Логотип журнала "Провизор"








Наталья Бенюх, к. ф. н.

Исторические тенденции становления медико-санитарного обеспечения в Галичине в XIII—XVII вв.

Начало в № 20

В 1512 г. во Львове образовался цех цирюльников, который объединил людей, желавших учиться медицинскому делу и заниматься практической медициной. Устав цеха регламентировал жизнь, обучение и деятельность этой категории врачевателей. Согласно уставу они разделялись на три группы:

учеников
подмастерьев
мастеров.

В ученики брали с 12 лет. Сначала нужно было внести в цеховую копилку от 6 грошей до 6 злотых. Обучение длилось 3 года. Одному мастеру позволялось иметь не больше 3-4 учеников. Кроме обязательного дела — бритья, мастера учили их делать кровопускания, ставить банки — сухие и с «насечкой» (кровавые), ставить клистиры, разрезать гнойники, вырывать зубы и перевязывать раны. Закончив обучение, ученик снова вносил в цеховую копилку 12 злотых, и его вписывали в цеховую книгу подмастерьем. Но у своего мастера он должен был работать еще 6 месяцев, прежде чем перейти к другому мастеру или «начать путешествовать» (это было обязательным, хотя ловкие от этого могли откупиться). Так на дорогах Галичины появлялись странствующие цирюльники (наподобие древнегреческих периодевтов). Они не только лечили, но и продавали снадобья наряду со странствующими аптекарями.

По истечении трех лет подмастерья имели право хлопотать перед цехом о проведении экзамена на звание мастера. Получив согласие, они вносил 10 злотых и имели право брать у цеха материалы для изготовления экзаменационных лекарственных форм. Они должены были изготовить мази, пластыри, порошки, а также уметь ремонтировать ножницы, пущадло для кровопускания и другое.

Члены цеха цирюльников не пользовались почетом у общины, но обойтись без них община не могла. Между самими цирюльниками была жесткая конкуренция. Споры иногда решались путем стычек, потасовок, ограблений и обманов.

Существовала еще одна разновидность врачевателей-цирюльников, которых в народе называли партачами (частниками). Это были цирюльники, не принятые в цех по тем или иным причинам, они вели конкурентную борьбу с цеховиками. Во Львове сферой влияния «партачей» было предместье за Краковскими воротами — Подзамчее, где «партачи» обслуживали украинцев из предместья.

В XVI в. львовские власти начинают провоцировать межнациональные конфликты. 18 февраля 1525 г. польский король Зигмунд издает декрет о притеснении прав коренного населения — украинцев, который запрещал принимать их в любые цеховые братства. В ответ на эти акции властей во Львове возникают религиозно-национальные братства и внецеховые объединения умельцев, среди которых армянское и еврейское братства берут на себя функции охраны здоровья населения различных этнических групп. При своих цехах и монастырях эти братства начинают организовывать приюты для больных и госпитали, которые во Львове называли монастырскими.

Население Львова в XVI-XVII вв. в социальном плане разделялось в основном на 3 группы. Первая — это магнаты, богатые купцы, ростовщики, которых называли городскими патрициями. Они в начале XVI в. прибрали к рукам все городское управление, хозяйство и доходы Львова. Патриции сами заседали в городском совете, где занимали все высокие посты. Поэтому они не только ведали доходами города, но и потребляли их.

Вторая социальная группа — это основная масса городского населения — мещане: мелкие и средние купцы, цеховые мастера различных профессий, а также богатые внецеховые ремесленники, которые жили в Галицком и Краковском предместьях. Эта группа была основной оппозиционной и движущей силой в борьбе против городского патрициата и шляхты.

Третья группа городского населения — плебеи. Они были лишены всяких прав, находились вне корпоративных организаций. Это бродячие ремесленники (vagi, vagantes), «партачи», подмастерья, наемные работники, кладовщики и «гуляки, жившие в предместьях Львова». При таком классовом расслоении неизбежна социальная борьба.

Яркой личностью в борьбе с городским патрициатом был львовский аптекарь Ян Алембек — один из организаторов выступления против патрициата в 1602 г. во Львове. Ян Алембек (год рождения точно не установлен — 1636) получил образование в университетах Вроцлава и Падуи. Он прославился тем, что собственноручно готовил снадобья для населения Галичины, отправляясь за лекарственным растительным сырьем в далекие путешествия. В годы эпидемий он организовывал санитарно-гигиеническую, медицинскую и врачебную помощь населению. Его уважали и любили люди, избирали членом магистрата, и даже бургомистром Львова. И на высоких государственных постах он заботился не только о жителях дворцов, но и о бедном люде.

В 1603–1607 гг. Алембек возглавил борьбу львовских мещан против патрициата. За это его трижды бросали в тюрьму и лишали гражданства. Этот выдающийся аптекарь и гражданин оставил 10 научных трудов, которые сегодня хранятся во Львовском историческом архиве. Среди них — «О защите мещан» (о борьбе населения Львова против магистрата), «О моровом поветрии» (описание эпидемии чумы 1623 г.).

По просьбе географа с г. Дортмунда Георга Брауна Алембек создал «Топографию Львова» (1603–1605). Это произведение, написанное на латинском языке, было опубликовано в 1618 г. в г. Кельне в 6-й книге второго издания шеститомника «Самые выдающиеся города всего мира».

Бесспорно, Ян Алембек был выдающимся представителем галицкой фармации, человеком с большой буквы, авторитет которого поддерживал престиж аптекарской профессии. В XVI–XVII вв. развитие медицины в Галичине имело достаточно хаотичный характер и количество больниц и аптек увеличивалось или уменьшалось, не зависимо от потребности в них. Но у галичан интерес к медицинскому образованию был постоянным, о чем свидетельствуют списки студентов европейских университетов, в которых с 1567 г. появляется пометка «рутенская нация с Украины».

В Кенигсберском университете в 1561 г. среди студентов был русин со Львова Станислав Билецкий. Его как бедного, но способного студента освобождают от уплаты за обучение.

В Лейпцигский университет в середине ХVІ в. поступают около двух десятков украинцев-русинов. В 1562 г. — Петр Корсак, Юрий Коляновский, Николай Тарновский, позже — Константин Ходкевич, братья Фредры из села Плишович, Петр Ядловецкий из Бучача, Андрей Симонид из Львова, Милославский с Холмщины и другие.

В 1594 г. по образцу Падуанского университета, который был известен среди галичан, неподалеку от Львова была основывана Замойская академия, ее открыли по инициативе и на средства графа Замойского с благословения папы Климента VII, который прислал ей три свои буллы: от 29.10., от 22.11., от 5.12.1594 г., чем утвердил основание академии, ее права, которые предусматривали предоставление ученых степеней докторов права, философии и медицины.

При медицинском факультете академии был основан и госпиталь (28.10.1601 г.). Это учреждение создано на средства жителя Замостя Яна Греха, который отписал госпиталю землю, огород и дом под богодельню для бедных веры «греческой и русской».

В 1611 г. в устав академии ректором академии профессором С. Пеховичем были внесены дополнения. Он предложил ввести обязанности профессуры и присягу для должностных лиц и студентов, изменить форму диплома и порядок избрания ректора. Во главе академии стоял ректор и деканы, которые избирались из профессоров сроком на год. Согласно уставу срок обучения на медицинском факультете составлял 4 года (как в Ягеллонском университете). За 1 курс богатые студенты платили 10 грошей, неимущие — 6 грошей, а совсем бедные учились на средства профессоров и освобождались от платы. В среднем на медицинском факультете обучалось 30–40 студентов.

Вклад в развитие фармации и медицины Галичины внес доктор медицины, профессор Замойской академии Э. Сикст. В 1614–1629 гг. он был врачом львовского госпиталя Св. Духа (сейчас его фундаменты, раскопанные археологами, хранятся на площади Ивана Подковы во Львове). Эразм Сикст исследовал и описал свойства минерального источника курорта Шкло и в 1617 г. в г. Замосте издал труд «О теплицах в Шкло».

С конца ХVІ в. в Замойской академии работают профессора: уроженец Львова Ян Урсин, выпускник Львовской школы Симон Берковский, Ш. Пехович, Г. Сольский, К. Запольский, Г. Колаковский, Я. Леониден, Б. Монегина, Т. Орминский, И. Аведик, С. Шиманович, Я. Недзевецкий, Т. Кивицкий, В. Алембек.

XVII в. был ознаменован для развития галицкой медицины и фармации достижениями медицинской науки на академическом уровне. И хотя студентов, выпускников академии, было недостаточно, чтобы обеспечить все населенные пункты дипломированными специалистами, но все же определенное развитие медицинского дела в Галичине в конце XVI и в начале XVII в. все же наблюдается. В XVII в. во Львове работало 15 дипломированных врачей (преимущественно из богатых семей), 5 цирюльников-хирургов, действовало 15 аптек. В иерархии средневекового города аптекари занимали промежуточное звено между купцами и ремесленниками. С развитием торговли во Львове численность аптек увеличивается. Львовские аптекари не только изготавливали снадобья для потребностей своего города, но и продавали их далеко за пределы Львова.

В 1609 г. во Львове была издана на латинском языке аптекарская ординация «Лекту дигна», в которой изложены права и обязанности фармацевтов, и 26 февраля 1611 г. польским королем Сигизмундом III был утвержден первый устав львовского цеха аптекарей, который ограничивал конкуренцию в аптечном деле. Эти два документа способствовали упорядочению работы аптек.

Львовский цех аптекарей назывался цехом парфюмерии, с которым конкурировали монастыри, имеющие так назывываемые домашние аптеки для собственного обеспечения лекарственными средствами. Правда, доминиканцы и бернардинцы продавали снадобья и верующим.

В уставе цеха отмечалось: «Аптекари, которые хорошо владеют своим мастерством, как и врачи, приносят городу славу и пользу благородным умом и добрыми науками... имеют привилегии и никак не могут быть отнесены к ремесленникам». Этими привилегиями были:

избрание своих наблюдателей за деятельностью аптек;
право пользоваться государственным гербом на вывесках и упаковках в отличие от иных торговых организаций (подчеркивая этим особую важность и значение аптечного дела);
освобождение от военной повинности (все цеха в случае опасности должны выставлять оборонцев для обороны стены или башни);
авторитетнейшим из аптекарей предоставлялось звание почетного гражданина.

Молодежь, согласно цеховому уставу, проходила 2 ступени обучения: от ученика к подмастерью. Ученик, принятый на обучение к аптекарю, должен был вносить 2–3 злотых, обязательно предъявляя свидетельство о законном рождении, только после этого цехмастер вписывал его в цеховую книжку. Срок обучения в аптеках — 4 года. За это время ученик наблюдал, как мастер (аптекарь) изготавливает снадобья, учился читать рецепты, которые писались, как правило, на латыни (то есть овладевал азами латыни), изучал арифметику.

Ученики были слугами в семье аптекаря. Закончив ученическую практику, ученик сдавал экзамен, который принимал цехмастер. После этого цех удостоверял квалификацию, и ученика переводили в помощники к аптекарю — в подмастерье.

Труд учеников и аптекарских помощников был тяжелым, их рабочий день, кроме праздников и воскресений, длился 9–15 часов.

Чтобы получить звание аптекаря (магистра) помощник аптекаря должен был пройти теоретическую подготовку в фармацевтической школе. Такая школа действовала в Кракове при Ягеллонской академии. Выпускник школы получал звание ассистента (провизора) и это давало ему право замещать даже самого аптекаря. Для получения титула магистра нужно было после нескольких лет практики сдать магистерский экзамен при университете. Чтобы стать собственником аптеки, необходимо иметь средства, чтобы ее купить, или иметь разрешение от властей на строительство аптеки, или же получить в наследство. До открытия во Львове медицинской коллегии теоретическую подготовку и звание аптекаря-магистра можно было получить в университетах Речи Посполитой. Во Львове в начале ХVІІ в. при православном Ставропигейском братстве была открыта греко-словянская академия, в которой могла получать образование и украинская молодежь. Иезуитская коллегия во Львове (основана еще в 1606 г.) 20.01.1661 г. получила право от короля Яна Казимира III переименовать свой коллегиум в академию или университет с четырьмя отделениями: философским, теологическим, юридическим и медицинским. Однако медицинское отделение так и не было открыто.

Следовательно, в XVII в. оставался нерешенным вопрос подготовки медицинских кадров. Не спешила власть Речи Посполитой принимать серьезные решения относительно улучшения социально-экономического развития Галичины вообще, и в медицинской сфере в частности. Государственные документы того времени касаются только наказаний аптекарей, которые мошенничали или продавали населению яд. Поэтому большинство львовских аптек в XVII в. стали центрами оптовой торговли с провинциальными и монастырскими аптеками. Галицкие аптекари не были заинтересованы в усовершенствовании профессиональных знаний и в поиске новых форм организации работы для рационального обеспечения потребностей населения в лекарственных средствах — их интересовал только доход. Социальная и классовая структура общества позволяли аптекарям иметь доходы от продажи пищевых продуктов и товаров неаптечного ассортимента. Поэтому большое количество аптек в Галичине в XVII в. не было показателем обеспечения населения лекарственными средствами. В 1704 г. Львов был захвачен шведами и после разорений и контрибуции количество аптек уменьшилось на половину, а санитарно-медицинское развитие Галичины было приостановлено вплоть до 1772 г.

Итак, умение лечить людей, потребность в получении медицинского и аптекарского образования диктовались потребностями населения, однако всегда зависели от общественно-политического строя общества.

продолжение № 22





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика