Логотип журнала "Провизор"








А. В. Чубенко, Т. И. Нижерадзе

Проведение маркетинговых исследований по наиболее эффективным и продаваемым препаратам за рубежом

Анализ рейтинга различных компаний по количеству соединений, находящихся в стадии исследования и разработки (R and D), показывает (таблица 1), что ведущие места в мире на протяжении последних лет занимают компании «Hoechst Marion Roussel», «GlaxoWellcome», «Pharmacia and Upjohn», «Merсk & Co и др». В 1997 г. в фармацевтической промышленности наибольшие инвестиции в R & D имела компания «GlaxoWellcome», что составило 1,9 биллионов долл. США, так же как и в 1996 г., приблизительно 14% от общего объема продаж, опередив лидера последних лет «Novartis» (таблица 2). На третьем месте компания «Roche», которая в рейтинге по проценту от общего объема продаж, выделяемому на разработку новых ЛС, оказалась на первом месте (21%). Новая компания «Aventis» в 1998 г. может стать ведущей с бюджетом на R & D 2 блн. долл. (ее приблизительный бюджет на эти цели составил в 1997 г. 2.4 блн. долл.).

Таблица 1. Рейтинг фармацевтических компаний по количеству соединений на стадиях исследования и разработки (R and D)
1994 г.
Название фирмы Общее количество Соединения, bсозданные на фирме
1. Roche 115 72
2. Merck & Co 113 94
3. Ciba-Geigy 102 71
4. SmithKline Beecham 101 61
5. Bristol-Myers Squibb 94 76
1995 г.
Название фирмы Общее количество Соединения, созданные на фирме
1. Hoechst Marion Roussel 189 125
2. GlaxoWellcome 154 117
3. Pharmacia & Upjohn 145 94
4. American Product House 130 75
5. Merck & Co 126 108
1996 г
Название фирмы Общее количество Соединения, созданные на фирме
1. Hoechst Marion Roussel 204 145
2. GlaxoWellcome 143 113
3. Pharmacia & Upjohn 143 93
4. USNIH 130 97
5. Merck & Co 121 105

 

Таблица 2. Ассигнования на разработку и исследования (R & D) у ряда фирм в 1997 г.

Kомпания

Ассигнования на R & D
(в млн долл. США)

R & D, % от продажи

GlaxoWellcome 1.882 14.4
Novartis 1.813 18.6
Roche 1 1.760 21.2
Pfizer 2 1.710 16.0
Merck & Co 3 1.684 11.9
Lilly 4 1.382 17.3
Hoechst 1.374 17.0
Johnson & Johnson 1.282 16.7
SmithKline Beecham 1.272 17.5
Pharmacia & Upjohn 5 1.217 18.5

1 включая ОТС и Genentech;
2 включая медицинские технологии;
3 включая средства ветеринарии, за исключением не-Мерковских продуктов Медко;
4 включая средства ветеринарии;
5 включая средства ветеринарии, питания, диагностики, продукты химического производства и Biotech/Biocore

На протяжении последних лет происходит объединение фармацевтических фирм. Создание новой компании «Aventis» за счет объединения «Hoechst» и «Rhone-Poulenc» выведет ее (по прогнозу, приведенному в «Scrip») по объему продаж на третье место. «Aventis» займет место «Merck & Co», которую отодвинет в рейтинге на четвертое место.

Некоторые компании в 1997 году объявили о своих намерениях выпускать новые ЛС в ближайшем будущем. В частности, «GlaxoWellcome» поставила задачу до 2000 года выпускать по 3 новых ЛС ежегодно. Фирма «Pfizer», чей бюджет на R & D возрастает быстрее, чем у большинства других фармацевтических фирм, запланировала в 1997–1999 гг. выпуск 6-ти новых ЛС.

В таблице 3 показана роль различных регионов мира и отдельных стран в эволюции фармацевтического рынка. Обращают на себя внимание темпы роста таких странах, как США, Франция и Великобритания в 1994–1996 гг. В 1998 г. картина распределения фармацевтического рынка между странами по сравнению с 1997 г. практически не изменилась, за исключением появления в первой десятке стран Латинской Америки и Австралии с Новой Зеландией. Для Венгрии фармацевтический рынок оценивался в 850 млн долл., в Чехии и в Словакии — 950 и 500 млн долл. США соответственно. По ценам производителей объем рынка в Румынии составил 350 млн долл., в Словении — 250 млн долл. Эстонский рынок оценивался (по розничным ценам) в 44 млн долл., а в Украине — 900 млн долл. США.

Таблица 3. Рейтинг различных регионов мира и стран по удельному весу продажи фармацевтической продукции на мировом фармацевтическом рынке в динамике (1994–1998 гг.)
(данные приведены на конец сентября 1998 г. и сравниваются с данными, полученными в конце сентября 1997 г).
Рынок % продажи на мировом рынке % роста на миро-вом рынке
1994 г.
1. Европа 32 3
2. Франция 7 4
3. Германия 6 (6)
4. Италия 5 (4)
5. Великобритания 3 9
6. США 31 5
7. Япония 21 4
8. Латинская Америка 5 25
9. Азия 5 13
10. Африка + Ср. Восток 2 18
11. Австралия 1 14
12. Другие 3 15
1995 г.
1. США - 10
2. Япония - 9
3. Германия - 7
4. Франция - 5
5. Италия - 4
6. Великобритания - 8
7. Испания - 11
8. Kанада - 4
9. Нидерланды - 6
10. Бельгия - 6
1996 г.
1. США 41 7
2. Япония 18,4 2
3. Германия 12 8
4. Франция 10,4 2
5. Италия 6,3 11
6. Великобритания 4,7 10
7. Испания 3,6 10
8. Kанада 2,6 4
9. Нидерланды 1,4 7
10. Бельгия 1,4 1
1997 г.
1. США 39,4 15
2. Япония 26,9 -10
3. Германия 8,9 0
4. Франция 8,5 3
5. Италия 5,2 7
6. Великобритания 4,5 8
7. Испания 2,9 8
8. Kанада 2,4 9
9. Нидерланды 1,1 6
10 Бельгия 1,1 4
1998 г.
1. США 39.9 + 9
2. Япония 20.8 - 3
3. Германия 8.3 + 6
4. Франция 7.7 + 5
5. Италия 4.9 + 7
6. Великобритания 4.5 + 8
7. Испания 2.8 + 11
8. Kанада 2.3 + 13
9. Страны Латинской Америки (Бразилия, Аргентина, Мексика) 7.4 (3.7 + 1.9 + 1.8) + 4
10. Австралия/ Новая Зеландия 1.4 + 8
11. Всего (по ведущим странам) 180,811 млн долл. + 5

В 1998 г. предполагаемый на конец года общий объем фармацевтического рынка (розничная продажа + продажа больницам) должен был составить 302,9 блн долл. США. Ожидаемая средняя величина его роста на следующие 5 лет составит 8%, что дает предполагаемую величину продаж в 2002 г. — 411.9 блн. долл. США (данные «IMS Health’s Global Pharma Forecasta» 1998–2002).

Интересен анализ рейтинга соединений исходя из механизма их действия. Анализ доступных данных по 1994–1998 гг. показал (таблица 4), что в 1994 году наибольшее значение в разработке новых ЛС уделялось соединениям, механизм действия которых обусловлен:

  1. ингибированием синтеза клеточной стенки — 144 соединения (цефалоспорины, азоловые противогрибковые препараты, пенициллины);
  2. антагонизмом агрегации тромбоцитов — 144 соединения (ингибиторы простагландина и др.);
  3. антагонизмом синтеза белка — 141 соединение (интерфероны, олигонуклеотиды);
  4. антагонисты кальциевых каналов — 120;
  5. ингибированием циклооксигеназы — 119.

Изучаемые соединения относились к 997 фармакологическим и 195 терапевтическим категориям. Основные фармакологические категории представлены в таблице 4.

Таблица 4. Рейтинг разрабатываемых соединений по механизму действия (в динамике)
Механизм действия

1994 г.

1995 г.

1996 г.

Рейтинг

Kоличество соединений

Рейтинг

Kоличество соединений

Рейтинг

Kоличество соединений

1. Ингибирование синтеза клеточной стенки

1

144

1

138

1

140

2. Антагонизм агрегации тромбоцитов

1

144

3

103

7

95

3. Ингибиторы синтеза белка

3

141

2

134

2

140

4. Антагонисты Са-каналов

4

120

5

100

4

105

5. Ингибитор циклооксигеназы

5

119

3

103

3

113

6. Антагонисты ДНK

6

108

6

97

6

101

7. Ингибитор гидролиза АТ ДНK топоизомеразой

7

106

7

95

5

103

8. Ингибитор синтеза простагландина

8

92

8

85

8

87

9. Стимуляция костного образования

9

75

9

74

9

79

10. Ингибитор синтеза ДНK

10

73

11

66

11

71

11. Ингибиторы РНK-направленной ДНK полимеразы

11

69

10

70

12

70

12. Ингибитор синтеза РНK

12

67

13

62

18

52

13. Ингибитор 5-липооксигеназы

13

57

-

-

-

-

14. Стимуляция ДНK-направленной РНK полимеразы

13

57

12

65

10

74

15. Антагонист арахидоновой кислоты

13

57

13

62

16

59

16. Ингибитор тромбина

16

55

15

61

13

69

17. Агонист калиевого канала

17

53

19

48

20

48

18. Стимуляция эстрадиол 17-бета дегидрогеназы

18

52

16

56

14

68

19. Антагонист ФАТ

18

52

-

-

-

-

20. Ингибитор ВИЧ-протеазы

20

49

17

54

17

57

21. Стимуляция сульфотрансферазы эстрона

-

-

18

49

15

61

22. Антагонист натриевого канала

-

-

20

47

18

52

На протяжении 1995 года разрабатывались ЛС, следующего механизма действия (таблица 4):

  1. Ингибиторы синтеза клеточной стенки — 138 соединений (многие антибактериальные и противогрибковые препараты).
  2. Антагонисты синтеза белка — 134 (интерфероны, ретиноиды, интерлейкины).
  3. Антагонисты агрегации тромбоцитов — 103 (антитромботические средства и простагландины).
  4. Ингибиторы циклооксигеназу — 103.
  5. Антагонисты кальциевых каналов — 100.

Важно, что рейтинг ингибиторов ВИЧ-протеаз поднялся (с 20 до 17 позиции) среди 54 разрабатываемых ЛС. В 1996 году большое внимание уделялось ЛС (таблица 4), механизм действия которых обусловлен ингибированием синтеза клеточной стенки (140) и антагонизмом синтеза белка (113). Третье, четвертое и пятое места занимали соответственно ингибиторы циклооксигеназы (105), антагонисты кальциевого канала (105), АТФ гидролизирующие ингибиторы ДНК топоизомеразы (103). В 1997 году разработка новых ЛС велась по 89 новым направлениям, причем большое внимание уделялось разработкам в области фармакогенетики.

В связи с существованием потенциального рынка для новых ЛС (только 30% всех заболеваний можно лечить этиологически) за прошедшие пять лет в большинстве компаний отделы R & D (исследования и разработки) реорганизованы на основе новых приоритетных направлений.

Пути (рathways) сигнальной трансдукции, влияющие на рост клетки, стали центром внимания в исследованиях противоопухолевых ЛС за прошедшие несколько лет. Работы были сконцентрированы на изучении внеклеточных стимуляторов этих путей, таких как факторы роста и киназы рецептора тиразина (КRТ), которые являются медиаторами этих воздействий на поверхность клетки (более 30 таких программ представлено в базе данных «Pharmaprojects»).

Митоген-активизирующий белок (МАВ) киназного пути изучался рядом компаний («Zeneca», «Sсhering-Plough», «Merck & Co» и др.) с исследованием ключевого активизирующего белка (Ras), который в 1997 году стал предметом изучения в 30 исследовательских программах. В большинстве из них пытались ингибировать преобразование Ras, предупреждая действие Ras фарнезилтрансферазы, хотя новейшие направления, разрабатываемые «ProScrip» и «Acacia», включают ингибирование протеазы, Ras-конвертирующего фермента-1 (Rce-1).

В последнее время начатое изучение молекулярной основы развития клеточного цикла и определение роли циклинов, циклинзависимых киназ и опухолевых супрессоров, таких как р53 и белка ретинобластомы, что дает большую возможность для разработки противоопухолевых ЛС. В 1997 г., по данным «Pharmаprojects», проводилось около 20 программ по восстановлению супрессорной противоопухолевой активности, в основном относящейся к р53.

Уместно отметить, что к наибольшим научным открытиям в области фармакологии за последние пять лет, согласно авторам журнала «Scrip», отнесены:

  1. новые протеазные ингибиторы и ингибиторы обратной транскриптазы, которые в комбинации с другими ЛС могут стать поворотным пунктом в лечении ВИЧ-инфекции. Благодаря им у десятков тысяч больных СПИДом активность вируса сократилась так, что не подлежит измерению современными методами. Протеазные ингибиторы: nelfinavir (нелвинавир), «Agouron»/«Japan Tobacco»; 141W94, «GlaxoWellcome»/«Vertex»; индинавир (indinavir), Merck & Co; ритонавир (ritonavir), «Abbott»; зинтевир (zintevir, «Aronex»); Tat (City of Hope University). Ингибиторы обратной транскриптазы: невирапин (nevirapine), «Boehringer Ingelheim»; ламивудин (lamivudin), «Biochem Pharma»/ «GlaxoWellcome»; дилавердин (delavirdin), «Pharmacia»/«Upjohn»; абакавир (abacavir), «GlaxoWellcome»; эфавирен (efavirenz), «DuPont»;
  2. ЛС для лечения амиотрофического латерального склероза (рилузол (riluzole), «Rhone-Poulenc Rorer») и рассеянного склероза (авонекс (avonex), «Biogen»; копаксон (copaxone), «Teva»; новантрон (novantron), «Immunex»; бетаферон (betaferon), «Schering»);
  3. открытие двух АроЕ генов, отвечающих за возникновение болезни Альцгеймера, что дало возможность начать разработку новых ЛС («Glaxo», «Japan Tobacco»);
  4. генная терапия — первые ЛС, используемые для лечения кистозного фиброза (пульмозим (pulmozyme), «Geneteche»);
  5. первое применение ретиноидного соединения для лечения промиелоцитной острой лейкемии (весаноид (vesanoid), «Roche»);
  6. новый терапевтический подход для лечения онкозаболеваний и острых сердечно-сосудистых заболеваний — терапия моноклональными антителами (томудекс (tomudex, «Zeneca»; герсептин (Herceptin), trastuzumab, «Roche», ритуксан (Rituxan, rituximab, «Roche»);
  7. два новых подхода для лечения ожирения: на основе ингибиторов нейропептида J (нейроген (Neurogen, «NGD») и на основе действия гормона насыщения — лептина;
  8. новое поколение противогрибковых средств — ингибирующие 2 фактор элонгации (GH-237354, «GlaxoWellcome»);
  9. первый модулятор рецептора эстрогена — эвиста (Evista, raloxifen, «Lilly»), предназначенный для предупреждения остеопороза;
  10. внедрение на рынке нового поколения препаратов для лечения диабета 2 типа (repaglinide, «Novo Nordisk»).

Целесообразно более подробно рассмотреть достижения отдельных фирм в медикаментозном лечении некоторых до сих пор трудно излечимых или неизлечимых заболеваний.

За последние несколько лет наблюдается постоянный прогресс в лечении ряда нейродегенеративных заболеваний, таких как болезнь Альцгеймера, амиотрофического латерального склероза и рассеянного склероза. Поэтому 90-е годы определяют как «десятилетие мозга». В частности, одним из достижений является внедрение ЛС для лечения болезни Альцгеймера. Успешно прошли испытания (без проявлений токсического воздействия на печень, что характерно и для других препаратов этого класса) ингибитор ацетилхолинэстеразы — донепезил (donepesil, Aricept, «Eisai»/ «Pfizer»). Выпущен на рынок абакавир (аbacavir, «GlaxoWellcome») В 1998 г. проходила третья фаза клинических испытаний ЛС с аналогичным механизмом действия — галантамина (galantamine, «Shier»). В связи с тем, что действие эстрогена задерживает начало болезни проводились испытания премарина (premarin, «Wyeth-Ayerst»).

Клинические испытания растительного экстракта Ginkgo biloba показали, что препарат замедляет прогрессию болезни Альцгеймера на 6 месяцев. В 1997 г. были запланированы его испытания в 25 странах мира.

В области создания новых лекарственных средств для лечения болезни Альцгеймера и слабоумия 1998 г. был не совсем удачным. Компания «Bayer» задерживает (в III фазе клинических испытаний) внедрение на рынок ингибитора ацетилхолинэстеразы (АХЭ) — метрифоната (metrifonat), в связи с выявлением побочных эффектов — появления мышечной слабости у пациентов. Ингибитор АХЭ (Exelon, rivastigmin, «Novartis»), утвержденный в Европейском Сообществе и других странах, в США FDA не зарегистрирован до получения дополнительной информации, подтверждающей безопасность его применения в высоких дозах. В то же время компания «Hoechst Marion Roussel» прекратила выпуск на рынок Японии пропентофиллина, предназначенного для лечения болезни Альцгеймера и васкулярного слабоумия, при создании которого использовался новый подход — предотвращение развития патологических процессов с помощью активации глиальных клеток. Спустя некоторое время Европейский Комитет по патентованным медицинским продуктам (КПМП) отказал компании в выдаче лицензии на его продажу. Однако компания не согласилась с решением КПМП и подала апелляцию. У ряда компаний также произошли заминки при работе с целым классом новых препаратов для лечения болезни Альцгеймера, агонистами мускариновых М1 рецепторов, («Forest Labs», «SmithKline Beecham», «Hoechst Marion Roussel»), и они прекратили их разработку.

При лечении прогрессирующего рассеянного склероза (заболевания, для которого в настоящее время нет эффективного лечения) показали блестящие результаты препараты компаний «Immunex» (Novantrone) и «Schering AG» (Betaferon).

Шизофрения — заболевание, которое охватывает 0,5–1% населения и составляет 25% от общего числа психиатрических заболеваний. Существующие ЛС имеют большой перечень побочных эффектов. Однако оланзапин (olanzapine, «Lilly»), поступивший в продажу, практически их не имеет. Поступил в продажу и представлен на рынке нескольких европейских стран амизулприд (amisulpride, «Synthelabo»). Для лечения шизофрении в 1997 г. «Zeneca» внедрила новое нетипичное антипсихотическое ЛС — кветиапин (Seroquel, quetiapine).

1998 г. в плане появления на рынке новых ЛС для лечения шизофрении был не совсем удачным. Так компанией «Lundbeck» добровольно отозван с европейского рынка препарат Сердолект (Serdolect, sertindole), так как отмечены случаи внезапной детской смерти. Ранее, в США в связи с необходимостью проведения дальнейших клинических исследований была отклонена лицензия на продажу этого препарата, выпускаемого по лицензии компанией «Abbott». Внедрение нового фармацевтического продукта зипрасидона (Zeldox, ziprasidon, «Pfizer»), несмотря на появление его на рынке Швеции, потребовало сбора дополнительных данных по клиническому применению.

Для лечения эпилепсии внедряется ЛС с новым механизм действия габитрил (gabitril, Тiagabin, «Novo-Nordisk») — ингибитор связывания ГАМК.

Параллельно в США внедрены два антидепрессанта с новым механизмом действия — венфлаксин (venflaxin, Effekoor) и нефазодон (nefazodon, Serson; «Brystol-Myers Squibb»).

В 1996 г. созданы два ЛС для лечения заболеваний двигательного нейрона (известного как амиотрофический латеральный склероз): антагонист глютамата Рилутек (riluzole, Rilutek; «Rhone-Poulenc Rorer») и миотрофин (myotrophine, Cephalon), рекомбинантный инсулинподобный фактор роста.

На протяжении 1994, 1995 и 1996 гг. созданы два ЛС, конкурентных по отношению к бетасерону (Betaseron, интерферон-b-1б, Schering), единственному препарату лицензированному для лечения рассеянного склероза: авонекс (Аvonex, интерферон-b-1а, «Biogen») и копаксон (copaxone, «Teva»). При проведении клинических испытаний препараты показали статистически значимое замедление развития болезни и улучшение качества жизни. Ребиф (Rebif, interferon beta-1a, «Serono») в клинических испытаниях показал значительные улучшения основных показателей при этом заболевании и был выпущен на рынок в 1998 году.

Для лечения болезни Паркинсона в Великобритании был внедрен ропинирол (Ropinirol, «SmithKline Beecham»), эффективный на ранних стадиях заболевания.

Для лечения болезни Паркинсона в 1997 г. был представлен новый класс ЛС — ингибиторов катехол-О-метил трансферазы (КОМТ), в том числе толкапон (Tasmar, tolcapone, «Roche») и энтакапон (entacapone, «Novartis»/«Orion»). Однако в 1998 г. было выявлено побочное действие тазмара (Tasmar, tolpacone, «Roche») — гепатит. Это привело к удалению препарата с европейского и канадского фармацевтических рынков (в США ограничились упоминанием о побочном действии в инструкции). После возникновения проблем с тазмаром КПМП решил пересмотреть материалы по энтакапону (Comtess/Cotan, entacapone, «Orion»/«Novartis») и рекомендовал в инструкции указать побочное действие — появление нейролептического синдрома при резкой отмене препарата. Продолжалось внедрение Д2-агонистов допамина — ReQuip (ropinirole, «SmithKline Beecham»).

Новая лекарственная форма (назальный спрей) ЛС суматриптанa (sumatriptan, «GlaxoWellcome») была выпущена на рынок для лечения мигрени. Рынок ЛС от мигрени в 1997 г. увеличился на 2 триптановых ЛС — зомиг (Zomig, zolmitriptan, «Zeneca») и нарамиг (Naramig, naratriptan, «GlaxoWellcome»). В настоящее время это важно, так как только 10% населения, страдающих от мигрени, получают лечение.

Для терапии травм головного мозга предложены ЛС нимодипин (nimodipin, «Bayer») и SNX-III (Neurex), антагонисты кальция, которые успешно прошли клинические испытания. Прекращена разработка «Pharmacia & Upjohn» тирилазида. В 1998 г. была приостановлена III фаза испытаний блокатора кальциевых каналов зинокотида (zinocotide, «Elan»), предназначенного для лечения травм головного мозга. Но все еще ведутся исследования по применению зинокотида при хронических болях. В этом направлении дают надежду результаты испытаний дексабинола (dexabinol, «Pharmos»).

Одним из заболеваний, которым подвержены пожилые пациенты, является недержание мочи. В 1998 г. произошел взрыв активности исследований в этом направлении, и ВОЗ реклассифицировала недержание мочи как болезнь, а не как болезненное состояние. Были выпущены на рынок два новых ЛС (Detrusitol, tolterodine, «Pharmacia & Upjohn» и Detrunorm, propiverine, «Schering-Plough»). Проведена работа с ранее созданными ЛС с целью уменьшения их побочных эффектов. В этом плане компания «Alza» разработала новую лекарственную форму оксибутинина, которая уменьшает сухость во рту на 50%.

Значительное внимание уделялось внедрению новых оригинальных ЛС для лечения сердечно-сосудистых заболеваний. В частности, в 1994–1995 годах был представлен новый тканевой плазминогенный активатор (новый тромболитик) — ретеплаза (reteplaza, «Boehringer Mannheim»). Разработано уникальное по механизму действия антиаритмическое ЛС — центокор (centocor, «Lilly»), первый из нового класса ЛС, которые воздействуют на 2в/3а рецептор тромбоцитов и применяются при высоком риске во время проведения коронарной ангиопластии.

Особое внимание специалистов уделено так называемым «супер-аспиринам» (Реo Прo, «Centocor»/«Lilly»), блокирующим окончательный общий путь активации тромбоцитов, и более эффективным, чем внедренные сейчас.

В 1996–1998 годах в области лечения ССЗ также были предложены:

правастатин (pravastatin, «Bristol-Myers Squibb»), гиполипемическое средство, которое обладает преимуществом перед существующими ЛС в области снижения холестерина у больных, страдающих сердечными приступами, а также аторвастатин (atorvastatin, «Warner-Lambert») (atorvastatin, «Pfizer»), церивастатин (cerivastatin, «Bayer»), ловастатин (lovastatin, «Merck & Co»);
рео про (Reo pro, abuximab, «Centocor»/«Lilly»), антитромбоцитарное ЛС, антагонист gpIIb/ IIIa — «новый этап в лечении острых коронарных синдромов» [1]; обладает большими преимуществами в этом классе ЛС по эффективности и по длительности действия;
амиoдорон (amiodoron, «Sanofi»/«Wyeth-Ayerst»), антиаритмическое ЛС — первое ЛС этого класса, которое при клинических испытаниях не дало увеличения смертности, связанной с аритмией;
ибутилид (ibutilid (Corvert), «Pharmacia & Upjohn»), антиаритмическое ЛС.

В 1996 г. развернулась дискуссия по поводу предположения, что антагонисты кальция могут вызывать рак. Этот вопрос остается на повестке дня, несмотря на относительно благожелательный ответ, данный в январе прошлого года консультативным комитетом FDA по этому вопросу.

На рынок в 1997 г. выпущен новый блокатор кальция позикор (Posicor, mibefradil, «Roche»), который провозглашен компанией как более безопасный по сравнению с другими ЛС этого класса в связи с уникальным механизмом действия на Т-канал кальция, который замедляет скорость сердечных сокращений. Однако произошло обратное и были обнаружены потенциально опасные взаимодействия с другими сердечно-сосудистыми ЛС. Вторым случаем стало изъятие FDA лицензии на продажу препарата компании «Wyeth-Ayerst» — тазосартана (tasosartan), антагониста ангиотензина II, из-за его возможного нежелательного воздействия на печень.

В 1998 году были завершены клинические испытания ЛС фелодипина компании «Astra» (felodipin, «Astra») и каптоприла (captopril, «Bristol-Myers Squibb»). В первом случае были получены обнадеживающие результаты в области понижения давления, а во втором случае было показано что ингибиторы АХЭ так же эффективны в предотвращении сердечных приступов, как бета-блокаторы и диуретики.

Разработка нового поколения блокаторов gpIIb/ IIIa, вводимых орально, проходит плохо. Два препарата компаний «Zeneca» и «Rhone-Poulenc Rorer» были изъяты с рынка, а при проведении 3 фазы клинических испытаний ЛС орбофибана компании «Searle» было получено увеличение смертности на ранних этапах лечения. Однако при длительном применении это ЛС оказывало полезное действие, и испытания продолжаются.

1998 год был удачным в области разработки ЛС для лечения пороков сердца. Прошли клинические испытания, показавшие определенные преимущества новых способов лечения, включая лечение бета-блокатарами, в том числе бисопрололом (bisoprolol, «Merck Kga») и метопрололом (metoprolol, «Astra»), которые уменьшали смертность пациентов. Полученные результаты вместе с уже существующими данными по ЛС карведилолу (carvedilol, «SmithKline Beecham»/«Roche») подтверждают возможность применения бета-блокаторов в качестве стандартной терапии пороков сердца. Третьим основным достижением 1998 года стало уменьшение смертности при применении антагониста альдостерона — спиронолактона (spironolacton, «Searle»).

Для лечения нарушений системы свертывания крови на рынок были выпущены три новых ЛС: клопидогрел («Sanofi»/«Bristol-Myers Squibb») и два блокатора gpIIb/ IIIa — аграстат (Аgrastat, tirifiban, «Merck & Co») и интегрилин (Integrelin, eptifibatide, «COR»), которые показали положительные результаты в широкомасштабных испытаниях при нестабильной стенокардии. Тогда как современные блокаторы gpIIb/IIIa вводятся внутривенно и предназначены для острых случаев, клопидогрел, обладая другим механизмом действия, принимается per os и предназначен для профилактики последующих сердечных приступов или для их профилактики при заболеваниях периферической артериальной системы. Это ЛС уже используется пациентами при ангиопластике. При проведении широкомасштабных клинических испытаний двух антитромботических ЛС (lepirudin, «Hoechst»; enoxaparin, «Rhone-Poulenc Rorer») были получены положительные результаты.

Последняя категория антигипертензивных средств, которая была выпущена на рынок — антагонисты ангиотензина II, вызвала большой интерес в связи с теоретическим предположением, что эти ЛС превосходят по эффективности ингибиторы АХЭ. Они включали кандесартан (candesartan, «Takeda»/«Astra»), ирбесартан (irbesartan, «Sanofi»/ «BMS») и эпросартан (eprosartan, «SmithKline Beecham»).

Также был выпущен на рынок бета-блокатор карведилол (carvedilol, «SmithKline Beecham»/«Boehringer Mannheim»).

Продолжается дискуссия о переносимости новейших ингибиторов циклооксигеназы-2 (ЦОГ-2) и наличии побочных эффектов со стороны ЖКТ во время лечения воспаления при ревматоидном артрите. Однако они хорошо проявили себя в 1998 году, обладая лучшими характеристиками безопасности, чем стандартные НСПВ ЛС. «Boehringer Ingelheim» и «SmithKline Beecham» объявили о продвижении своих ЛС мелоксикама (meloxicam) и набуметона (nabumetone). Препарат целебрекс (Celebrex, celecoxib, «Searle») получил положительное решение экспертного органа США, и эксперты склоняются к мнению о том, что этот препарат является первым в новом классе НСПВ с меньшим токсическим действием на ЖКТ.

В этом направлении препарат энбрел (Enbrel, etanercept, «Immunex») обладает совершенно новым механизмом действия, которое влияет на избыток фактора некроза опухоли (ФНО), присутствующего в суставах и являющегося ключевым медиатором воспаления. Введение препарата дважды в неделю подкожно способствовало устранению ряда симптомов заболевания.

Другим препаратом, обладающим анти-ФНО действием и предназначенным для лечения ревматоидного артрита является ремикад (Remicade, infliximab, «Centocor»), который находится на последней стадии разработки по данному показанию (на американском рынке препарат уже применяется для лечения болезни Крона).

Другой областью, в которой иммуносуппрессия имеет большое значение, является трансплантация. Внедрен иммуносуппрессант MAB — зенапакс (Zenapax, ducrizumab, «Roche»/«Protein Design Lab.»).

Литература

  1. Чубенко А. В., Нижерадзе Т. И. Исследование тенденций развития фармацевтического рынка за рубежом за 1994, 1995 и 1996 г.// Провизор.— 1997.— № 24.— С. 12–15.
  2. Scrip,- 1997.— № 12.— С. 3–46.
  3. Scrip.— 1998.— № 1.— С. 18–50.
  4. Scrip.— 1998.— № 12. — С. 11–56.
  5. Scrip.— 1999.— № 1 .— С. 9–48.
  6. Scrip.— 1999.— № 2 .— С. 14–64.
  7. Даниленко В. С., Чубенко А. В., Нижерадзе Т. И. Анализ динамики исследований по созданию новых лекарственных средств в развитых странах//Фармакологічний вісник.— 1998.— № 2.— С. 24–36.
  8. Нижерадзе Т. И., Чубенко А. В. Анализ состояния внедрения новых лекарственных средств в развитых странах за 1998 год//Провизор.— 1999.— № 13.— С. 13–16.

продолжение № 2'2000





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика