Логотип журнала "Провизор"








О. В. Гудзь, Ю. Н. Анисимова, Е. И. Яловенко

Влияние консервантов на процесс регенерации кожи

Институт пищевой химии и технологии НАН Украины, г. Киев

Косметические средства с высоким содержанием водной фазы (гели косметические, косметическое молочко, косметические сливки, тоники и др.) представляют собой благоприятную среду для развития микроорганизмов, которые могут обусловить гнойничковые заболевания кожи и слизистых оболочек (культуры Staphylococcus aureus, Pseudomonas aeruginosa, Proteus vulgaris) или порчу готовой продукции (культуры плесневых грибов, дрожжеподобных грибов рода Candida). Для предотвращения контаминации микроорганизмами и порчи косметических средств применяют консерванты, которые вводят в состав косметического средства.

Ассортимент консервантов, применяемых в косметологии, обширен. Приложение VI часть I Директивы 76/768 ЕС регламентирует применение 47 основных консервантов различных классов химических соединений, среди которых наиболее широко используют парабены, гермаль 115, бронопол, формальдегид, довицил 200, катон, гермабен [1]. Отмечается тенденция к увеличению объемов потребления глиданта и триклозана.

Расширение и обновление существующего ассортимента консервантов, с одной стороны, позволяет удовлетворять растущие потребности населения в современных высокоэффективных косметических средствах полифункционального типа действия, с другой — повышает вероятность возникновения нежелательных побочных эффектов, которые в ряде случаев могут носить токсический характер, поскольку консерванты, независимо от их происхождения (натуральные, очищенные аналоги натуральных, синтетические), могут проявлять активность, выходящую за пределы физиологических потребностей кожи и/или слизистых оболочек, т. е. прямо или опосредованно оказывать неблагоприятное влияние на структурно-функциональное состояние кожи, ее придатков, слизистых оболочек или организма в целом. Среди побочных эффектов большинства консервантов следует отметить их отрицательное влияние на процесс регенерации кожи.

Цель работы — провести сопоставительное изучение влияния некоторых консервантов (бензойнокислый натрий, гермабен, Димол-П), а также спирта этилового (массовая доля 10%) на процесс регенерации кожи крыс на модели линейных ран.

Методика постановки исследований изложена в [2].

Течение раневого процесса оценивали на основании установления сроков клинического заживления ран и результатов гистологического исследования микропрепаратов. При этом основное внимание уделяли степени выраженности патологических изменений в зоне повреждения (гиперемия, кровоизлияния, отек, воспалительная реакция) и регенеративных процессов (собственно грануляционная ткань, бессосудистый слой новообразованной соединительной ткани, эпителизация).

В результате проведенных исследований установлено, что у животных контрольной и подопытных групп заживление ран происходило вторичным натяжением. Морфологические изменения носили однотипный характер, различной была лишь степень выраженности отдельных звеньев процесса регенерации.

У животных контрольной группы (I группа) в первые сутки после нанесения ран отмечалось небольшое увеличение тканевого дефекта, который был выполнен свертком крови. Вокруг зоны повреждения отмечались нарушения микроциркуляции (лимфо- и гемостаз с агглютинацией эритроцитов, набухание эндотелиоцитов и базальной мембраны сосудов, резкий отек, периваскулярные отложения фибрина, диапедезные геморрагии) и выраженная воспалительная реакция в сосочковом слое дермы, особенно в подкожном слое (демаркационное воспаление). На вторые сутки опыта эпидермис по краям раны под струпом начинал загибаться, плотно прилегая к стенке раневого канала. В подкожной ткани в области дна раны появлялись единичные макрофаги. К 3 суткам опыта количество нейтрофилов резко уменьшалось в результате лизиса и фагоцитоза их макрофагами. Воспалительная реакция переходила в макрофагальную фазу. Среди клеток, инфильтрирующих стенки раны, и в подкожной ткани преобладали мононуклеары (главным образом моноциты), макрофаги, гистиоциты, единичные плазматические клетки. Гранулоциты сохранялись лишь на дне раны. В этот же срок начиналась регенерация эпителия и формирование на месте дефекта грануляционной ткани (рост капилляров, появление фибробластов). На 5 сутки пролиферирующий эпителий покрывал грануляционную ткань только у краев раны (грануляции не полностью выполняют раневой канал, наблюдается рост 2–3-рядного эпителия под струпом по боковой поверхности раневого канала). К 7 суткам дифференцирующийся на слои эпидермис не полностью перекрывал раневую щель, заполненную молодой грануляционной тканью, т. е. отмечалось частичное заживление раны с помощью рубца. К 14 суткам имела место перестройка рубца (новообразование коллагеновых волокон, горизонтальная их ориентация).

У животных II группы, получавших аппликации этиловым спиртом, морфологические изменения в области раны в 1 и 2 сутки опыта были аналогичны таковым у животных контрольной группы, за исключением более выраженного на вторые сутки воспалительного процесса с формированием лейкоцитарного вала (тромбоз венул, скопление гранулоцитов типа “микроабсцессов” в подкожной ткани). В этот же срок появлялись единичные макрофаги. К 3–5 суткам у отдельных крыс этой группы, в отличие от контрольных животных, регенерация эпителия, который “наползал” на молодую грануляционную ткань, была более интенсивной. Однако на 7 сутки ни у одной крысы II группы не наблюдалось полного заживления ран (струп и содержимое раневого канала характеризуются значительным скоплением гранулоцитов, что свидетельствует о замедлении процесса очищения раны). К 14 суткам опыта многослойный эпителий покрывал место раны, но у всех животных этой группы процесс очищения раневого канала не был завершен (при полной эпителизации дефекта кожи, в подкожной клетчатке абсцедирование как следствие замедления процесса очищения раны).

У животных III группы, получавших аппликации Димолом-П, начиная с первых суток опыта отмечалась менее выраженная воспалительная реакция, чем у контрольных крыс, с резко выраженной макрофагальной реакцией (начиная со 2 суток опыта). У одной крысы этой группы в этот срок выявлено начало регенерации эпидермиса (в контроле — на 3 сутки), раневой канал покрыт струпом, заполнен экссудатом, в котором обнаруживаются скопления гранулоцитов и нити фибрина. На дне раны отмечается рост грануляций. По краю стенки раны под струпом — рост эпителия. Отмечается выраженная макрофагальная реакция в подкожной клетчатке в области дна раны, что свидетельствует об интенсификации процесса очищения раны. Интенсивность регенеративного процесса, нарастая к 3 суткам, была более выражена, чем у крыс контрольной группы. Полное заживление кожного дефекта у отдельных крыс наблюдалось на 5 сутки, у большинства животных группы — на 7 сутки опыта (раневой канал полностью выполнен грануляциями с большим числом макрофагов, фибробластов, гистиоцитов, полнокровных капилляров, полная эпителизация кожного дефекта).

У животных IV группы, получавших аппликации гермабеном, на вторые сутки наблюдался рост многослойного эпидермиса на фоне умеренно выраженного воспалительного процесса с наличием макрофагов в инфильтратах подкожного слоя (раневой канал покрыт струпом, заполнен экссудатом, в котором обнаруживаются скопления гранулоцитов и нитей фибрина, на дне раны обнаруживаются грануляции, по краю боковой поверхности раны отмечается рост эпителия). К 3 суткам воспалительная реакция переходила в макрофагальную фазу, а к 5–7 суткам у большинства крыс этой группы эпидермис почти полностью перекрывал раневой канал, заполненный грануляционной тканью (раневой канал полностью выполнен грануляциями с большим числом макрофагов, фибробластов и полнокровных капилляров, полная эпителизация кожного дефекта). К 14 суткам в рубце, сформировавшемся на месте тканевого дефекта, происходили процессы коллагенизации.

У животных V группы, получавших аппликации бензойнокислым натрием, воспалительная реакция переходила в макрофагальную фазу начиная с 3 суток опыта (раневой канал покрыт струпом, заполнен экссудатом, в котором обнаруживаются скопления гранулоцитов и нити фибрина, грануляции не заполняют раневой канал, под струпом по краю стенки раны отмечается рост многослойного эпителия). К 5–7 суткам раневой канал полностью (у отдельных животных) или частично (у большинства животных) был выполнен грануляционной тканью, а эпидермис частично перекрывал рану, т. е. происходило заживление раны с образованием рубца (грануляции с большим числом макрофагов и полнокровных капилляров полностью заполняют раневой канал, многослойный эпителий не полностью перекрывает раневой канал). К 14 суткам в последнем выявлено начало коллагенизации.

Анализ и обобщение представленных результатов позволяют считать, что Димол-П, гермабен и бензойнокислый натрий стимулируют процесс регенерации эпителия крыс. Миграция эпителия у крыс III, IV и V, как и у крыс контрольной группы, происходила под лейкоцитарным валом, отделяющим поврежденную ткань от жизнеспособной. Сроки ее были ускорены у животных III, I V и V групп. Отмечено также более раннее замещение провизорных эпителиальных пластов зрелыми, многослойными, растущими по грануляционной ткани. Так, дифференцирующийся на слои, пролиферирующий эпителий, перекрывающий рану, заполненную молодой грануляционной тканью, впервые отмечен у части животных, получавших аппликации Димолом-П и гермабеном, на 5 сутки опыта (заживление в контроле — на 7 сутки). Образование и созревание грануляционной ткани на месте тканевого дефекта, особенно в верхних отделах ран, было более быстрым у животных, получавших аппликации Димолом-П, гермабеном и бензойнокислым натрием. При этом на границе с демаркационным слоем имелись значительные скопления активных макрофагов, а в инфильтратах преобладали мононуклеары, которые составляли и значительную часть раневого экссудата. Периваскулярно довольно рано появлялись плазматические клетки.

Димол-П, гермабен и бензойнокислый натрий по такому критерию, как влияние на процесс регенерации эпителия отвечают современным требованиям к консервантам для косметической промышленности. Спирт этиловый с массовой долей 10% тормозит процесс очищения ран, это свидетельствует о целесообразности пересмотра рекомендаций по использованию спирта этилового, а также спиртовых и водно-спиртовых экстрактов растительного сырья с целью предотвращения или снижения контаминации микроорганизмами косметических средств.

Литература

  1. Council Directive 76/768 EEC on the approximation of laws of the Member States relating to cosmetic products.— August 1993.— 13 р.
  2. Анисимова Ю. Н., Гудзь О. В., Чаповский Н. И., Яловенко Е. И. Влияние консервантов на процесс регенерации кожи // Третья Международная научно-практическая конференция “Биологически активные вещества: новые технологии и продукты в косметике” (Тезисы докладов).— М., 1998.— С. 40–41.




© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика