Логотип журнала "Провизор"








Л. В. Львова, канд. биол. наук

Эликсир вечной молодости

Старение кожи — процесс неотвратимый. Но замедлить его все-таки можно, и свидетельство тому — новые косметические средства, созданные с учетом многовековых эмпирических наблюдений и современных научных данных.

Часы, отсчитывающие биологический возраст

Издавна человек не мог смириться с неизбежным наступлением старости и, пытаясь сохранить уходящую молодость, не гнушался ничем. В Китае наиболее ценным омолаживающим средством считалась кровь убитых юношей. В Древнем Риме старики прямо на арене цирка пили кровь убитых гладиаторов. А в Элладе даже существовал миф о чародейке Медее, возвращающей молодость переливанием крови. Насколько эффективна была гемотерапия, история умалчивает, но факт остается фактом: люди постоянно мечтали об эликсире вечной молодости. Наверное, поэтому ученые и заинтересовались проблемой старения. Прошло очень много времени, прежде чем удалось понять, точнее, приблизиться к пониманию молекулярно-генетических механизмов старения организма.

Сейчас существует три гипотезы, объясняющие молекулярно-генетические механизмы старения.

Одна из них заключается в том, что с возрастом в процессе биосинтеза ферментов увеличивается число ошибок, возникающих на стадиях транскрипции и трансляции, и репарационные системы генома с ними не могут справиться. А в результате появляются дефектные ферменты, и нормальное функционирование клетки нарушается.

Суть второй гипотезы состоит в следующем. На протяжении своей жизни клетка постоянно использует всего лишь 0,4% информации, содержащейся в ДНК клеточного ядра. В то же время очень многие гены в молекуле ДНК повторяются. Обычно повторяющиеся последовательности репрессированы, за что их, кстати, и называют «молчащими» генами. Такой резерв генетической информации, по-видимому, является своеобразной защитой от случайных молекулярных дефектов: в случае значительного повреждения активного гена он заменяется резервным «молчащим» геном. И так продолжается до тех пор, пока не исчерпается весь резерв. Словом, чем больше ДНК, тем дольше продолжительность жизни.

В третьей гипотезе возрастные изменения рассматриваются как естественное продолжение генетических процессов, регулирующих развитие от момента его зачатия до полового созревания. Не исключается и возможность существования «генов старения», которые способны постепенно закрывать различные биохимические пути, тем самым снижать функциональные возможности клеток и вызывать предсказуемые возрастные изменения.

Все три гипотезы вполне логичны и даже имеют косвенные экспериментальные подтверждения. Но лучше всего возрастные изменения объясняет митохондриальная теория старения.

Очень часто митохондрии называют энергетическими станциями клеток. Ведь именно здесь происходит биологическое окисление белков, жиров и углеводов, а выделяемая при этом энергия расходуется на синтез АТФ — соединения, в котором запасается энергия, необходимая для биосинтеза белков, активного транспорта молекул, процессов деления и передвижения клеток. Проще говоря, нормальная жизнедеятельность любой клетки организма полностью зависит от митохондрий. Наверное, поэтому многие ученые считают, что причиной старения клетки (впрочем, как и всего организма в целом) может стать энергетический кризис, возникающий при повреждении этих органелл.

По современным представлениям, причиной повреждений генетического аппарата клетки являются свободные радикалы, обладающие способностью инициировать процессы перекисного окисления.

Свободные радикалы постоянно образуются в нашем организме, и одним из главных поставщиков свободных радикалов являются митохондрии.

Во внутреннюю мембрану митохондрии встроены большие ферментные комплексы, между которыми как бы плавают небольшие молекулы коэнзима Q и цитохрома С. Все эти соединения формируют дыхательную цепь, обеспечивающую процесс биологического окисления,— перенос электронов с биологических субстратов на молекулярный кислород. Одновременно с электронами через митохондриальную мембрану происходит и перенос протонов. В результате этих двух процессов образуется вода:

+ + 4е + О2 ®2О

При сбоях в функционировании дыхательной цепи вместо воды может образоваться супероксид-ион:

Е + О2 ® О2

Супероксид-ион способен запустить лавинообразный механизм перекисного окисления, при котором в процесс вовлекаются все новые и новые молекулы, нарастает концентрация гидроперекисей и других агрессивных молекул. Последствия таких событий могут быть очень печальными. И вот почему.

«Жертвой» перекисного окисления могут стать молекулы липидов, белков и нуклеиновых кислот, но наиболее уязвимы полиненасыщенные жирные кислоты, входящие в состав мембранных фосфолипидов. В результате их перекисного окисления нарушается гидрофобность фосфолипидного бислоя и резко увеличивается его пассивная проницаемость для ионов. Некоторые образующиеся при липопереокислении диальдегиды обладают способностью к образованию поперечных сшивок между биомолекулами и окислению аминокислотных остатков, в том числе и локализованных в активных центрах ферментов. Все это приводит к структурным и функциональным нарушениям мембраны, а это означает, что клетка становится нетрудоспособной и перестает справляться со своими функциями. Однако со временем дефектные белки и липиды разрушаются. Вместо них синтезируются новые полноценные молекулы, и клетка возвращается к «нормальной жизни».

Более печальные последствия имеют повреждения ДНК, вызванные свободными радикалами.

Наибольшую опасность свободные радикалы представляют для митохондриального генома. Ядерную ДНК надежно защищают гистоновые белки, прикрывающие ее наиболее уязвимые участки. Митохондриальная ДНК такой защиты лишена, и свободный радикал может без труда вступить во взаимодействие с молекулой. В результате такого взаимодействия отдельные участки молекулы ДНК как бы слипаются и образуются димеры азотистых оснований, но дефектный геном не прекращает функционировать и продолжает синтезировать дефектные белки дыхательной цепи. Энергетическое снабжение клетки дает сбой, а свободные радикалы, интенсивно продуцируемые дефектной дыхательной цепью, повреждают клеточный геном. Результат пагубного действия свободных радикалов очевиден: хронические изменения в функционировании клеток, которые и приводят к старению. А поскольку все события, столь важные для жизнедеятельности клеток, впрочем, как и для организма в целом, разворачиваются в митохондриях, получается, что именно эти органеллы, словно некие часовые механизмы, неумолимо отсчитывают биологический возраст человека.

Естественная система защиты

В организме человека функционирует антиоксидантная система, защищающая от нежелательных последствий перекисного окисления липидов. Насколько успешно она справляется со своими обязанностями, во многом зависит от входящих в ее состав биоантиоксидантов — токоферолов, убихинонов, убихроменолов, каротиноидов, витаминов А и К. Каждый антиоксидант вносит в процесс ингибирования перекисного окисления свой посильный вклад, но все соединения, имеющие антиоксидантную активность, выполняют и другие, как правило, не связанные с ней функции. По современным представлениям, особенность их антиоксидантного действия состоит в способности связывать радикалы, инициирующие перекисное окисление липидов (к примеру, супероксид-ион).

Под названием токоферолы обычно понимают несколько жирорастворимых соединений, обладающих биологической активностью витамина Е. Все они являются производными 2-метил-2(4, 8, 12-триметилтридецил)-хроман-6-ола и отличаются друг от друга числом и расположением метильных групп в бензольном кольце. В организме человека токоферолы выполняют две главные метаболические функции. Они являются наиболее активными и, возможно, главными атиоксидантами, предохраняющими от окисления полиненасыщенные жирные кислоты, и играют весьма специфическую и еще не совсем понятную роль в обмене селена. Антиоксидантные способности у различных токоферолов неодинаковы. Наиболее ярко они выражены у a-токоферола, который считается самым активным из всех известных на сегодняшний день природных и синтетических антиоксидантов.

Благодаря своей способности связываться с жирными кислотами разной степени ненасыщенности, токоферолы могут оказывать стабилизирующее и модифицирующее действие на фосфолипидные слои биомембран.

В процессе перекисного окисления фосфолипидов в мембранах образуются специфически структурированные области с высокой концентрацией токоферола. Это позволяет токоферолу поддерживать необходимую (для нормального функционирования клетки) плотность упаковки мембранных фосфолипидов и ограничивать доступ активного кислорода к ацильным цепям жирных кислот, препятствовать возникновению пероксильных радикалов липидов и обеспечивать оптимальные условия для успешной деятельности других антиоксидантов. Казалось бы, механизм действия токоферола в качестве антиоксиданта полностью расшифрован. Однако многие ученые считают, что молекулярные механизмы действия токоферола нельзя сводить только к его антиоксидантной деятельности. Вполне вероятно, что токоферол регулирует перекисное окисление не сам, а действуя опосредованно, через ферментные системы. Основано такое предположение вот на чем.

Некоторые исследователи связывают биологические эффекты токоферола с его протекторным действием в отношении селена. А без него, т. е. без селена, не может нормально работать глутатионпероксидаза, которая защищает мембраны от губительного воздействия пероксидных радикалов. Кроме того, не исключено, что токоферол может влиять на гемсодержащие ферменты — каталазу и пероксидазу, а они, как известно, специализируются на обезвреживании пероксидов. И получается, что токоферол может ингибировать перекисное окисление, не только выступая в роли антиоксиданта, но и влияя на активность глутаматпероксидазы, пероксидазы и каталазы.

Долгое время каротиноиды и витамин А рассматривались исключительно как переносчики активного кислорода, способные стимулировать перекисное окисление липидов, и только в последние годы появились немногочисленные, но прямые свидетельства антиоксидантных свойств витамина А.

Сейчас уже ни для кого не секрет, что в физиологических концентрациях ретинол может выступать в качестве регулятора перекисного окисления: прооксидантное действие он оказывает в том случае, когда его содержание в биомембране не превышает 1 моль%, в более высоких концентрациях витамин А работает, подобно токоферолу, как антиоксидант.

Что же касается каротиноидов, то совсем недавно удалось доказать, что они могут ингибировать перекисное окисление фосфолипидов.

Определенную роль в антиоксидантной системе организма играют и витамины К, известные как антигеморрагические факторы. К этой группе витаминов относятся два типа хинонов с боковыми цепями в виде изопреноидных звеньев. В тканях происходит превращение филлохинона в 2,3-эпоксид и восстановление 2,3-эпоксида в гидрохиноновую форму витамина К, которая и является активной формой витамина. Вполне возможно, что витамин К является одним из важных компонентов биологических мембран, поскольку его недостаток приводит к нарушениям их структуры и функции. Впрочем, обогащение организма витамином Е частично предохраняет от некоторых биохимических нарушений, связанных с дефицитом витамина К.

Кроме того, в опытах in vitro витамин К проявил высокую антиоксидантную активность: подобно другим биоантиоксидантам хиноидной природы он служил ловушкой для радикалов, инициирующих перекисное окисление липидов.

Убихинон, или коэнзим Q, всего несколько лет назад рассматривали только как обязательный компонент дыхательной цепи. По химической структуре убихинон представляет собой 2,3-бензохинон с изопреновой цепью в 6-м положении. В митохондриях человека встречается только убихинон с 10 изопреновыми звеньями. В гидрофобных мембранах митохондрий убихинон участвует в переносе электронов от мембранных дегидрогеназ (НАДН-дегидрогеназы дыхательной цепи, сукцинатдегидрогеназы и т. д.) на цитохромы.

Дефицит коэнзима Q может стать причиной многих патологий, в том числе и преждевременного старения. Связано это с тем, что при недостатке убихинона (впрочем, как и при гипоксии) растет число свободных радикалов. Кстати, убихинон из-за своей способности восстанавливать активность сукцинатдегидрогеназы является также и антигипоксическим фактором.

Надо заметить, что коэнзим Q выступает не только в роли перехватчика свободных радикалов, инициирующих перекисное окисление. В митохондриальных мембранах он образует с a-токоферолом совершенно уникальный ансамбль, предназначенный для защиты этих энергетических станций клетки от повреждений. А при необходимости он может восстанавливать витамин Е. Благодаря липофильности, делает он это гораздо лучше, чем другой, широко известный восстановитель токоферола — витамин С. Сам же убихинон в восстановителе не нуждается: для его восстановления в клетке существуют специальные ферментные системы.

В отличие от убихинона его циклический аналог убихромен не участвует в процессе переноса электронов в дыхательной цепи. Скорее всего, он является антиоксидантом и каким-то образом участвует в поддержании в организме определенного уровня токоферола. В свою очередь токоферол влияет на содержание соединений группы Q, стимулируя синтез убихинона и ингибируя синтез его циклического аналога.

На сегодняшний день косметическая промышленность выпускает множество anti-age средств, в состав которых входят те или иные биоантиоксиданты. Правда, до недавнего времени убихинон использовался только в отбеливающих кремах для уменьшения их побочного действия. Дело в том, что действие таких кремов обычно основано на блокировании синтеза тирозина и автоматически ведет к нарушению синтеза убихинона.

В последние годы коэнзим Q начали применять в anti-age косметике, причем специалисты связывают с ним большие надежды. Теоретически использование композиций, содержащих убихинон, должно привести к увеличению его уровня в организме, который с возрастом, как известно, снижается. Благодаря своей липофильности, коэнзим Q легко должен преодолеть эпидермальный барьер и, приступив к работе, начать выполнять не только функции антиоксиданта, но и снизить потребность в витамине Е, улучшить энергетическое обеспечение клеток, замедляя таким образом процесс старения. Действительно, проведенные испытания подтвердили верность теоретических предположений.

Возвращающие молодость

Примерно в 35 лет на лице женщины появляются первые признаки неотвратимого старения. Появляются морщины, кожа становится сухой и тонкой. Она легко повреждается и медленно восстанавливается. И чем ближе менопауза, тем ярче проявляются эти изменения. Ряд ученых связывает такие изменения с возрастными изменениями гормонального статуса организма. И вот почему.

Примерно в этом же возрасте, т. е. после 30 лет, в организме женщины начинает уменьшаться продуцирование половых гормонов — эстрогенов, прогестерона и дегидроэпиандростерона. А поскольку в коже осуществляется метаболизм гормонов и к тому эстрогены контролируют работу сальных и потовых желез, клеток эпидермиса и фибробластов, то вполне естественно, что снижение количества половых гормонов сказывается на состоянии кожи.

В 1989 году появились публикации, в которых сообщалось о том, что коллагеновые волокна, взятые у женщин 30–37 лет с симптомами преждевременной менопаузы, имели те же дегенеративные изменения, что и коллагеновые волокна 50-60-летних женщин.

Так было получено доказательство существования связи между утратой эстрогенов и преждевременным старением кожи. Но любопытно, что довольно длительное (в течение полугода) применение крема, содержащего 17-b-эстрадиол, состояние кожи не улучшило.

И все-таки, несмотря ни на что, ученые продолжали изучать возможность использования гормональных препаратов в косметических целях. Немного позже, в 1991 году, выяснилось, что недостаток эстрадиола приводит к замедлению деления клеток базального слоя эпидермиса и уменьшению синтеза коллагена и эластина, отвечающих за упругость и эластичность кожи. (Внешне такие нарушения проявляются в истончении кожи и образовании морщин.) По мнению авторов, улучшить состояние кожи можно: для этого просто-напросто надо принимать очень большие дозы эстрогенов. Такой способ решения проблемы не нашел широкой поддержки среди косметологов. Но через несколько лет эстрогены все же стали использовать в косметических целях. Был создан и испытан anti-age крем, содержащий 0,01% эстрадиола и 0,3% эстриола. Крем давал неплохой омолаживающий эффект и не имел побочного действия (это показали гинекологические обслследования, оценка гормонального статуса, маммография и цитологический анализ). И тем не менее, учитывая коварство гормонов, создатели крема не рекомендовали применять его на большой поверхности тела и увеличивать концентрацию гормонов.

Возможности использования половых гормонов для замедления старения кожи продолжают изучаться и поныне. Многие исследователи считают накожное применение эстрогенных препаратов вполне оправданным. Хорошо проникая через эпидермальный барьер, эти препараты повышают активность фибробластов, стимулируют деление клеток базального слоя эпидермиса, а в дерме увеличивают содержание коллагена и гиалуроновой кислоты, ответственной за связывание воды. К тому же многочисленные исследования свидетельствуют об отсутствии побочных эффектов у гормонсодержащих косметических средств. Но, несмотря на все эти достоинства, популярности такие препараты не приобрели. Наверное, отсутствие спроса и побудило искать иное решение проблемы, и в поле зрения ученых попали соединения, синтезируемые в растениях, которые иногда называют фитоэстрогенами. Все эти вещества (а их на сегодняшний день известно более двух десятков), попадая в организм человека, оказывают на него такое же действие, что и натуральные эстрогены. Некоторые фитоэстрогены, также как и эстрогены человека, являются стеролами. Они жирорастворимы и обычно входят в состав растительных масел. Например, в соевом, кунжутном и пальмовом маслах содержание фитостеролов достигает 1–5 мг на 100 г масла (правда, при нагревании и рафинировании их концентрация резко снижается).

Некоторые растения прославились способностью синтезировать самые настоящие женские половые гормоны. В частности, плоды гранатового дерева и финиковой пальмы, которые в древней Греции и Египте были символом плодовитости, содержат эстрон.

Все без исключения фитоэстрогены: флавоны, флавононы, изофлавоны, куместаны, лигнаны и халконы — имеют дифенольное кольцо. По-видимому, оно в значительной мере и определяет проявление неких общих свойств фитоэстрогенов, поскольку в остальном их структура может очень существенно отличаться.

У всех эстрогенов есть одна очень важная особенность. Каким-то образом им удается обмануть специфические эстрогенные рецепторы клеток кожи и связаться с ними. В результате клетки, не замечая подлога, реагируют на сигнал, полученный от фитоэстрогенов так, как будто они получили сообщение от естественных эстрогенов. Правда, многим фитоэстрогенам для эффективного взаимодействия с клеточными рецепторами нужно гораздо больше времени, чем природным эстрогенам.

Фитоэстрогены хорошо усваиваются в организме, легко разрушаются и не накапливаются в нем. Очень часто эстрогенной активностью обладают и вторичные продукты, образующиеся в организме при распаде фитоэстрогенов. Недостаточную активность (в 100–1000 раз более низкую, чем активность натуральных эстрогенов) они компенсируют повышенным в 5000 раз по сравнению с натуральными эстрогенами содержанием в плазме крови.

Любопытно, что в зависимости от гормонального статуса организма фитоэстрогены могут стимулировать, ослаблять, а иногда и отменять действие естественных половых гормонов. А вот характер «внутрисемейных» отношений, к сожалению, остается пока загадкой: практически невозможно спрогнозировать совместный эффект нескольких фитоэстрогенов, поскольку совершенно неясно, в каких случаях они способны усиливать, а в каких ослаблять действие друг друга.

Ученые продолжают изучение этих столь важных для нашего организма соединений, накапливая все новые и новые экспериментальные данные и дискутируя о возможности их использования в качестве косметических средств. А тем временем косметическая промышленность разворачивает производство anti-age кремов, содержащих растительные экстракты. И такое развитие событий, по-видимому, вполне обосновано, поскольку уже ни у кого не вызывает сомнений то, что фитоэстрогены способны стимулировать синтез коллагена и активировать деление клеток базального слоя эпидермиса, оказывать антиоксидантное действие и взаимодействовать с факторами роста.

Старые средства на новый лад

В ту далекую пору, когда для сохранения молодости женщины прибегали к помощи исключительно натуральных косметических средств, большой популярностью пользовались молочные продукты, в частности молоко и простокваша.

Много лет спустя выяснилось, что молоко, а точнее говоря — молочная сыворотка, является настоящим кладезем веществ, благотворно влияющих на кожу. Молочная сыворотка отличается от цельного молока только одним — отсутствием казеина (к слову, из денатурированного казеина состоят хлопья в простокваше). Некоторые белки сыворотки, содержащиеся в ней в больших количествах, — лактоглобулин, лактальбумин, бычий сывороточный альбумин и иммуноглобулин — содержат полный набор незаменимых аминокислот. В организме эти аминокислоты не синтезируются, но они жизненно необходимы человеку. Их отсутствие или недостаток нарушает нормальное функционирование организма, в частности ухудшает состояние кожи, ускоряя ее увядание.

Это неудивительно, ведь лейцин, изолейцин и валин играют важную роль в энергообеспечении мышечной ткани.

Треонин и валин являются важными компонентами коллагена. Метионин усиливает антиоксидантную защиту организма, повышая содержание глутатиона, а лизин оказывает влияние на соединительную ткань и синтез белков.

Но не только эти белки со своим уникальным аминокислотным составом делают сыворотку привлекательной для косметологов. В ней еще, правда, в небольших количествах, содержатся факторы роста. Методом ионно-обменной хроматографии из молочной сыворотки удалось выделить несколько таких низкомолекулярных белков. Исследователей, конечно, сразу же заинтересовал вопрос: способны ли факторы роста, содержащиеся в сыворотке, оказывать стимулирующее влияние на деление клеток базального слоя эпидермиса. Другими словами, могут ли они заменить и (или) дополнить действие истинных митогенов — факторов роста, продуцируемых в коже макрофагами, нейтрофилами, лимфоцитами и фибробластами, которые отвечают за миграцию и дифференцировку эпителиальных клеток и ускоряют клеточное деление. В опытах in vitro на клеточных культурах удалось выяснить, что факторы роста, выделенные из молочной сыворотки, стимулируют рост человеческих и мышиных фибробластов и миобластов. Как поведут себя факторы роста в реальной ситуации, т. е. в организме человека, можно только предполагать, поскольку данные о их поведении в условиях in vivo пока отсутствуют.

К сожалению, нет никаких сведений и о клинических испытаниях в этой области. Словом, из-за недостатка информации ученые еще не могут разработать четкие практические рекомендации по использованию молочной сыворотки (или ее основных компонентов) в косметических целях. И, тем не менее, многовековые эмпирические наблюдения и сам факт наличия в сыворотке регенирирующих соединений указывает на то, что она может быть весьма полезна при создании новых anti-аge средств. В частности, существует предположение, что молочную сыворотку можно использовать в качестве эффективной и безопасной антиоксидантной добавки.

Дело в том, что в молочной сыворотке обнаружено высокое содержание глутамилцистеина — основного предшественника биоантиоксиданта глутатиона, роль которого в человеческом организме огромна. В паре с ферментом глутатионпероксидазой он обезвреживает перекись водорода, превращая ее в воду, и взаимодействует с токсичными гидроперекисями липидов, переводя их в более безопасную форму. Но это еще не все. В какой-то мере глутатион является гарантом сохранности в организме токоферола и аскорбиновой кислоты. Не будь его (глутатиона) эти витамины, скорее всего, разрушались бы необратимо. Именно благодаря глутатиону, витамин С, который не синтезируется в организме, может, подобно птице Феникс, снова и снова возрождаться. А опыты на крысах показали, что потребление рациона, обогащенного белками молочной сыворотки, предотвращает развитие окислительного стресса, связанного с дефицитом витамина Е. Причем точно такой же эффект давало введение в рацион либо самого глутатиона, либо его предшественника — глутамилцистеина.

В то же время у животных, не страдающих Е-авитаминозом, потребление белков молочной сыворотки приводило к повышению в тканях уровня глутатиона.

Это дает основания предположить, что молочную сыворотку (или содержащийся в ней глутамилцистеин) можно использовать для стимуляции собственной антиоксидантной системы организма. И надо заметить, что в последние годы такой подход к разработке anti-age средств вызывает все больший интерес. Причин этому несколько. Во многие косметические композиции очень часто включаются растительные экстракты, обладающие антиоксидантной активностью. Но, к сожалению, пока еще не существует конкретных рекомендаций о том, какие именно антиоксиданты и в каких именно количествах нужно вводить в состав кремов для получения максимального омолаживающего эффекта, и поэтому всегда есть вероятность неверно выбрать содержания антиоксидантов. А это может привести к нежелательным последствиям. Поэтому-то некоторых исследователей и привлекает возможность стимулировать собственную антиоксидантную систему организма, вводя в состав anti-age средств вещества, подобные глутамилцистеину. Теоретически таким способом можно не только замедлить процессы старения кожи, но и снизить потребность в токофероле и аскорбиновой кислоте. А это немаловажно, ведь не секрет, что в некоторых косметических средствах содержание витаминов Е и С достигает критических значений.

Итак, существует, по крайней мере, три относительно безопасных способа замедлить старение кожи. Для этого достаточно ввести в состав косметических композиций либо биоантиоксиданты, либо фитоэстрогены, либо вещества, стимулирующие собственную антиоксидантную систему организма.

Литература

  1. Березов Т. Т., Коровкин Б. Ф. Биологическая химия.— М: Медицина.— 1990.— С. 533.
  2. Болдырев А. А. Введение в мембранологию.— М: Издательство МГУ.— 1990.— С. 205.
  3. Справочник по медицинской косметике под редакцией Б. Т. Глухенького.— Киев: Здоровья, 1990.— С. 302.
  4. Ильинских Н. Н. Старение и смерть клеток // http://www.tmn.ru/~tumakad/htm1/3/312.htm
  5. Молочная сыворотка в косметике // http://www.cmjournal.com/Russian/ruspage218.htm
  6. Марголина А. Коэнзим Q в косметике против старения //
  7. Гормоны молодости // http://www.cmjournal.com/Russian/ruspage216.htm
  8. Сторожок Н. М. Биологическое действие природных антиоксидантов // Провизор.— 1998 —№ 2. — С.50–52




© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика