Логотип журнала "Провизор"








Наталья Бенюх, к. ф. н.

История фармации Галичины (XIII– XX вв.)

Начало в № 20, 21

Организация работы аптечных учреждений Галичины и правительственное регулирование аптечной службы

Во многих библиографических источниках период между первой половиной XVIII в. и первой половиной XIX в. именуется «золотым веком аптекарства». Никогда — ни в эпоху средневековья, ни после указанного периода — фармация не развивалась такими быстрыми темпами. Аптеки того времени были центрами научных исследований, выдающиеся фармацевты не только изобрели немало новых снадобий, но и сделали ценные открытия в области химии и пищевой промышленности.

Польский аптекарь-ученый Шимон Фабиан (1802–1885 гг.) в своем трехтомном учебнике «Фармация», написанном совместно с Т. Гейнрихом и изданном в 1835 году, так трактует понятие фармация: «Фармация, так называемая аптекарская наука, имеет цель познания, собирания, «перепрятывания» сырых снадобий всех царств природы, а также перерабатывает их, поэтому можно разделить ее на науку, работающую над распознаванием сырых снадобий, так называемую фармакологию, и на науку, которая занимается их переработкой, так называемую действующую фармацию».

Развитие действующей фармации в Европе в XVIII–XIX вв. связано прежде всего с выдающимися открытиями в химии.

Аптекарей интересовала деятельность Парацельса (1493–1541 гг.), который получал препараты вследствие химической переработки. Этим объясняется широкое применение в аптеках XVIII в. методов и оснащения лабораторий бывших алхимиков.

В то время выдающиеся аптекари открывали новые химические соединения, при этом создавали новые снадобья, а выдающиеся химики, хотя и считали химию самостоятельной наукой, объединяли свои химические исследования с аптечной практикой.

Такая тесная взаимосвязь химии и фармации объясняется и экономическими причинами. В аптечные лаборатории поступало немало заказов на изготовление химических веществ для потребностей промышленности: заказы на различные красители, лаки, компоненты косметических средств и пищевых продуктов. Выполняя эти заказы, ученые-аптекари усовершенствовали технологию и методы химической переработки, изобретали более точную аппаратуру для своих исследований. Поэтому шаг в развитии химико-фармацевтических технологий стал важным фактором развития науки о лекарствах.

С давних времен аптекарство имело цеховой характер и было в той или иной мере подчинено врачам. Однако в XVIII в. в Европе оно начало выходить из-под этой опеки, а со временем — преобразовалось в свободную профессию. Примитивное цеховое образование постепенно заменялось университетским. Во второй половине XVIII в. во многих университетах Европы были открыты кафедры фармации, а также созданы научно-фармацевтические товарищества и журналы.

Но, несмотря на бурное развитие европейской фармации, аптекарство в Галичине в начале XVIII в. переживало не лучшие времена. Это связано прежде всего с тем, что галицкая земля в то время была провинцией Польского королевства, на территории которого тогда не действовали санитарные нормы, и медицинское обеспечение Галичины находилось в крайне плачевном состоянии. Большой бедой для населения Галичины были массовые эпидемии, моры, опустошавшие отдельные города и села. Кроме того, Галичина, и прежде всего Львов, переживала частые войны и длительные осады, которые разрушали старинные башни и укрепления, истощали городскую казну, что приводило к снижению социально-экономического уровня жизни населения.

В 1713 г. русины обратились к польскому королю Августу II и гетману с жалобой на то, что их репрессируют, и добилися рескрипта, в котором король под угрозой штрафа 5 тысяч венгерских дукатов запретил всякие преследования и освободил русинов от налогов, им было позволено заниматься торговлей, ремеслом, искусством, аптекарством и химией. Права русинов подтверждались и решением суда от 16 сентября 1713 г. Но новый суд — Relationum, в котором участвовал сам король, в 1714 г. аннулировал предыдущий вердикт.

Социально-экономический кризис в Галичине в XVIII в. отрицательно отразился на культурной жизни региона. Люди были лишены привычного достатка, не хотели учиться, перестали интересоваться наукой и искусством, практическим лечением, а продажей снадобий в то время занимался каждый, кто хотел, не неся никакой ответственности.

Особенно ощущало недостаток медпомощи сельское население Львовщины. Очень редко в деревни и села заходили странствующие аптекари, у которых можно было купить (достаточно дорого), как правило, кабалистические снадобья, рассчитанные на суеверность народа. Странствующие аптекари часто пополняли свои запасы однотипными снадобьями, различающимися между собой только названиями. Нередки были и случаи фальсификации.

В 1772 г. Галичина и Владимирское княжество находились во владении Австрии, где, в отличие от Польши, уделялось больше внимания здравоохранению. Здесь действовал санитарный устав, создавались санитарные комиссии для борьбы с массовыми эпидемиями. Врачам, которые не сдали экзамен в университете и не имели звания доктора медицины, строго запрещалось практиковать.

Большое внимание уделялось развитию медицинского образования. Всей Европе были известны Венская и Лейденская медицинские школы.

Когда Галичина перешла во владение Австрии, во Львов прибыл первый наместник губернатора граф Перген, ожививший жизнь города.

Главной целью австрийского губернатора было воплощение в жизнь сформулированной императрицей Марией-Терезой концепции сильного государства: размер империи, количество населения и его доходы. Это означало, что благосостояние и здоровье людей являлись залогом сильной монархии.

Граф Перген назначил городским и краевым физиком (ответственным за охрану здоровья) врача с Неаполя доктора Франца фон Люца. Но венское правительство не утвердило его в этой должности, а исполнило желание Марии-Терезы — выслать во Львов двух врачей, знавших славянские языки. Краевыми врачами для организации медико-санитарного дела были назначены выпускник медицинских студий в Вене поляк Анджей Крупинский и итальянец Спавенти, который владел чешским языком. Анджей Крупинский (11.11.1744-27.04.1783), по метрическим данным, родился в городке Белянах (Польша) в многодетной семье, в 1765 г. потупил на медицинский факультет Венского университета, где основательно изучал медицину, философию, теологию, историю медицины, филологию и искусствоведение, овладел немецким, английским, итальянским, французским и латинским языками.

Во Львове была создана медицинская коллегия, которая проводила аттестацию всех врачей-практиков, цирюльников, аптекарей, акушерок, окулистов. Если у проверяемых не было диплома или соответствующей квалификации, то для них были организованы специальные курсы медицинской коллегии. Характеризуя медико-санитарное состояние Львова и всего королевства, Анджей Крупинский писал в докладной губернатору графу Пергену 30 мая 1773 г.: «Больные, бедные, убогие и немощные старцы, покрытые язвами и грязью, лежат в грязи или слоняются по улицам. Я неоднократно просил сестер милосердия оказать им медицинскую помощь и поместить их в больницу. Сестры утверждают, что в больницах нет свободных мест. В таких условиях может вспыхнуть эпидемия. Нужно сделать все, чтобы предотвратить это несчастье». Из доступных населению госпиталей выделялись больницы Ставропигийского и Успенского братств (при Успенской церкви на ул. Русской во Львове), Святого Духа (на нынешней площади Ивана Подковы) и Святого Лазаря (на Каличий горе, ул. Сокольницкая, нынче Коперника). Вместе с небольшим количеством частных аптек, эти медицинские учреждения не могли удовлетворить потребности населения в медпомощи.

20 марта 1773 г. губернатор Львова издал так называемый санитарный патент, который упорядочивал медико-санитарное и аптечное дело в Галичине. Патент запрещал врачам и аптекарям выполнять профессиональные обязанности без университетских дипломов, которые должны предоставляться для проверки. Врачи лишались права самим изготавливать снадобья и давать их больным в тех местностях, где функционировали аптеки. Вдовы умерших собственников аптек должны были приглашать для руководства аптекой квалифицированных провизоров. Раз в год каждая аптека подлежала неожиданной ревизии. На собственника накладывался штраф, если были выявлены недостатки в работе.

Аптекари часто сами выписывали больным снадобья, даже яд, что приводило к тяжелым последствиям. Поэтому санитарный патент обязывал аптекарей готовить и продавать снадобья только по рецептам, подписанным врачом, утвержденным врачебной комиссией. Хирурги могли выписывать лекарства только для внешнего применения.

Санитарный патент австрийского правительства не позволял открывать в городах много аптек, чтобы не создавать конкуренции и чтобы аптекари имели большие доходы.

Позднее золотой век аптекарства охарактеризовал профессор фармации Ян Фредерик Вольфганг как период упорядочения службы здоровья в Европе, что особенно ярко проявилось в Австрии и Пруссии.

Согласно Австрийской конституции от 3 мая 1791 г. делами здоровья должна заниматься комиссия полиции страны. Задачи этого министерства, принятые 24 июня 1791 г., предусматривали самый жесткий контроль всего, что касается охраны здоровья, а именно: контроль деятельности врачей, хирургов, цирюльников, аптекарей. Особое внимание уделялось качественному изготовлению лекарств в аптеках. Впервые был введен экзамен в компетентном коллегиуме с целью получения привилегии на ведение аптеки.

В новом государстве, которое образовалось после упадка первой Речи Посполитой, функционировала служба здоровья, которая ничем не уступала аналогичным организациям европейских стран.

В то время, когда Галичина присоединилась к Австрии, во Львове насчитывалось 8 аптек, 5 из которых были частными, 2 «домашними» (при монастырях иезуитов и доминиканцев) и одна военная, их собственниками были 2 поляка, один немец, один армянин, один украинец — Иван Якимович. Дошли до нас также имена аптекарей Яна Муратовича, Яна Яхимовича, Ксаверия Сольского и Бегма.

Во всей Галичине, кроме Львова, было около 15 аптек, они действовали в Станиславе, Перемышле, Ярославе, Жовкве, Сокале, Бродах, Городенке, Белой, Самборе, Залищиках, Замосте, Кросне. Престижными были аптеки при шляхетских дворах, которые назывались надворными.

В конце XVIII и в XIX в. аптеки были не только учреждениями здравоохранения, но и торговыми учреждениями. В них изготавливались лекарства, ветеринарные препараты, косметические средства. Подчинялись аптеки прежде всего промышленно-торговой палате, а потом — медицинским службам городского управления.

Оборудование аптек зависело от благосостояния собственника. Каждый аптекарь старался лучше оформить торговый зал, чтобы привлечь больше покупателей. Рекламным целям служили и изысканные названия аптек (аптеки в то время не имели нумерации) — «Под черным орлом», «Под золотым оленем», «Под золотой звездой», «Под архангелом», «Под угорской короной», «Под золотым слоном», «Под проведением господним». Иногда в названии аптеки упоминалось имя ее основателя. Каждая аптека имела свою эмблему.

Одной из самых старых львовских аптек считают аптеку «Под золотым оленем» (нынче аптека № 22). В архивных источниках, к сожалению, мы не находим точного адреса этой аптеки, которая была основана еще в 1574 г. Матвеем Зинткевичем.

В 1684 г. Матвей Зинткевич, единственный магистр фармации в городе, основал аптеку «Под золотым оленем». Зинткевичи — старейший род. 275 лет в семье из поколения в поколение переходило право собственности на аптеку.

Наследник Матвея Мацей Зинткевич был высокообразованным человеком — доктор философии и юридических наук. В 1685 г. он был избран советником города. Имя еще одного представителя семьи Зинткевичев — Томаша — навечно занесено в «Книгу почетных граждан Львова». Правнук Мацея Зинткевича — Винцент, получив 12 марта 1795 г. в наследство от отца аптеку, перенес ее в помещение дома № 9 на площади Рынок. Винцент проявил талант не только блестящего предпринимателя, но и общественного деятеля. В своем родовом имении Мостики под Львовом он выращивал различные лекарственные растения. Аптека хорошо обеспечивалась медикаментами и лекарственными травами, здесь всегда было самое новое оборудование.

Семья Зинткевичев владела аптекой до 1850 г. А в 1850 году в состоянии полного упадка ее приобрел магистр Ю. Бергер. Фактически же Бергер выборол только концессию, основав в доме № 18 на площади Рынок совсем новую аптеку. От бывшей гордости старинной семьи Зинткевичев осталось только название — «Под золотым оленем».

С большими трудностями при открытии аптеки столкнулся выпускник Венского университета, в будущем выдающийся фармацевт и ученый Теодор Торосевич (1789–1876). В начале XIX в. во Львове, в центре города действовало 8 аптек. Когда Торосевич подал ходатайство к правительству Галичины о предоставлении ему разрешения на открытие новой аптеки, собственники других аптек всячески этому препятствовали. Только в 1817 г. в Личаковском предместье (сейчас ул. Личаковская, 3) Торосевич открыл аптеку «Под римским императором Титусом» (сейчас аптека № 12). В аптека не только изготавливались лекарства, но это была мощная химическая лаборатория, где ученый проводил свои научные исследования.

Аптека «Под серебряным орлом» (сейчас аптека № 239 на ул. Краковской), основанная в 1783 г., принадлежала аптекарю Ф. Томанеку. Она была совсем небольшой и имела задолженность в Галицком банке.

С 1863 история аптеки связана с именем магистра Зигмунта Рукера, который начинал в ней практикантом. В 14 лет Рукер увлекся идеями революционного движения 1848 г., принимал участие в уличных демонстрациях. Поэтому Рукеру всячески мешали сдать экзамен, чтобы получить звание ассистента. В 1858 г. он все-таки стал магистром фармации.

Аптеку № 5, которая находится на ул. Городоцкой, основал в 1887 г. фармацевт Т. Лазовский, дав ей название «Под архангелом». Лазовский издал в 1866 г. брошюру «Дополнение к холерным аптечкам», где описал причины распространения эпидемии холеры, дал подробные указания по борьбе и предотвращению болезни, дезинфекции вещей, посуды больного. Лазовский оказывал содействие изданию во Львове в 1895 г. «Учебника для учеников фармации».

Дом на площади Бернардинской, где расположилась основанная в 1791 г. аптека «Под венгерской короной» (сейчас аптека № 11), полностью принадлежал ее собственнику. Эта аптека была в то время богатым капиталистическим предприятием, где изготавливались различные галеновые препараты, смеси лекарственных растений, лечебные вина, сиропы, косметические средства, рецепты которых разрабатывались работниками аптеки.

Собственнику аптеки принадлежали также лесопилки, он был управителем и финансистом курорта Моршин, поэтому в аптеке всегда была моршинская вода и соль. Аптекой издавался ежемесячный «Курьер аптекарский», который имел коммерческий и рекламный характер. Расцвет фармации в XVII–XIX вв. и увеличение численности населения требовало открытия новых аптечных учреждений.

продолжение № 23





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика