям.

Поражающие печень

Почему прием одних и тех же лекарственных препаратов вызывает лекарственное повреждение печени всего у 3–9% пациентов, однозначно ответить трудно. Известно только, что токсический эффект львиной доли лекарств во многом зависит от генетически обусловленной индивидуальной восприимчивости пациентов. Немалую роль играет возраст больного. В частности, салицилаты и вальпроевая кислота представляют большую опасность для молодых, а галотан, изониазид и ацетаминофен — для пожилых людей. Нитрофурантоин, галотан и сулиндак чаще вызывают повреждение печени у женщин, а комбинации амоксицилина с клавулоновой кислотой — у мужчин. В группу риска входят больные с сопутствующими заболеваниями. К примеру, при ожирении особую угрозу представляет галотан, при сахарном диабете — метотрексат и никотиновая кислота, при почечной недостаточности — тетрациклин и аллопуринал, а при ревматоидном артрите и волчанке — ацетилсалициловая кислота. Большое значение имеет способ и режим приема лекарств. Зачастую именно внутривенное введение тетрациклина может стать причиной поражения печени. Точно так же, как по сравнению с интермиттирующей терапией непрерывное употребление метотрексата увеличивает вероятность возникновения хронического поражения печени. Любопытно, что и пациенты, страдающие какими-либо заболеваниями печени, и пациенты, не имеющие нарушений функций печени, имеют совершенно одинаковые шансы приобрести лекарственное повреждение печени.

Гепатотоксичность некоторых медикаментов изменяется в зависимости от времени суток и времени года. К примеру, токсичность фенобарбитала и оксафенамида гораздо выше зимой в утренние часы. Летом же гепатотоксичность этих препаратов минимальна. Гепатотоксичность тетрациклина максимально проявляется осенью и зимой.

Американские специалисты сегодня предлагают, по крайней мере, три варианта возникновения лекарственного поражения печени.

Развитие лекарственной аллергии (или гиперчувствительности) индуцируют антигенные комплексы, образуемые при связывании лекарственных препаратов и гаптенов. Они (эти комплексы) активируют Т-лимфоциты и таким образом запускают иммунную реакцию, вызывающую повреждение печени. Латентный период лекарственной аллергии обычно длится 1–5 недель. Затем появляются признаки, характерные для большинства аллергических заболеваний: лихорадка, высыпания, эозинофилия,— которые довольно быстро идут на убыль после прекращения приема лекарства. Такую реакцию нередко вызывает прием сулиндака, галотана, карбамазепина, вальпроевой кислоты.

Развитие метаболической идиосинкразии обычно инициируют не сами лекарства, а их метаболиты, вызывающие появление некроза. Причиной повреждения гепатоцита или смерти клетки может стать повреждение либо разрушение клеточных мембран. К этому же может привести и ковалентное связывание метаболитов с макромолекулами печени, вызывающее ухудшение обмена кальция, дисфункцию энергетических станций клеток — митохондрий и т. п. Метаболическая идиосинкразия имеет длинный латентный период, который порой тянется не один месяц. Вызвать ее могут такие препараты как диклофенак, изониазид, кетоконазол.

И, наконец, третий смешанный тип лекарственного повреждения печени. Длительность его латентного периода меняется в широких пределах. Ему присущи проявления, свойственные и лекарственной аллергии, и метаболической идиосинкразии, а вызывать такое повреждение печени может, к примеру, фенилбутазон.

Гепатотоксичность многих лекарственных препаратов (ацетаминофен, изониазид, кокаин, метотрексат*, галастозамин) усиливается при одновременном приеме алкоголя. Кстати, особую опасность для алкоголиков представляет ацетаминофен: его применение даже в рекомендуемых дозах может привести к весьма серьезным повреждениям печени.

По современным представлениям, практически все повреждения печени, обусловленные идиосинкразией, инициируют те или иные наследственные дефекты обмена веществ. В частности, существует генетическая предрасположенность к гепатотоксичности галотана и к холестазу, вызванному противозачаточными стероидными средствами (но это пока предварительные данные).

Итак, лекарственное повреждение печени, обусловленное идиосинкразией, прежде всего определяется индивидуальными, наследственно обусловленными особенностями пациента и не зависит от дозы и длительности приема медикаментов. Но в то же время есть целая группа медикаментов, которые могут оказывать гепатотоксическое действие на пациентов, не страдающих идиосинкразией. Причем степень гепатотоксичности возрастает по мере увеличения дозы и продолжительности приема препаратов. Проявления токсического эффекта в подобных случаях могут быть самые разные. К примеру, парацетамол и галотан оказывают на гепатоциты токсическое действие, приводящее в конечном итоге к их некрозу, а сульфаниламиды и хинин способны спровоцировать нарушения на всех этапах билирубинового обмена.

Существует множество вариантов лекарственного повреждения печени — от изменения активности ферментов до фульминантного гепатита и цирроза. Диагностировать такие заболевания трудно, поскольку все они не имеют каких-либо специфических признаков, указывающих на лекарственную этиологию. Более того, иногда одно и тоже лекарство может вызвать различные заболевания.

Некоторые специалисты считают весьма полезным подразделять острые гепатоцеллюлярные повреждения на цитотоксическое (гепатоцеллюлярный некроз), холестатическое и смешанное повреждение, имеющее компоненты и гепатоцеллюлярного некроза, и холестаза.

Гепатоцеллюлярный некроз очень часто «маскируется» под острый вирусный гепатит с существенно повышенным уровнем двух аминотрансфераз — АлАТ и АсАТ. Причиной заболевания может стать прием изониазида, галотана, диклофенака. К счастью, эта болезнь возникает довольно редко: примерно у каждого сотого пациента. Ей больше подвержены пожилые люди. Молодых она щадит. По всей вероятности, развитие гепатоцеллюлярного некроза связано с превращением лекарственного препарата (при непосредственном участии цитохрома Р-450) в некий токсический метаболит.

Прием больших (больше 10–15 г) доз ацетаминофена может привести к развитию фульминантной печеночной недостаточности, поскольку печень не в состоянии обезвредить огромное количество токсических метаболитов препарата. В пользу такого предположения свидетельствует появление центролобулярного некроза именно на том участке печени, где метаболизируется ацетаминофен. Классическое поражение развивается в три стадии. Через несколько часов после приема лекарства появляются острые желудочно-кишечные симптомы. Через 24–48 часов эти симптомы стихают, и начинает развиваться вторая скрытая стадия поражения, а еще через несколько дней заболевание переходит в заключительную стадию — развивается печеночная желтуха, зачастую сопровождаемая почечной недостаточностью и токсическим повреждением других органов. Примерно у 15% больных заболевание заканчивается летальным исходом.

Некоторые препараты (к примеру, фенобарбитал) увеличивают гепатотоксичность ацетаминофена. Порог гепатотоксичности ацетаминофена значительно снижен у хронических алкоголиков. Это объясняется тем, что алкоголь активирует цитохром Р-450, участвующий в синтезе токсического метаболита, и исчерпывает глутатион, который связывает токсический метаболит и тем самым обезвреживает его. Так что хронический алкоголик имеет шанс приобрести повреждение печени даже при приеме малых (от 2,5 до 3 г) доз ацетаминофена.

Лекарственное повреждение печени может проявиться в виде холестаза. В зависимости от формы заболевания мишенью действия препаратов могут стать либо транспортные системы мембран клеток печени, либо эпителий желчных протоков. Но в любом случае увеличивается поступление различных компонентов желчи в кровь (а следовательно, и в ткани) и одновременно уменьшается (или вообще прекращается) поступление желчи в просвет двенадцатиперстной кишки и других отделов кишечника. При таком «перераспределении» в печени скапливается избыток желчи, что вызывает повреждение гепатоцитов и канальцев, и в конечном итоге приводит к некрозу гепатоцитов и развитию печеночно-клеточной недостаточности. Из-за дефицита желчи в просвете кишечника при длительно существующем холестазе нередко возникает недостаточность жирорастворимых витаминов — А, D и E, имеющая весьма неприятные последствия. Заболевание сопровождается значительными нарушениями липидного обмена (в плазме крови возрастает содержание свободного холестерина и фосфолипидов) и активацией процессов перекисного окисления липидов. Белоксинтетическая функция печени при этом снижается. В то же время активируется синтез мембранных форм щелочной фосфатазы de novo и ее уровень в плазме возрастает в 3-5 раз. Под действием избыточного количества солей желчных кислот из клеточных мембран гепатоцитов высвобождается g-глутамилтранспептидаза, а ее содержание в плазме увеличивается в 3–5 раз.

Причиной заболевания могут стать многие лекарства, в том числе производные фенотиазина, некоторые антимикробные препараты, нестероидные противовоспалительные средства, анаболические стероиды и пероральные гипогликемические препараты. По мнению американских ученых, острый холестаз чаще возникает у мужчин, чем у женщин. Дети, вероятнее всего, этому заболеванию не подвержены. Примерно в 30–60% случаев болезнь усугубляется аллергией.

Немало лекарств могут вызвать развитие стеатоза (жировой инфильтрации) печени. Существует, по крайней мере, три формы проявления этого заболевания.

Макровезикулярный стеатоз очень напоминает алкогольный гепатит. Для него характерно замещение ядра внутриплазменным липидным шаром. Вызвать такие изменения способны метотрексат, кортикостероиды, нифедипин и т. п.

Микровезикулярный стеатоз очень напоминает жировую дистрофию при беременности, когда в цитоплазме появляется множество мелких капель жира. Его причиной могут стать вальпроевая кислота, тетрациклин и пироксикам.

И, наконец, некоторые лекарства (к примеру, амиодарон) могут вызывать формирование телец Мэлори и тем самым создавать картину, весьма сходную с алкогольной болезнью печени.

Целый ряд медикаментов обладает способностью инактивировать фосфолипазы гепатоцитов, что ведет к нарушению липидного обмена, точнее говоря, к накоплению фосфолипидов. В результате изменяется внешний вид лизосом, а цитоплазма приобретает специфическую пенистую структуру.

И, наконец, некоторые лекарства могут стимулировать развитие в печени новообразований. В частности, мягкотканные аденомы печени практически не встречались до введения в практику оральных противозачаточных стероидов. Примерно в трети таких случаев наблюдается распад опухоли с весьма печальными клиническими последствиями. Правда, если прекратить прием противозачаточных средств, то может произойти и регрессия опухоли.

Защищающие печень

На сегодняшний день существует целый ряд гепатотропных лекарственных средств. Все они, независимо от механизма действия, повышают функциональную способность гепатоцитов. При лечении заболеваний печени используются препараты, терапевтический эффект которых связан с влиянием на иммунную систему. Это иммунодепрессанты (глюкокортикоиды и цитостатики) и иммуномодуляторы (главным образом, препараты тимуса).

Действие кортикоидов многогранно. Они тормозят созревание иммунокомпетентных лимфоцитов и увеличивают активность Т-супрессоров, подавляют выработку антител к специфическому печеночному липопротеину и защищают клетку от повреждающего действия продуктов взаимодействия антиген-антитело — гистамина, серотонина и т. п. Помимо этого глюкокортикоиды обладают способностью стабилизировать клеточные мембраны и замедлять образование и секрецию ферментов, повреждающих клетки. Они также стимулируют синтез альбуминов в гепатоцитах, снижают содержание внутриклеточной воды и замедляют разрастание соединительной ткани.

Иногда наряду с глюкокортикоидами, к примеру преднизолоном, применяются цитостатики. Чаще всего азатиоприн, который подавляет клон активно «размножающихся» иммунокомпетентных клеток и одновременно способствует элиминации пораженных клеток.

Иммуномодуляторы, в частности тималин и тимоген, применяются для нормализации иммунологических реакций. Стимулируя Т-супрессоры, они снижают выработку антител и цитокинов, что в конечном итоге приводит к затиханию воспалительного процесса.

Основную группу препаратов составляют гепатопротекторы. Их еще называют мембранопротекторами. Эти препараты различаются и по своему происхождению, и по механизму действия. Но все они так или иначе защищают клетки печени от действия гепатотоксических факторов: способствуя устранению повреждения гепатоцитов, гепатопротекторы восстанавливают их детоксицирующую и синтетическую функции. Такой эффект достигается разными путями. Одни гепатопротекторы, обладая антиоксидантной активностью, тормозят перекисное окисление липидов. Другие — связывают токсины и переводят их в менее токсичные или неактивные формы, третьи являются антигипоксантами, а четвертые стимулируют синтез нуклеотидов.

По данным опроса Информационного центра агентства «Ремедиум», наибольшую популярность среди потребителей завоевал препарат «Эссенциале». Действующим веществом эссенциале являются эссенциальные фосфолипиды. Это диглицерид эфир холинофосфорной кислоты, полученный из экстракта бобов сои, в комбинации с ненасыщенными жирными кислотами — линолевой (70%), олеиновой и линоленовой.

Терапевтическое действие эссенциале в первую очередь связывают со способностью фосфолипидов встраиваться в мембраны гепатоцитов и восстанавливать их нормальное функционирование. Помимо фосфолипидов в состав эссенциале входят ненасыщенные жирные кислоты и различные витамины — пиридоксин, цианокобаламин, никотинамид, натрия пантотенат, тиамин, рибофлавин и токоферол. Все эти витамины играют важную роль в обменных процессах. Пиридоксин является непременным участником реакций трасаминирования и декарбоксилирования (т. е. отщепления СО2 от карбоксильной группы аминокислот с образованием биогенных аминов). Цианокобаламин играет роль кофермента в реакциях двух типов. В реакциях трансметилирования (в частности, реакциях синтеза метионина и ацетата) он выступает в качестве промежуточного переносчика метильной группы. В реакциях изомеризации он участвует в переносе водорода. Никотинамид входит в состав НАД и НАДФ, которые в процессе биологического окисления играют роль переносчиков электронов и протонов между окисляемым субстратом и флавиновыми ферментами. Пантотеновая кислота является составной частью коэнзима А. Тиамин является коферментом по крайней мере четырех ферментных систем, участвующих в обмене веществ. Рибофлавин входит в состав ферментов-флавопротеинов, катализирующих окисление. А токоферол, являясь жирорастворимым антиоксидантом, предохраняет от окисления полиненасыщенные жирные кислоты. Кроме того, токоферол влияет на обмен селена — интегральной части глутатионпероксидазы, защищающей мембраны от разрушительного действия пероксидных радикалов, и стимулирует обмен липидов и холестерина.

Мнения специалистов по поводу назначения эссенциале расходятся. С одной стороны, есть данные, что эссенциальные фосфолипиды не уменьшают воспалительный процесс, а холестаз даже усиливают. С другой стороны в контролируемых исследованиях удалось доказать высокую эффективность препарата при диффузных активных заболеваниях печени. Но первоначальные рекомендации о крайне длительном применении эссенциале сейчас считаются недостаточно обоснованными. Максимального терапевтического эффекта можно достичь, назначая препарат курсами по 3–4 недели.

При лечении заболеваний печени используются препараты, влияющие на универсальный патогенетический фактор мембранной патологии — перекисное окисление липидов.

В частности, в гепатологии нашли применение витамины-антиоксиданты и поливитаминные препараты с повышенным содержанием витаминов А, С и токоферола. Витамин А влияет на проницаемость клеточных мембран и биосинтез мембранных гликопротеинов, а также участвует в окислительно-восстановительных реакциях. По всей видимости, окислительно-восстановительные реакции не обходятся и без витамина С. Этот витамин необходим при окислительном распаде тирозина и гемоглобина. Не исключено, что он участвует в гидроксилировании пролина и лизина и в синтезе кортикостероидов. Совместное действие такого «тройственного союза» проявляется в нейтрализации продуктов перекисного окисления мембранных липидов и тем самым оказывает благотворное влияние на функционирование гепатоцитов. Сходный механизм действия имеют лекарственные препараты, содержащие флавоноиды.

Силибинин (легалон, карсил, дарсил, силибор) — полусинтетическое производное флавоноидов растительного происхождения — при воздействии гепатотоксического вещества защищает мембраны печеночных клеток и препятствует их разрушению. Об этом свидетельствуют электронно-микроскопические исследования. К тому же он активирует обменные процессы и тем самым стимулирует деление клеток печени. Инициируя образование рибосомной РНК, силибинин увеличивает биосинтез белков, необходимых для репарационных процессов. Он взаимодействует со свободными радикалами и превращает их в менее опасные соединения, прерывает процесс перекисного окисления липидов и стабилизирует мембраны гепатоцитов. Препараты силибинина быстро всасываются, 80% практически в неизмененном виде выводится с желчью, а небольшая часть (всего 5%) выделяется с мочой.

Цианиданол-3 (катерген) тоже является полусинтетическим производным флавоноидов растительного происхождения. Гепатопротекторный эффект катергена обусловлен его способностью связывать свободные радикалы, выделяемые многими гепатотоксическими веществами. Препарат оказывает мембраностабилизирующее действие и уменьшает проницаемость мембран по отношению к низкомолекулярным водорастворимым соединениям. Катерген повышает уровень АТФ в тканях печени, а следовательно, облегчает протекание биохимических реакций, требующих больших энергетических затрат. В то же время он снижает активность трансаминаз. Всасывается препарат быстро, а через 9–11 часов начинается его выведение из организма. За сутки почки выделяют 70–88% лекарства. Причем в моче идентифицировано 11 метаболитов катергена в виде конъюгатов с глюкуроновой и серной кислотами.

Гепатопротекторной активностью обладает и адеметионин-1,4-бутандисульфонат (гептрал, S-адеметионин) — биологическое вещество, входящее в состав тканей и жидких сред организма и участвующее в реакциях трансметилирования. Обладая мощной химической активностью, препарат включается в организме в биохимические процессы и одновременно стимулирует выработку эндогенного адеметионина. Помимо гепатопротекторного эффекта гептрал оказывает еще антиоксидантное, детоксикационное, регенерирующее и антифиброзирующее действие.

В последнее время к гепатопротекторам стали причислять урсодезоксихолевую кислоту. Механизм ее действия не совсем понятен. Известно только, что урсодезоксихолевая кислота абсорбируется в прямой кишке и при систематическом приеме внутрь, включаясь в энтерогепатическую циркуляцию, нормализует желчеобразовательную и выделительную функции печени.

Любопытно, что порой препараты, применяемые при поражениях печени, в том числе и лекарственных, сами вызывают ряд побочных эффектов. К примеру, при холестазе рифампицин (рифадин, рифарен) акивирует микросомальные ферменты печени, но в то же время он может вызывать тошноту, рвоту, головную боль и т. д.

Изучение новых способов лечения острых и хронических поражений печени продолжается. Исследуется влияние комбинированного введения модуляторов активности монооксигеназ и желчегонных средств на функцию печени и эффективность воздействия совместного применения индукторов гепатопротекторов и индукторов микросомальных ферментов при остром токсическом гепатите и холестазе, предложен принципиально новый эффективный способ лечения патологии печени путем сочетания ферментов с антиоксидантами и мембраностабилизирующими препаратами.

Но медикаментозные методы — не единственный способ лечения различных поражений печени. Калифорнийские специалисты, к примеру, считают весьма перспективным направлением лечения использование изолированных гепатоцитов. В 1999 году в Лондоне на ежегодной конференции «Drug Delivery Industry: Exploiting Commercial Opportunities» они сообщили, что микроинкапсулированные в полимерные липосомы гепатоциты уменьшают тяжесть хронических поражений печени у крыс.

Литература

  1. Березов Т. Т., Коровкин Б. Ф. Биологическая химия.— М.: Медицина, 1990.— С. 542.
  2. Клиническая фармакология и фармакотерапия http://www.dsmu.donetsk.ua/library/book/
  3. Патогенетическая терапия http://projects.karelia.ru/diagnostika/gastro/razdel12/razdel12_1_6_1_1_1_2.htm
  4. Гепатопротекторы — эссенциальные фосфолипиды http://projects.karelia.ru/diagnostika/gastro/razdel14/razdel14_2_3.htm
  5. Гепатотропные средства — общие положения, механизмы действия http://projects.karelia.ru/diagnostika/gastro/razdel14/razdel14_6_1.htm
  6. Григорьев П. Я., Яковенко Э. П. Внутрипеченочный холестаз при болезнях печени: от диагноза до лечения // Лечащий врач.
  7. Скакун М. П. Основні здобутки наукової школи тернопільских гепатологів // Фармакологічний вісник.— 1997.— № 4.— С. 60–63.




© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика