Логотип журнала "Провизор"








Наталья Бенюх, к. ф. н.

История фармации Галичины (XII–XX вв.)

Начало в № 20, 21, 22

Организация работы аптечных учреждений Галичины и правительственное регулирование аптечной службы

Расцвет фармации в XVIII–XIX вв. и увеличение населения требовало открытия новых аптечных учреждений. Так, во Львове в 1829 г. было 10 аптек на 50 тыс. жителей.

Открытие новых аптек регламентировалось различными постановлениями и санитарными распоряжениями. Согласно п. 4 патента от 10 апреля 1773 г. (Главная санитарная норма) запрещалось открывать новые аптеки в городах и в сельской местности без достаточных на то оснований и получения соответствующего разрешения. В декретах правительства от 28 июля 1823 г., 26 мая 1829 г.. 6 декабря 1832 г., 25 августа 1834 г. и 10 августа 1835 г. указывалось, что основание для открытия аптеки — улучшение благосостояния населения и увеличение его численности. Считалось, что одна аптека должна обслуживать 3–4 тыс. человек. Тот, кто хочет открыть аптеку, должен обстоятельно доказать ее необходимость в данном регионе.

При открытии новой аптеки учитывались и географические условия — гористая или равнинная местность, а также расположение домов.

Аптечные учреждения того времени различались между собою своим назначением и формами организации. Существовали аптеки королевские, публичные, окружные, военные, сельские, домашние, гомеопатические и др.

Высокий титул королевского аптекаря получали лишь дворяне. Они разделялись на две категории. Аптекари первой категории были всегда при дворе, принимали участие во всех путешествиях и военных походах короля. Вторая категория — королевские поставщики — обеспечивали двор различными снадобьями.

Королевские аптекари имели различные привилегии: подчинялись исключительно Маршаловому двору, освобождались от принятия гражданства города, в котором проживали, а также от выполнения местных постановлений и распоряжений, сами избирали место для строительства своей аптеки, на фасаде которой мог быть королевский герб, освобождались от уплаты всех налогов. Королевские аптекари внесли большой вклад в развитие фармации в Польше. Получив высшее образование в лучших университетах Европы и занимая высокое общественное положение, они сотрудничали с иностранными врачами, использовали в своей практике новые достижения мировой науки.

Наиболее распространенными в Польше, в частности на территории Галичины, были публичные аптеки. Они функционировали в больших и малых городах и обслуживали различные слои населения. Такие аптеки, как правило, передавались по наследству.

Публичная аптека, согласно уставу, изданному в 1817 г. Административным советом, была объектом свободной продажи. Покупатель должен был получить новую концессию на свою фамилию.

Право собственности и содержания аптеки, согласно п. 32 аптекарского устава, предоставлялось:

  1. Аптекарям и провизорам 1-го и 2-го класса.
  2. Вдовам аптекарей и провизоров, которые ранее (до смерти мужа) имели собственные аптеки.
  3. Детям таких аптекарей и провизоров.
  4. Наследником аптеки мог быть провизор, если он сдаст специальный экзамен. Если провизор не показал надлежащей квалификации, он терял право собственности на аптеку и должен был продать ее в течение года.

Право на аптеку могло быть пожизненным, временным и безусловным.

Пожизненное — если вдова не вышла замуж второй раз. Если же вдова вышла замуж и не имеет несовершеннолетних детей, она должна в течение года продать аптеку.

Временное — до 2 лет после того, как старший из несовершеннолетних детей достиг совершеннолетия.

Безусловное — до 2 лет со дня смерти собственника.

Правительство предъявляло высокие требования к профессионализму провизоров, которых аптекарские вдовы нанимали на полгода после смерти своих мужей.

Претендент должен сдать экзамен в университете Кракова или Вены, а после утверждения на должности руководителя — отвечать за все, как если бы аптека была его собственностью.

Если же провизор небрежно относился к своим обязанностям или, изготовляя фальшивые снадобьях, преднамеренно разорял аптеку, власти признавали его профессионально непригодным и даже лишали университетского диплома.

Право на ведение публичной аптеки предоставлялось исключительно докторам химии или магистрам фармации. Кроме того, требовалось разрешение от властей на личный промысел.

Правда, в повседневной жизни эти принципы иногда нарушались. Так, жительница Черновцов Барбара Альт даже после второго брака с императорско-королевским майором Альтом унаследовала от первого мужа-аптекаря Винклера три аптеки. Это решение Надворная Канцелярия утвердила постановлением от 5 августа 1819 года, несмотря на действующий закон о праве владения аптекой только компетентными лицами.

Публичная аптека должна состоять из экспедиционного и рецептурного отделов, механической и рецептурной комнат, склада для материалов, комнат для сушки и хранения зелья, а также библиотеки, которая постоянно пополнялась новыми публикациями.

Краевой совет здоровья разрешал публичным аптекам изготавливать и продавать так называемые универсальные снадобья, которые имели бы названия, определяющие их основной химический состав. Препараты, в состав которых входили наркотические и отравляющие вещества, можно было готовить только при наличии рецептов, которые ежедневно регистрировались в рецептурных журналах аптек.

Домашние аптеки часто открывались в небольших провинциальных городах. Декрет Надворной Канцелярии от 3 ноября 1800 г. позволял врачам, хирургам содержать домашнюю аптеку, если в месте их проживания на расстоянии не менее одной мили нет ни одной аптеки. Врач имел право выдавать больным препараты, названия которых были указаны в фармакопее.

26 декабря 1882 г. Министерство внутренних дел издает новое распоряжение относительно домашних аптек. В нему, в частности, указывается:

  1. Право на содержание домашней аптеки оценивается на основании уже действующих уставных правил.
  2. Врач или хирург, который хочет содержать домашнюю аптеку, должен просить об этом административную власть.
  3. Цель домашней аптеки: чтобы врач или хирург, который практикует в провинции, мог больным выдавать снадобья без промедления. Содержание домашней аптеки не дает права врачу продавать снадобья абсолютно всем, включая больных, которые обслуживаются в публичной аптеке.
  4. Какие именно снадобья и какое количество можно держать в аптеке — решает сам врач.
  5. Выдавать снадобья должен только врач или хирург, который ее содержит, а также уполномоченный фармацевт.

Отвечает за надлежащее руководство аптекой ее собственник. Домашним аптекам, как и публичным, позволялось на основе рецепта изготавливать и продавать снадобья, в состав которых входят наркотические и отравляющие вещества.

Врачи, использующие в своей практике гомеопатические средства, не могли изготавливать общеупотребительные, за исключением случаев, когда они имели на это право.

Домашние аптеки Галичины продавали больным не только готовые снадобья, изготовленные химическим способом, но и целебные травы. Большим подспорьем и своеобразной рекламой в работе была книга заслуженного доктора Кшиштофа Якуба Меллина «Домашние снадобья, или Сбор самых лучших, надежных, более всего употребительных препаратов для сохранности человеческого здоровья и для предупреждения болезней в былые времена», которая стала итогом его многолетних исследований. Книга, изданная в 1802 г. в Кракове, давала советы, как лучше использовать разные травы, плоды и химические вещества, данные людям природой.

Увеличение численности населения в провинции требовало открытия сельских аптек. Согласно инструкции, изданной специально для аптекарей Галичины, аптеки в провинции подчинялись старостам, а в городах — магистрату. Содержать сельскую аптеку или руководить ею мог только провизор, который имел диплом доктора химии или магистра фармации, выданный краевой высшей школой.

Сельские аптекари делали запасы препаратов, которых требовали врачи. Краевой совет здоровья советовал провинциальным фармацевтам хранить небольшое, но оптимальное количество снадобий, что позволяло лучше контролировать их качество.

В различных районах Галичины существовали окружные аптеки, собственники которых были и председателями филиальных или окружных аптекарских объединений. Известной была окружная аптека города Львова «Под черным орлом», основанная в 1735 году военным магистром фармации Вильгельмом Наторптом, она обеспечивала лекарственными средствами размещенные в городе воинские части и членов Совета города. Эмблемой аптеки был австрийский герб.

Имели разрешение правительства на функционирование гомеопатические аптеки, где изготавливались лекарственные средства, содержащие очень малые дозы биологически активных веществ. Гомеопатические препараты можно было изготавливать только по рецептам врачей и лишь тем аптекам, которые имели на это право. Врачи-гомеопаты не имели права содержать домашнюю аптеку.

Правительство контролировало деятельность различных фармацевтических учреждений. Не оставались без внимания и гомеопатические аптеки, о чем, в частности, говорилось на засе дании Краевого совета здоровья 23 июня 1883 года. Доктор фармации Бесядецкий предложил членам совета три пункта постановления, которые единодушно были одобрены:

  1. Продажа гомеопатических препаратов разрешена только в общественных аптеках, которые должны иметь такие снадобья в запасе.
  2. Гомеопатические препараты, содержащие ядовитые вещества, могут выдаваться только по рецепту врача.
  3. Право бесплатной выдачи гомеопатических снадобий, предоставленное врачам на основании декрета канцелярии от 9 декабря 1845 года № 1004, должно быть отменено.

Развивались в то время и домашние гомеопатические аптечки.

Несмотря на контроль со стороны властей, фармацевты допускали определенные нарушения санитарных правил в изготовлении и продаже как универсальных, так и гомеопатических снадобий. Аптекарь мог спокойно выдать больному бутылку с надписью «стрихнин», «беларбина» или «арсен», хотя было неизвестно яд это или так называемая «вода».

В первом случае это было грубое нарушение закона, который позволял продавать яд только уполномоченным лицам. Во втором — настоящий обман общины, компрометация аптекарской профессии. Поэтому Краевой совет здоровья требовал от врачей при написании рецептов точно указывать составные части лекарственных средств. Если же эти вещества не указаны, ни одна аптека не имела права такие снадобья изготавливать.

Аптечные магазины или магазины санитарии и гигиены в те времена называли дрогериями. Во избежание конкуренции с аптеками законы Австро-Венгерской монархии и Польши запрещали этим торговым учреждениям в вывесках и рекламе использовать слово «аптечный».

Первый закон Австрии, касающийся дрогерий, вышел в 1844 году. Собственники дрогерий должны пройти трехлетнюю подготовку-практику в дрогерии или на складе аптечных товаров, сдать экзамен санитарной комиссии магистрата и получить звание «материалиста».

В дрогериях покупателям предлагали химические товары для ремесел, дезинфекции, фототовары, косметические средства, ядохимикаты, перевязочные средства, а также некоторые безрецептурные лекарства, изготовленные промышленностью.

Им запрещалось изготовление любых снадобий, химических веществ. В больших городах создавались коллегии дрогеристов. Собственники аптек не любили дрогерии, которые были лучше оформлены, отличались низкими ценами на лекарства и составляли им конкуренцию.

Некоторые аптеки Галичины в период золотого века аптекарства были не только местом изготовления и продажи снадобий, но и настоящими центрами медицинских знаний. В их химических лабораториях изобретались полезные вещества, лекарственные препараты. Аптечные лаборатории стали местом зарождения галицкой фармацевтической промышленности.

Аптеки имели богатые библиотеки, где были собраны старинные манускрипты и новейшие издания в области химии, анатомии, хирургии, фармакологии, ботаники, естественных наук.





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика