Логотип журнала "Провизор"








Наталья Бенюх, к. ф. н.

История фармации Галичины (XII–XX вв.)

Начало в № 20, 21, 22, 23

Организация работы аптечных учреждений Галичины и правительственное регулирование аптечной службы

Оснащение галицких аптек зависело от финансовых возможностей собственника. Оформление интерьера, витрин служило прежде всего рекламным целям.

В аптеках использовался различный инвентарь — от примитивных стаканов и колб алхимиков до новейшей в то время аппаратуры — микроскопы, аналитические весы. Провизоры пользовались различными весами, ручными машинками для изготовления пилюль и свечей, штанглассами фарфоровыми, фаянсовыми и изготовленными из цветного стекла, а также из дерева и металла, с надписями, обрамлениями и эмблемами аптек, наборами ступок, прессами для изготовления соков из лекарственных растений и фруктов, траворезками, инфундирными аппаратами, перегонными кубами для получения дистиллированной воды и спирта, бочками для вина и амфорами из глины для сиропов, лубяными, деревянными, металлическими коробками для хранения лекарственных средств.

В 1784 году в Галичине введена венская система меры и веса и сурово запрещалось пользоваться старой польской системой мер.

Собственники аптек проявляли большой интерес к изобретениям новых приборов, о чем их систематически информировали фармацевтические журналы. Так, интересной и познавательной была статья «Аптекарские весы» («Фармацевтические ведомости», 1888 г.) — о разновидностях весов, их практическом применении, метрической мере.

За весовую единицу был принят аптекарский фунт Libra, сокращенно Lb делится на 12 унций. Одна унция составляла 12 драхм. Одна драхма — 3 скурпулы /scurpulium/, одна скурпула — 20 гран, один гран — вес одного зернышка.

Краевой совет здоровья требовал, чтобы аптекари содержали свое оборудование в идеальном порядке. Аналитические весы должны стоять на специально отведенном для них столе, защищенном от вибрации. Все реактивы и приборы — около соответствующих шкафов, размещенных в легкодоступном месте.

Совет здоровья признал справедливым прошение аптекарей Восточной Галичины о том, чтобы изъять из сельских аптек сложные аппараты, микроскопы и аналитические весы: они требуют высокой квалификации аптекарей, поэтому практически не используются.

Ассортимент галицких аптек XVIII–XIX вв. на 80% состоял из лекарственных средств растительного происхождения, где 57,7% — продукты обработки растительного сырья (масла, смолы, эссенции и соки), химикаты составляли 6,7–10%, вещества животного происхождения 7–10%.

Среди лекарственных форм были микстуры, порошки, капли, сиропы, настои, а также смеси лекарственных трав.

В аптеках изготавливались также торты, марципаны, ликеро-водочные изделия.

Жесткая конкурентная борьба и погоня за прибылью побуждали фармацевтов выпускать такие товары, которых не было в других аптеках.

С развитием при аптеках научных лабораторий увеличился выпуск товаров, изготовленных в результате химической переработки. Например, собственник аптеки «Под золотой звездой», известный предприниматель К. Миколяш, наладил производство различных косметических средств, лабораторного стекла, лаков и красок.

Хотя правительственные постановления декларировали продажу снадобий только прерогативой аптек, на самом деле лечебными препаратами торговали все, кто хотел. В каждом галантерейном, кондитерском, водочном магазине, даже в портняжной мастерской можно было увидеть разнообразные снадобья в бутылках, коробках и пачках, на этикетках которых красовались гербы европейских государств и детальные подтверждения их эффективности.

Целые столбцы краевых и заграничных газет отводились под рекламу чудодейственных универсальных лекарственных препаратов, силу которых подтверждали выдающиеся европейские врачи.

Каждый год количество новых препаратов увеличивалось, а их названия, рассчитанные на суеверного обывателя, происходили, наверное, из мертвых языков.

Наивным читателям львовских журналов предлагались перстни и перепаски, в которые якобы входили силы электрики и магнетизма; настойки, таблетки и мастики с добавлением святых мощей. Рекламировались «электрические», неестественных цветов жидкости итальянского графа Матгии, которые вылечивали людей почти от всех болезней. Не нужно быть очень осведомленным, чтобы понять: большинство этих универсальных препаратов с их гербами, печатями и рекомендациями были фальшивыми. Тот, кто их продавал, хотел побольше заработать на здоровье людей.

Опасным было то, что свободно продавались препараты, в состав которых входили ядовитые вещества. Снадобья для желудка, от кашля, геморроя, эпилепсии, рака, от тысячи существующих и несуществующих, излечимых и неизлечимых болезней лежали на прилавках магазинов рядом с апельсинами, каштанами, грибами.

В любой аптеке можно было без рецепта приобрести капли от опухолей доктора Варбурга или антигеморроидальные таблетки Моррисона и Лароис.

Приведенные факты свидетельствуют, что аптекарское производство в Галичине в конце XIX в. с развитием промышленных отношений превратилось в простое ремесло.

Недостаток врачей в провинциях Галичины, где проживала большая часть населения, приводила к тому, что там содержали аптеки цирюльники, священники, акушерки, учителя, которые не имели соответствующего образования. Народ не верил в лечение, признавая лишь один препарат от всех болезней — «горилку». Основная масса населения, темная и суеверная, придерживалась принципа: «Как бог даст — так и будет».

Медицинская общественность Галичины была обеспокоена таким положением в сфере изготовления и продажи снадобий, что, с одной стороны, ставило под угрозу здоровье тысяч людей, а с другой — бросало тень на дипломированных врачей и фармацевтов.

Львовский профессор, доктор Адам Чижевич (1841–1910 гг.), депутат Краевого сейма и председатель Краевого совета здоровья, выступая 9 марта 1883 года на заседании Центрального Королевского краевого совета здоровья, требовал прекратить незаконные действия шарлатанов и обманщиков. Вот три пункта санитарных правил:

  1. С тех пор, как существуют в государстве врачебные школы, рекомендация лечебных препаратов является исключительным правом тех, кто по окончании школы сдал соответствующий экзамен.
  2. С тех пор, как существуют в государстве аптеки — привилегированные учреждения для производства снадобий на основании врачебных предписаний и требований фармакопеи — нельзя продавать сложные снадобья или снадобья, содержащие ядовитые вещества, предписание которых не исходит от уполномоченного врача
  3. С тех пор, как существует в государстве норма относительно цены снадобий, способа их употребления и записи, никогда нельзя продавать снадобья с неизвестными составляющими не зависимо от методов лечения — гомеопатических, электрических, гидропатических и др.

Доктор Чижевич обращал внимание и на неправильное анонсирование препаратов, названий которых нет в фармакопее Например, Kilhelnia — чай очищающий кровь, омоложивающие капли pain expelier, бальзам Веториниега, известково-железный сироп Герба, extr. sarsaparillae Рихтера. Эти снадобья названы именами людей, которые не имеют разрешения на их изготовление.

Довольно часто самодельные препараты были ядовитыми. Например, препарат для детей «Jamar-indian grillon» (название по фамилии врача) содержал в себе, кроме тамаринды и сены, еще и подофилину, ядовитое вещество для детей. Гранулы с арсенитом золота доктора Аддисона, содержащие мышьяк, продавались без рецепта.

Нередко псевдоаптекарь давал своему «препарату» выдуманное название без перевода, чем смешнее, тем лучше: «Eypeka tord». На самом деле это был яд для крыс, запрещенный согласно правил продажи ядов.

Поддержав доктора Чижевича в его стремлении упорядочить систему изготовления и продажи снадобий в Галичине, Краевой совет здоровья постановил:
а) чтобы каждое универсальное лекарственное средство, как и препарат, помещенный в фармакопее, имел название, определяющее его главный химический состав;
б) анонсирование универсальных снадобий, если на этикетке нет указания, при каких болезнях употребляется и способа употребления, должно быть запрещено.

Совет здоровья требовал, чтобы в каждой аптеке был необходимый ассортимент снадобий, который должен храниться в соответствующих условиях.

Снадобья должны выдаваться каждому днем и ночью, без промедления и с надлежащей сигнатурой. Если врач сделает на рецепте пометку «срочно», снадобья должны быть выданы в кратчайший срок.

Большое внимание власти уделяли обеспечению врачей-практиков нужными снадобьями. Всегда врач должен иметь при себе аптечку для оказания первой помощи. Аптечка состояла из таких лекарственных средств:

  1. Acidium tannicum, Doses № 10 a 100 gr:
  2. Chloroformium, 100 gr:
  3. Cuprum sulfuricum in pulver,100 gr:
  4. Morphinum hydrochloricum:
  5. Tinctura opii symplex aa 20 gr;

Снадобья для этих аптечек врачи должны были получать из публичных аптек.

Аптечного прейскуранта тогда еще не существовало. Цены на лекарства устанавливались самовольно и, как правило, были очень высокими. В особенности дорожали снадобья во время осад Львова, так как в это время количество аптек значительно уменьшилось. Лекарственные средства были недоступны простым людям.

В 1777 г. новое правительство Австрии ввело первый ценник, или аптечную таксу. Львовские аптекари были недовольны установлением единых цен на лекарства. Они обратились к властям с ходатайством уменьшить во Львове количество аптек. Власти оказали содействие: две аптеки в городе было ликвидировано, в военной аптеке запретили продавать снадобья гражданскому населению.

Австрийские власти разрешали изготавливать сложные снадобья и препараты, содержащие ядовитые вещества, только публичным и домашним аптекам, запретили продажу лекарственных препаратов с рук. Все снадобья должны изготавливаться только на основе рецепта уполномоченного врача. Цена лекарственных препаратов просчитывалась на основании правительственного ценника.

В 1869 г. австрийское правительство утвердило новую аптекарскую таксу — значительно ниже предыдущей. Львовские аптекари не могли с этим смириться, они стремились доказать, что свободная конкуренция будет самым лучшим регулятором цен.

Следующая такса появилась в 1882 году. В связи с этим Центральный Королевский краевой совет здоровья на заседании 9 марта 1883 г. постановил: цена универсальных снадобий должна быть приспособлена к ценам австрийской аптекарской таксы.

В конце XIX в. некоторые аптеки становились государственной собственностью. Что этот шаг мог дать аптекарству? Прежде всего устранение конкуренции: установив монополию, правительство могло диктовать цены на лекарства, а также брать рекомпенсацию за товары, привезенные из-за границы. Благодаря оптовым поставщикам цены на лекарственные препараты были ниже. Ведь изготавливать таблетки, растворы, капсулы, свечи, мази централизованно, на одной фабрике или в лаборатории, было намного дешевле, чем в аптеке.

Австрийские власти предъявляли высокие требования к качеству снадобий, изготавливаемых в аптеках. Производство лечебных препаратов с целью продажи разрешалось любому аптекарю, однако он должен придерживаться определенных правил: указывать химический состав препарата и количество составляющих не только на этикетке, но и в газетный рекламе, представить краевым властям лицо, ответственное за изготовление данного препарата.

Изготовление лекарственных средств, в состав которых входят новые вещества, их продажа (в этом случае на этикетке должны быть перечислены заболевания, при которых употребляется данный препарат) разрешалась только при получении концессии. Концессию (разрешение) на производство вышеуказанных препаратов выдавало Центральное Королевское Министерство внутренних дел на основании решения Высшего совета здоровья.

Правительственное постановление от 1807 г. требовало от аптекарей хранить медикаменты в чистоте и порядке. Снадобья, которые при неосторожном обращении могли кому-то навредить, нужно было плотно закрывать. Нельзя продавать без рецепта быстродействующие препараты. Запрещалось готовить лекарственные препараты по рецептам врачей и хирургов, не признанных докторской дирекцией. Список таких врачей должен быть в каждой аптеке.

Согласно Аптекарскому Уставу 1844 г. главное условие качества снадобий — честное отношение к своей работе фармацевтов, поэтому на этикетках изготавливаемых лекарств аптекарь ставил свою фамилию.

Раз в год все аптеки неожиданно проверялись. Это обязывало провизоров поддерживать в аптеке чистоту и порядок, заботиться о качестве снадобий. Если ревизоры находили испорченные снадобья — их выбрасывали. В первый раз аптекаря предупреждали, во второй — он платил денежный штраф в пользу бедных. Если состояние дел не изменялось, тогда аптеку закрывали на несколько месяцев или навсегда.

Аптекарский Устав 1844 г. требовал, чтобы в каждой аптеке были такие книги: устав для фармацевтов и аптек, фармакопея краевая и больничная, список врачей и фармацевтов, книги для записи — рецептов, продажи изготовленных препаратов и ядов, дневник для записи поручений, полученных от властей.

В 1869 г. издана новая австрийская фармакопея, которая содержала сведения о всех снадобьях и их составляющих. К этому времени галицкие аптекари пользовались иностранными фармакопеями или сборниками правил для фармацевтов.

Подытоживая вышеизложенное, можно сказать, что аптечное дело в Галичине в начале XVIII в. имело полукустарный характер и не могло удовлетворить потребности населения в лекарственных средствах. Это связано прежде всего с тем, что Галичина в то время была составной частью Польского государства, на территории которого врачебное дело не контролировалось государственными властями, не было структуры, регулирующей аптечные службы региона.

В конце ХVІІІ в. Галичина и Волынское княжество находились под господством Австрии, где, в отличие от Польши, уделялось больше внимания здравоохранению. Австрийское правительство предприняло ряд мер по упорядочению медицинского обеспечения в Галичине. Законодательные акты касались профессионального образования медиков, частной собственности аптекарей, таксы на лекарства, оснащения аптечных помещений, правил изготовления, хранения, контроля качества и отпуска лекарственных средств. Все это способствовало развитию аптечного дела в Галичине и возникновению государственной фармации в регионе. Потому в XIX в. галицкие аптеки ничем не отличались от аптек европейских стран. Как и европейские аптеки, они были разделены на категории и подчинялись прежде всего промышленно-торговой палате (которая была заинтересована в доходах аптекарей), а затем — медицинским службам местного управления. Возникновение регулированной государственной аптечной сети в регионе оказывало содействие развитию аптечного дела в Галичине в XIX в.

продолжение № 1'2000





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика