Логотип журнала "Провизор"








Н. П. Аржанов

Фальсификация лекарственных средств — истинная и мнимая. Подпольные фабрики и дилерские сети.

г. Харьков

В последнее время руководители фармацевтической отрасли усиленно стараются привлечь внимание общественности к якобы захлестывающему аптеки Украины валу фальсифицированных лекарственных средств (ЛС). Из выступления в выступление кочуют неизвестно откуда взятые устрашающие цифры (до 15% фальсификатов в общем обороте ЛС!), хотя перечень конкретных фактов весьма скуден. И если присмотреться к этим примерам внимательнее, то окажется, что среди них значительную часть составляют не истинные подделки, а вполне добротные продукты «теневого» производства и оборота, вытесненные из легальной сферы ее непомерной зарегулированностью и накладными расходами на легализацию. Неспроста в интервью с представителями розницы то и дело мелькает (тоже «контрабандой») мысль о том, что аптекам, хоть они и рискуют больше других участников «теневого» цикла, реализация такого товара в общем-то выгодна.

Дешевизна — вот главная причина бессмертия истинных и мнимых фальсификатов всех времен и народов. Если методы их производства и распределения зависели от конкретной исторической обстановки, то в ассортимент неизменно входили наиболее модные и дорогие на то время препараты. Начало XX века на фармацевтическом рынке России имело немало общих черт с современностью: резкое увеличение числа ввозимых ЛС и промоушн-активности импортеров, весьма широкое толкование понятия «фальсификат» (ниже станет ясно, что врачи считали подделкой легальные аналоги оригинальных препаратов, сейчас называемые генериками), существование неистощимой на ограничительные циркуляры контрольно-разрешительной системы и др. С другой стороны, были и существенные отличия: большой процент в обороте экстемпоральных ЛС и, следовательно, возможность их фальсификации в самой аптеке; несмотря на фундаментальную «нормативную базу», штат контрольно-разрешительной системы был невелик и не имел возможности «комплексно проверять» своих подопечных так часто, как сейчас. Поэтому пострадавшие от фальсификации производители (или их представители в России) предпочитали заниматься расследованием сами, привлекая сыскную полицию, а не медицинских чиновников. Им и принадлежали почти все разоблачения, в ряде случаев приводившие к громким судебным процессам.

Рассмотрим на конкретных примерах особенности фальсификации ЛС в начале века, имея в виду сравнить ее с сегодняшним положением в Украине и оценить перспективы его развития в будущем. Начнем с крупномасштабной (промышленной) истинной фальсификации ЛС, когда за дорогое действующее вещество выдается какое-то другое (дешевое), и усилия производителя фальсификата направлены в основном на то, чтобы обеспечить идентичность упаковки.

При подборе иллюстративного материала к текстовым фрагментам выяснилось, что реклама многих объектов фальсификации уже публиковалась в нашей серии; это косвенно подтверждает их популярность на рынке. Поэтому ниже мы постарались показать рекламу еще не встречавшихся у нас препаратов.

Примеры первой пары различны по размаху, но одинаковы по сути. Много общего у них и в уголовно-процессуальном аспекте — активное участие импортеров в расследовании, длительное судопроизводство и... мягкие наказания фальсификаторам, вынесенные почти одновременно.

«В Петербургё, как сообщают «Вёдомости Петербургскаго Градоначальства» от 21 марта 1907 г., в нёкоторых аптекарских магазинах и аптеках появились в продажё поддёльные кокаин и кодеин. Оба препарата укупоркой совершенно походят на тё, что выпускаются фирмой Э. Мерк, но один из них вмёсто кокаина оказался антифебрином, а другой вмёсто кодеина — бромистым калiем. Поддёлкой занимались нёкiй дворянин Боровик и крестьян Пилюшин, сбывавшiе их затём в аптекарскiе магазины (главным образом на Большой Болотной улицё). Стоимость поддёлок, разумёется, во много раз ниже тёх препаратов, за которые онё сбывались».

«Дворянин Боровик и крестьянин Пилюшин открыли способ обогащенiя, по простотё и удобству прямо генiальный. Они обратили свое вниманiе на два чрезвычайно ходкiе и весьма дорогiе препараты фирмы Э. Мерк в Дармштадтё — кодеин и кокаин — и занялись фабрикацiей по способу, не требующему никаких особых приспособленій, помёщенiй, машин и аппаратов. Фабрикацiя состояла в том, что они прiобрётали бромистый калiй и антифебрин и продавали первый под ярлыками «кодеин Мерка», а второй — «кокаин Мерка». Выгоды от этих операцiй не подлежат никакому сомнёнiю: килограмм кодеина стоит около 200 рублей, килограмм кокаина — приблизительно столько же или нёсколько дороже, тогда как средняя цёна бромистаго калiя 1 руб. 20 коп., а антифебрина — 1 руб. 40 коп. за килограмм.

Обнаружено дёло было совершенно случайно еще в 1907 г.: управляющiй Аничковской аптекой, провизор Бува, прiобрёл в аптекарском магазинё Лукевича (по Большой Болотной улицё, № 8) «кодеин», который по изслёдованiю оказался бромистым калiем. Так как «кодеин» был под ярлыком фирмы Мерк в Дармштадтё, то об этом было сообщено завёдующему СПб. отдёленiем фирмы г. Галласу. Послёднiй распорядился прiобрёсть у Лукевича еще нёсколько баночек препаратов Мерка, в том числё и кокаина, под ярлыками котораго оказался антифебрин. Послё этого полицейским обыском у Лукевича было обнаружено значительное количество того же товара под ярлыками и печатями фирмы Мерк. Внёшняя упаковка и ярлыки были безукоризненны и товар сбывался довольно легко.

Дальнёйшим слёдствiем обнаружилось, что товар сбывался в аптеки при посредствё аптекарских складов Лейниха, Стратунскаго, Архипова и др. Во всёх этих складах обысками были обнаружены большiе запасы препаратов поддёльной фирмы Мерк. Слёдствiем установлено, что Пилюшин не раз уже судился за поддёлки при продажё различных, в том числё и аптекарских, товаров. Долго ли производились операцiи с «кодеином» и «кокаином» — слёдствiем не выяснено.

26 сентября 1910 г. дёло разбиралось с участiем присяжных засёдателей в С.-Петербургском Окружном Судё, приговорившем: дворянина Боровика к 6 мёсяцам, а крестьянина Пилюшина к 3 мёсяцам тюремнаго заключенiя.

Роль аптекарских складов, в которых были найдены запасы фальсифицированных препаратов, осталась невыясненной» (Зубоврачебный Мiр, 1910, № 18).

Характерно, что ни оптовые посредники (склады), ни розница (аптеки), на которых сегодня склонны «вешать собак» при выявлении фальсификатов, в 1910 г. не пострадали. Лишь задним числом правительство об этом задумалось, но дальше предварительного обсуждения так и не успело продвинуться до самой революции.

«Медицинским Совётом образована, под предсёдательством тайнаго совётника Я. А. Плющевскаго-Плющика, особая комиссiя для предварительнаго обсужденiя вопроса об отвётственности содержателей аптекарских магазинов и управляющих аптек за продажу поддёльных фармацевтических препаратов» (Практическiй Врач, 1910, № 38).

В первом примере сеть сбыта была локальной, и выявить производителей оказалось сравнительно легко. Во втором примере, который даже сегодня впечатляет своим размахом, география «оперативно-розыскных мероприятий» охватила всю Европейскую Россию и Сибирь.

«23-го сентября 1908 г. в Одессё сыскной полицiей накрыта огромная «фабрика» по поддёлкё заграничных и отечественных патентованных средств, парфюмерiи и проч., снабжавшая своими издёлiями аптеки и аптекарскiе магазины Имперiи.

Возникло это дёло слёдующим образом. В Петербургё нёсколько времени тому назад представителями нёкоторых заграничных фирм было замёчено, что в аптекарских магазинах столицы продаются ловко поддёланные медикаменты их довёрителей. Не разглашая дёла, они заявили о мошенничествё в полицiю. Послёдняя установила слежку за указанными магазинами и таким образом ей удалось выяснить распространителей поддёлок. 1-го августа был задержан один из продавцов фальсификатов с нёсколькими ящиками товара. Ящики были вскрыты и в них обнаружено большое количество поддёльных патентованных средств, в том числё «Сиролин» фирмы Гофман-Ла Рош, «Карпатскiй чай» фирмы Мерве и ксероформ. Товар оказался прибывшим из Одессы, в виду чего столичная сыскная полицiя снеслась с одесской. Послё долгих секретных розысков чинам одесской сыскной полицiи удалось накрыть фабрику, склады и всю организацiю поддёлывателей и распространителей.

Было установлено, что одним из видных перепродавцов поддёльных медикаментов является провизор И.Доброминскiй. За ним стали слёдить и замётили, что он посёщает часто дом № 8 на Мясоёдовской улицё. 23-го сентября туда неожиданно нагрянула полицiя и в одной из квартир обнаружила фабрику, которая в момент прибытiя полицiи была в полном ходу. В квартирё полицiя застала провизоров Доброминскаго, Зюселева и Каминера за приготовленiем и упаковкой поддёльных средств. Затём произведенными обысками были обнаружены в доме № 14 по Южной улицё в подвалё и в помёщенiи дворника Ковальченко цёлые склады уже готовых к отправкё фальсификатов, а в домё № 33 на Серединской площади — еще один склад, преимущественно посуды, коробок и упаковочнаго матерiала. Посуда, коробки и 0,5 миллiона этикетов для поддёльных медицинских средств оказались сработанными безукоризненно, так что отличить их от оригинальных очень трудно. По произведенной оцёнкё, стоимость найденных издёлiй опредёляется в 400.000 руб., причем одной посуды и этикетов арестовано на номинальную сумму 8.000 руб.

Дознанiем установлено, что владёльцами и иницiаторами этого грандiознаго предпрiятiя являются домовладёльцы Симон и Исаак Хаиты. Выдёлка медицинских средств производилась вышеупомянутыми провизорами. Представителем и распространителем издёлiй фабрики был нёкiй Рохман. Всё эти лица арестованы. Задержана большая торговая переписка со всей Европейской Россiей и Сибирью. Есть основанiя предполагать, что фабрика братьев Хаитов существует уже давно и успёла продать своих издёлiй на миллiоны рублей.

Мошенники поддёлывали, главным образом, наиболёе ходкiя патентованныя средства, как-то: пилюли «Сантал Миди», «Гонозан», пластырь «Сальватор», «Гальманин», «Броманин» и др. Всё эти препараты выдёлывались из обыкновенной смолы, мёла, извести, различных красок и проч. Извёстный химическiй продукт, так часто употребляемый докторами как дезинфекцiонное средство — ксероформ — изготовлялся из смёси дётской присыпки с далматским порошком. «Карпатскiй чай» фирмы Мерве оказался ничём иным, как скупленным в трактирах спитым чаем, чём-то подкрашенным (его найдено нёсколько пудов). Всё эти поддёльные медикаменты по внёшнему виду нельзя отличить от настоящих, настолько они ловко упакованы и разложены.

Наиболёе пострадали от этого вопiющаго мошенничества заграничныя фирмы — Гофман-Ла Рош, фон-Гейден, Шеринг и Мерк; Германскiй союз защиты торговых марок предёявил к главным владёльцам этого мошенническаго предпрiятiя иск болёе чём в полмиллiона рублей. Пострадали также и русскiя фирмы. Тайная фабрика выдёлывала патентованныя средства провизоров Боровскаго и Карпинскаго в Варшавё, мыло провизора Юргенса, бальзам Бормани, воду «Боржом» и др.

Вслёд за обнаруженiем главной фабрики и складов полицiя предприняла ряд обысков у сбытчиков поддёлок в Одессё. При этом удалось обнаружить еще один склад в аптекарском магазинё провизора Леонарда Очаковскаго (в домё № 38 по Греческой улицё). Найдены поддёльный ксероформ, пилюли Сантал-Миди, екорол, жидкость Матико, карлсбадская соль и одеколон. К нёкоторым пилюлям были найдены и готовыя этикеты. Здёсь же удалось установить, что этикеты печатались в типографiи М. Соколовской и П. Касперовой, в домё № 3 по Новорыбной улицё. Произведенный в этой типографiи обыск не дал результатов, но управляющiй, оказавшiйся мужем одной из владёлиц, Соколовской, сознался, что он печатал этикетки для «Гальманина» фабрики Карпинскаго. Заказы ему дёлал нынё находящiйся под стражей вдохновитель всей мошеннической организацiи Хаит. Дёло передано судебному слёдователю» (Русскiй Фармацевт, 1908, № 9).

«Вслёд за обнаруженiем в Одессё грандiозной мошеннической организацiи для поддёлки патентованных заграничных и русских медикаментов, сыскная полицiя предприняла ряд обысков у сбытчиков фальсификатов. Обыск у нёкоего Авербуха, представителя техно-химической лабораторiи провизора Кучука в г. Николаевё, дал много матерiала для обнаруженiя многочисленных развётвленiй этого «преступнаго сообщества».

Чины сыскной полицiи, представитель фирмы Гофман Ла Рош и уполномоченный германскаго «Zentralstelle fur Markenschutz» г. Зигфрид Майер предприняли поёздку в Двинск, Вильну, Брест-Литовск, Одессу и др. Вот результаты их турнэ.

В Двинскё у аптекаря З. Раппопорта обнаружено 15 флаконов поддёльнаго сиролина, 20 баночек тiоколя и других поддёльных врачебных средств разных извёстных германских фирм. В м. Поставы Двинскаго уёзда Виленской губернiи в лабораторiи Шубича найдены поддёльная дётская крупа «Тапiока» фирмы бр. Луи в Бордо, 1000 коробок для упаковки Bismuth. Subgallic., 5000 этикеток для него же, 1000 этикеток для танальбина Кнолль, 500 коробок горчичников «Риголло», 76 флаконов «Сантал-Миди», нёсколько тысяч коробок препарата Дерматол-Байер и много других средств и орудiй для поддёлки лёкарств и их упаковки. В Брест-Литовскё агентами сыскной полицiи был произведен обыск у нёкоего Бориса Шафрана, занимавшагося выдёлкою касторовых капсюль, и в лабораторiи Шапиро, изготовляющаго мыло «Имша». Здёсь обнаружено 5 кило Kal. Sulfoguajacolicum, 20 коробок для упаковки сиролина, нёсколько тысяч упаковок для тiоколя и до 3000 капсюлей фирмы фон-Гейден.

Дёло, таким образом, было поставлено на крупно-капиталистическую ногу и «фабрика» имёла многочисленных агентов в провинцiи и свои склады в крупных городах для сбыта своих издёлiй. Один такой склад был обнаружен в Кременчугё.

Главарями и вдохновителями и этих мошенников оказались все тё же одесситы С. и И. Хаиты, нажившiе на этой аферё три пятиэтажных каменных дома на Молдаванкё. Судебное слёдствiе продолжается» (Русскiй Фармацевт, 1908, № 10).

«Дёло одесскаго фабриканта Хаита и других, в числё 12 человёк, преданных суду по обвиненiю в фальсификацiи медицинских препаратов иностранных фирм, будет разсматриваться в теченiе нёскольких дней во 2-ом уголовном отдёленiи Одесскаго окружнаго суда при участiи присяжных засёдателей во второй половинё ноября. По дёлу вызвается масса свидётелей и экспертов» (Жизнь Фармацевта, 1910, № 17–18).

«Одесскiй окружный суд по дёлу о фальсификацiи фармацевтических препаратов приговорил двух подсудимых к арестантским ротам на 3 года 3 мёсяца, 3 — на 2 года 3 мёсяца, 4 — на 1 год, 2 — к тюремному заключенiю, трое оправданы» (Практическiй Врач, 1910, № 50).

Такими сроками одесситов не запугаешь, и Молдаванка с Пересыпью продолжали пополнять сообщениями о фальсификациях ЛС рубрику уголовной хроники.

«В Одессё открыта новая «фабрика медикаментов», принадлежащая г. Сейбелю. Найдено много поддёльных патентованных средств» (Жизнь Фармацевта, 1910, № 23–24).

«В Одессё властями в нёкоторых аптеках обнаружены поддёльные французскiя слабительныя лепешки. Лепешки изготовлялись в кондитерской по заказу аптеки Гельфана, причем на каждой коробкё имёлся штемпель «Paris». Эти лепешки найдены, между прочим, при обыскё и в крупнёйшей в городё аптекё г.г. Гаевскаго и Поповскаго» (Жизнь Фармацевта, 1911, № 3).

Даже революция и смена властей не очень повлияли на традиции одесситов, и современная «История фармации Украины» отмечает:

«В 20-х — первой половине 30-х гг., несмотря на меры, принимаемые правительством, нередко на рынки, в магазины попадали «медикаменты», изготовленные кустарным способом, которые наносили вред здоровью людей. В Одессе с подпольным изготовлением лекарств вели борьбу путем обысков в магазинах, судебного наказания владельцев магазинов, где были выявлены подпольные лекарства».

А почему сейчас ничего не слышно «за фальсификацию» в Одессе? Неужто все инициативные люди таки уехали, и «губернский розыск» больше не «рассылает телеграммы, что вся Одесса переполнена ворами, и что настал критический момент»?

Но вернемся в прошлое. В других городах, от Москвы и Варшавы до провинциальной Полтавы, фальсификаторы тоже не сидели сложа руки (похоже, «Лубныфарм» сегодня уступает предшественникам в широте географии сбыта):

«В Моршанскё Тамбовской губернiи задержан нёкто С. Кабанов, представитель «фабрики» Л. Симочкина и Ко. При обыскё у задержаннаго найдено много заграничных патентованных средств, фабрикуемых в Москвё» (Жизнь Фармацевта, 1910, № 23–24).

«Французскими парфюмерными фабриками делегирован в Россiю г. Донорэ, уполномоченный отыскать фабрику, поддёлывающую духи и самую укупорку и этикеты главных фабрик Парижа. В Варшавё Донорэ нашел цёлые склады поддёлок» (Русскiй Фармацевт, 1908, № 11).

«Газеты сообщают об обнаруженiи в Полтавё лабораторiи, изготовлявшей поддёльные фармацевтическiе препараты заграничных фирм. Фальсификаторы сбывали свой товар в громадном количествё в Сибирь и на Кавказ» (Русскiй Фармацевт, 1908, № 12).

Полиция во всех этих делах работала квалифицированно, чего не скажешь о медицинских чиновниках, обязанных выявлять фальсификаты по долгу службы. Вот, к примеру, каким циркуляром отреагировало через полгода Управление главного врачебного инспектора (аналог нынешнего Минздрава) на раскрытие подпольной империи Хаитов (Н. Г. Фрейберг. Врачебно-санитарное законодательство в Россiи.— С.-Петербург: Издательство «Практическая медицина» Эттингера, 1913.— 1072 с.).

«Циркуляр Управленiя главнаго врачебнаго инспектора № 1431 от 13 февраля 1909 г.

Из сообщенных первым департаментом Министерства юстицiи за № 8193 свёдёнiй усматривается, что судебным слёдствiем в Одессё и Вильнё добыты данныя о поддёлкё аптекарских товаров:

1) Слабительное «Трава Шамбар» аптекаря А. Сикр в Парижё; 2) Слабительное «Каскарин» Лепренс в Парижё; 3) Пилюли «Сантал Миди»; 4) Капсюли «Матико»; 5) Впрыскивания «Матико» (медикаменты, означенные под №№ 3, 4 и 5 — фирмы Гримо в Парижё); 6) Висмут субгаллиевый; 7) «Тиокол»; 8) «Сиролин» (медикаменты, означенные под №№ 6, 7 и 8 — фирмы Гофман-Ла Рош в Базелё (Швейцарiя) и Крейцнахё (Баварiя); 9) Антисептическiй порошок «Ксероформ» завода фон-Гейдена в Радебоймё (Саксонiя); 10) «Пирамидон» фирмы «Акцiонерное общество завода красок бывш. Мейстера, Луцiуса и Брюнинга в Гехстё на Майнё» (Германiя); 11) «Гонозан» фирмы С. Д. Ридель в Берлинё; 12) Суппозиторiи «Анузол» фирмы Гедеке в Лейпцигё; 13) Мятное масло Гочкиса в Соединенных Штатах Сёверной Америки; 14) Карпатский чай (Альберт Мерве в Будапештё); 15) Карлсбадская соль; 16) Медо-травяной экстракт Пича (Германiя); 17) Минеральная вода «Боржом»; 18) Минеральная вода «Эмс»; 19-20) Минеральныя воды Виши «Celestine-Еtat» и «Grande-Grille-Еtat»; 21) Соль Виши; 22) Порошок от прёнiя ног «Гальманин» провизора Ф. В. Карпинскаго в Варшавё; 23) Мозольный пластырь «Сальватор» В. Боровскаго в Варшавё; 24) Борно-тимоловое мыло Г. Ф. Юргенса в Москвё; 25) Пудра Лейхнера в Берлинё; 26) Мыло Пихлера-Пилясскаго в Варшавё; 27) Предохранительныя пластинки от беременности Галя.

Сообщая об изложенном, Управленiе предложило врачебным управленiям при осмотрах аптек обращать строгое вниманiе на качество вышепоименованных средств и, в случаё обнаруженiя поддёлки как этих, так равно и других средств, привлекать виновных к отвётственности, фальсифицированные же продукты не допускать к продажё, донося об этом каждый раз Управленiю главнаго врачебнаго инспектора».

Эпическим спокойствием дышат строки этого документа. Какой контраст с нынешней суетой вокруг ничтожной кучки фактов, при том, что производители фальсификатов странным образом неуловимы. Остается предположить, что или наши силовые структуры работают хуже царской полиции, или... . Впрочем, сегодня пока не проявляют активности и вроде бы прямо пострадавшие от нее производители ЛС. Не то было 90 лет назад, когда представители импортеров успешно использовали, помимо полицейского сыска, широкий арсенал средств. Вот еще один циркуляр того же Управления, наглядно иллюстрирующий контраст между деловым и бюрократическим образом мысли.

«Циркуляр №4241 от 29 апрёля 1910 г.

13 февраля 1909 года за № 1431 Управленiем главнаго врачебнаго инспектора был издан циркуляр с извёщенiем об установленном судебным слёдствiем в Одессё и Вильнё фактё появленiя в продажё в Россiи 27 поддёльных аптекарских товаров.

Нынё в Управленiе поступило поддерживаемое Императорским Германским Генеральным Консульством заявленiе фирмы «Фарбверке бывш. Мейстер, Луцiус и Брюнинг» в Гехстё, с изложенiем ходатайства о разрёшенiи выслать во всё врачебныя управленiя Россiи коллекцiю образцов наиболёе употребляемых фармацевтических препаратов, изготовляемых как этою фирмою, так и нёсколькими другими извёстными германскими фабриками.

Принимая во вниманiе, что в предполагаемую к рассылкё коллекцiю входят и нёкоторые из тёх препаратов, которые были упомянуты в выше означенном циркулярё, и что обнаруженiе обращающихся на русском фармацевтическом рынкё фальсифицированных медикаментов соотвётствует интересам больных, потребляющих тё или другiя врачебныя средства из числа входящих в коллекцiю, Управленiе главнаго врачебнаго инспектора извёщает врачебныя управленiя, что Министерством внутренних дёл признано возможным удовлетворить ходатайство фирмы «Фарбверке бывш. Мейстер, Луцiус и Брюнинг» о разсылкё коллекцiй. Со своей стороны, Управленiе не встрёчает препятствiй к пользованiю врачебными управленiями этими образцами, если встрётится надобность при ревизiи аптек сравнивать тё или другiе препараты с их несомнёнными оригиналами.

Вместё с тём Управленiе считало бы соотвётственным, чтобы врачебныя управленiя, по полученiи ими коллекцiй, провёрили наличность имёющихся в них образцов по описи таковых, которая будет послана вмёстё с коллекцiей, и чтобы по провёркё к каждому из присланных образцов была приложена печать врачебнаго управленiя, дабы как либо в будущем при пользованiи этими образцами, таковые не были перемёшаны с фальсификатами одноименных с ними препаратов».

Конечно, чиновникам и в голову не приходило, какую масштабную рекламную акцию проведут под этой маркой находчивые немцы!

За рубежом еще в начале века прекрасно понимали, что ключевой момент фармацевтической торговли — вовсе не содержимое упаковки, а сама упаковка и фирменное название препарата. За это стоило бороться.

«Крупныя заграничныя фирмы обратились в Министерство торговли и промышленности с просьбой оградить права их собственности, заявленныя в Россiи, так как поддёлка этикетов фирм за послёднее время приняла грандiозные размёры, при чем фальсификаторы, вполнё приближаясь к рисунку этикета, вводят в него различныя аксессуары, недоступные для пониманiя масс» (Русскiй Фармацевт, 1909, № 5–6).

И вот хороший пример: немецкая фирма «Ридель» организовала в Петербурге судебный процесс против некоего «Терапевтического общества», незаконно использовавшего товарные знаки, и рекламировавшего, среди прочих препаратов неизвестного происхождения, также и Гонозан — один из самых популярных риделевских патентованных брэндов того времени (мимо которого, конечно, не прошли и одесситы — см. выше). И успела-таки добиться своего перед самой войной.

Мы в Украине пока стали свидетелями патентных тяжб иностранных производителей ЛС между собой. Но, может быть, когда-нибудь дождемся и того, что зарубежный истец вот так же добьется «личного задержания» руководства какого-нибудь из наших заводов, рекламирующего, к примеру, Валидол, когда-то запатентованный фирмой «Циммер» во Франкфурте на Майне, или другой ходовой генерик под брэндовым именем? Вот тогда можно будет поверить, что мы живем в правовом государстве...

В следующей части статьи речь пойдет о подделках ЛС непосредственно в аптеках и аптекарских магазинах.

продолжение в № 16'2000





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика