Логотип журнала "Провизор"








В. С. Кисличенко, к.ф.н.

Лекарственные растения — источники минеральных веществ

Национальная фармацевтическая академия Украина

Специфическая особенность растений состоит в том, что они способны синтезировать огромное количество самых разнообразных химических соединений, относящихся к различным классам. Но важным является то, что лечебными свойствами обладают лишь те из них, которым присуща физиологическая (биологическая) активность. Оказывая на организм то или иное фармакологическое действие, такие биологически активные вещества (БАВ) способны остановить или предотвратить патологические состояния и вернуть больного к нормальной жизнедеятельности.

Кроме действующих веществ, в растениях содержатся также сопутствующие вещества, которые могут оказывать влияние на главное фармакологическое действие БАВ: повышать или понижать их всасываемость, резорбтивные свойства, быть синергистами или антагонистами, а также уменьшать или усиливать их токсическое действие.

С действующими и сопутствующими веществами в лекарственных растениях и в лекарственном растительном сырье содержатся так называемые балластные вещества (этот термин сейчас применяется изредка, так как остается спорным). Балластные вещества принято считать безразличными для организма, то есть не оказывающими на него фармакологического действия.

В настоящее время в номенклатуре лекарственных препаратов более 40% составляют препараты из растений [1, 3, 4, 6, 8, 11, 12]. Так, при сердечно-сосудистых заболеваниях применяется 80%, заболеваниях печени и желудочно-кишечного тракта — около 70%, в качестве отхаркивающих и муколитических — около 70% препаратов растительного происхождения [3, 14, 16].

История свидетельствуют об эмпирическом применении лекарственных растений в течение длительного периода. Возможность научно обосновать использование лекарственных растений возникла в результате изучения их химического состава, выделения БАВ, экспериментального и клинического исследований их фармакодинамики.

Рассматривая лекарственные растения как естественные источники минеральных комплексов (макро- и микроэлементов — МЭ), следует иметь в виду, что МЭ находятся в них в органически связанной, то есть наиболее доступной и усвояемой форме, а также в наборе, скомпонованном природой. В плодах многих растений сбалансированность и количественное содержание минеральных веществ такое, какого нет в других продуктах питания. В настоящее время в растениях найден 71 химический элемент [10, 11].

Работы В. И. Вернадского утвердили представления о МЭ как о необходимых элементах питания растений, что дает основания считать его одним из основоположников учения о микроэлементах. Достойным приемником В. И. Вернадского принято считать А. П. Виноградова — основателя учения о биогеохимических провинциях, основополагающим выводом которого является миграция макро- и микроэлементов в системе почва—растение—животный организм [10, 20, 32].

В настоящее время геохимической экологией накоплен огромный материал об адаптации растений к различному содержанию МЭ. Конечным этапом естественного отбора у неадаптированных форм является вымирание, а у адаптированных — формирование видов, то есть видообразование. Химический состав среды, в частности почвенный, отражается не только на формировании видов растений, но и на формировании растительных группировок, то есть фитоценозов [39]. Таким образом, МЭ играют важную роль в процессах метаболизма у растений в крайних условиях существования, что имеет значение при интродукции и акклиматизации растений [10, 34].

Существует взаимосвязь между накоплением в растениях определенных групп БАВ и концентрированием в них МЭ. Например, растения, содержащие сердечные гликозиды, избирательно накапливают марганец, молибден и хром; накапливающие алкалоиды — кобальт, марганец, цинк; продуцирующие сапонины — молибден и вольфрам, а терпеноиды — марганец [10].

Терапевтическое действие МЭ может усиливать активность основного действующего начала лекарственных растений. Например, при добавление золы травы горицвета весеннего в комплексный препарат фикомин наблюдалось усиление его действия на сердечную мышцу [20].

Обогащение лекарственных растений и лекарственного растительного сырья МЭ обычно осуществляется в процессе культивирования. При обработке йодом наперстянки пурпурной увеличивалась ее биологическая активность и одновременно снижалась токсичность [10, 20].

В таблице представлен микроэлементный состав некоторых видов растений по Анри Пикару, изложенный в его монографии «Лечебное применение микроэлементов» [5].

Виды растений, содержащие терапевтические дозы (+ 50–200 мкг) в суточных дозах лекарственного растительного сырья (по Анри Пикару)

Вид растений

Mn Zn Cu Ni Co Cr
Алоэ древовидное + + +      
Алтей лекарственный + + +      
Арника горная + +        
Арония черноплодная +          
Астрагал серпоплодный + + +      
Астрагал шерстистоцветковый + + +      
Багульник болотный +          
Береза повислая + +        
Бессмертник песчаный + +        
Боярышник кроваво-красный + + + +    
Брусника обыкновенная + + +      
Бузина черная + + +      
Валериана лекарственная + +        
Василек синий + + +      
Вахта трехлистная + +        
Горец змеиный + +        
Горец перечный + + +      
Горец почечуйный + + +      
Горец птичий + + +      
Девясил высокий + + +      
Донник лекарственный + + +      
Душица обыкновенная + + +      
Жостер слабительный + + +      
Заманиха высокая + + +      
Зверобой продырявленный + + +      
Земляника лесная + +        
Золототысячник малый + +        
Каланхое перистое + + +      
Калина обыкновенная +          
Кассия остролистная + +        
Коровяк густоцветковый + + +      
Крапива двудомная + + +      
Кровохлебка лекарственная + + + +    
Кукуруза + + +      
Лавр благородный + + +      
Лен посевной + + +      
Лимонник китайский + +        
Малина обыкновенная + +        
Мать-и-мачеха + + +      
Мелисса лекарственная + +        
Можжевельник обыкновенный + + +      
Мята перечная + +        
Ноготки лекарственные + +        
Одуванчик лекарственный + +        
Ольха серая + + +      
Ортосифон тычиночный + + +      
Пижма обыкновенная + +        
Подорожник большой + + +      
Подорожник блошный + + +      
Пустырник сердечный + + +      
Левзея сафлоровидная + + +      
Ревень тангутский + + +      
Родиола розовая + +        
Ромашка аптечная + + + +    
Рябина обыкновенная +          
Элеутерококк колючий + +        
Синюха голубая + + +      
Смородина черная + + +      
Солодка голая + +        
Сосна обыкновенная + +        
Стальник полевой + + +      
Сушеница топяная + + + + +  
Тимьян ползучий + + +      
Толокнянка обыкновенная + +        
Тыква обыкновенная + + +      
Тысячелистник обыкновенный + + +      
Фиалка трехцветная + + +      
Хвощ полевой + +          
Чай китайский + + + +    
Череда трехраздельная + + +      
Черемуха обыкновенная + + + +    
Шалфей лекарственный + + +      
Шиповник коричный + + + +    
Шлемник байкальский + + +      
Щавель конский + + +      
Эвкалипт шариковый + + +      
Эрва шерстистая (пол-пала) + + + + + +

Как видно из таблицы, многие виды растений накапливают несколько МЭ одновременно [5, 8].

Чаще всего в пищу как поливитаминные средства, для профилактики многих заболеваний (диетотерапия) используют плоды. Для лучшего использования МЭ в плодах необходимо знать их общую зольность. Так, зольность плодово-ягодных растений (смородины, вишни, калины) составляет приблизительно 2–6%. В золе плодово-ягодных растений содержится 17–29% микро- и макроэлементов [34]. В золе яблок количество магния составляет 0,7–1,0 мг%, натрия — 0,5–1,0 мг% (7,75 мг% в сырой массе мякоти плодов), алюминия — 1,0 мг%, кремния — 5–10 мг%, стронция — 0,01 мг%, в золе боярышника содержание этих МЭ соответственно равно 1–3%, 0,5–11%, 0,1–1%, 5–30%, 0,01–0,03% [34].

Изучение химического состава растительных плодов всегда было предметом особого интереса многих ученых.

В результате спектрального анализа плодов в стадии их биологической зрелости установлена общая тенденция к накоплению, в основном, от 17 до 24 микро- и макроэлементов. Содержание минеральных веществ в дикорастущих плодовых колеблется: алюминия — 1,7–9,6 мг%, натрия — 4,7–28,5 мг%, железа — 8,0–32,6 мг%, кремния — 43,0–84,5 мг%, магния — 16,3–31,1 мг%, кальция — 80–326 мг%, калия — 200– 460 мг% на сырое вещество [8, 10].

Не только в организме человека и животных, но и в растениях макро- и микроэлементы играют существенную роль для нормальной жизнедеятельности.

Установлено, что алюминий повышает устойчивость растений к неблагоприятным факторам внешней среды: засухе, резкому понижению температуры, засоленности почв, а также влияет на фосфорный обмен: осаждая фосфор в клетках, препятствует его метаболизму [13].

Физиологическая роль натрия в растениях недостаточно изучена, но обнаружено его значение для дыхания растений [13].

Кальций и магний составляют основу пектина срединных клеток, так как они образуют соединения с пектиновой кислотой. Кальций способствует целостности клеточных мембран и водоудерживающей способности протоплазмы. Кроме того, он участвует строительстве клеточной ткани растений [8, 10].

Магний — это обязательное составляющее звено хлорофилла. Он участвует в регуляции распада и превращении углеводов, активизируя ферменты [8, 10].

Кремний находится во всех растениях и особенно много его накапливается в клеточных соках [10, 13, 34].

Калий содержится в золе плодово-ягодных растений в следующих количествах: в вишне — 90–600 мг%, в абрикосах — 400–450 мг%, в калине — 240–320 мг%, в рябине — 330– 420 мг%, в боярышнике — 200–460 мг%, в шиповнике — 240– 480 мг% [34].

Стронций обнаруживается в основном в листьях растений. Концентрируют стронций такие растения: аконит белоустый, алоэ древовидное, анис обыкновенный, бадан толстолистный, брусника обыкновенная, горец змеиный, дуб обыкновенный, дурман индейский, жостер слабительный, зайцегуб опьяняющий, заманиха высокая, кровохлебка лекарственная, лавровишня лекарственная, пилокарпус перистолистный, якорцы стелющиеся. В абрикосах содержится стронция 0,35–0,56 мг% [10, 20, 35].

В настоящее время доказано, что обмен стронция взаимосвязан с обменом кальция, и стронций предупреждает развитие кариеса и остеопороза [2, 20, 35, 36].

Фосфор содержится в плодах рябины — 1%, в яблоках — 0,5–3%, в боярышнике — 1% [34].

Железо входит в состав активной группы каталазы и пероксидазы. Однако если сопоставить динамику активности этих ферментов на протяжении вегетации растений с количеством железа в плодах или листьях, то четкой взаимосвязи в большинстве видов не обнаруживается. Обычно наблюдается постепенное увеличение содержания железа в плодах в период их развития, только в зрелых плодах происходит некоторое снижение его содержания [34].

Железо в золе плодово-ягодных растений определяется в таком количестве: в мякоти лесной малины — 34,5 мг%, в смородине черной — 14,2 мг%, в черемухе — 41,1 мг%, в калине обыкновенной — 39,6 мг%, в шиповнике морщинистом и собачьем — 37,9–36,6 мг% [10, 20].

Железо накапливается в следующих растениях: бессмертник итальянский, зайцегуб опьяняющий, лобелия вздутая, марена красильная, левзея сафлоровидная, синюха голубая, сушеница топяная [8, 28].

Цинк концентрируется в таких растениях: алоэ древовидное, береза повислая, дурман индейский, лавровишня лекарственная, лапчатка прямостоячая, сушеница топяная. В несколько меньшей степени накапливают цинк фиалка полевая, череда, чистотел, смородина черная [8, 32].

Никель влияет на активность окислительно-восстановительных ферментов. Встречаются данные, что никель является стабилизирующим фактором для антоциановых пигментов, действие которых связано с резким активированием аскорбин- и фенолоксидаз [36]. Также никель снижает активность каталазы в репродуктивных органах. Сравнив активность каталазы плодов боярышника на протяжении их созревания с динамикой нативного содержания никеля в некоторых видах [34], обнаруживается обратное соотношение: снижение активности фермента сопровождается увеличением количества никеля [10, 34].

Никель в небольшом количестве содержится в листьях яблони (в их золе — 0,002%, в плодах его нет), рябины (0,001–0,002%), калины (0,001%, в золе плодов — 0,00001%), в плодах барбариса обыкновенного (0,005%), бузины черной (0,001–0,002%). Хорошо концентрируют никель дынное дерево, красавка белладонна, мачок желтый, пустырник сердечный, страстоцвет мясокрасный, термопсис ланцетовидный [8].

Кобальт играет роль в синтезе белка в клетках, усиливает процесс гликолиза, влияет на дыхание и энергетический обмен, стимулирует цикл Кребса, повышает активность каталазы и пероксидазы, синтез аскорбиновой кислоты. Он участвует в обмене углеводов, жирных кислот, фолиевой кислоты, образовании цианокобаламина и кроветворении. В организме кобальт может накапливаться и сохраняться в течение 7 лет. В плодах боярышника содержится 2,4 мкг%, в рябине гибридной — 2,5 мкг%, в калине — 28–29 мг%, в яблоках яблони сибирской — 3 мкг%. Большое количество кобальта содержится в землянике — 4,7 мкг%. Хорошо концентрируют кобальт кубышка желтая, сушеница топяная, черемуха обыкновенная, шиповник собачий [10, 20, 29].

Молибден необходим растениям в значительно меньших количествах, чем другие МЭ, хотя является постоянной составной частью растительных организмов. В растениях молибден открыт в 1900 году Е. Демерсеем. По мере развития растений количество молибдена в листьях, особенно верхних, увеличивается, а в фазе плодообразования в них происходит снижение содержания молибдена, что, по-видимому, объясняется оттоком его в репродуктивные органы [11].

Молибден участвует в осуществлении процессов оплодотворения и развития зародыша, вместе с железом входит в состав фермента нитратредуктазы, восстанавливает нитраты и фиксирует молекулярный азот, участвует в обмене витаминов растений [10, 32]. Молибден задерживает фтор в организме человека и предупреждает кариес зубов. В растениях молибден содержится в таких количествах: в золе плодов шиповника — 0,0001–0,0006%, в плодах боярышника — 0,0003–0,0005%, в рябине обыкновенной — 0,0001%, в калине — 0,0001%, в бузине черной — 0,0002%, в барбарисе обыкновенном — 0,0001%. Молибден концентрируют багульник болотный, барвинок малый, горец птичий, жостер слабительный, крапива двудомная, мята перечная [20].

Барий обнаружен в большинстве дикорастущих плодовых растений, но все же относится к элементам, избирательно накапливающимся в отдельных органах: обычно в более значительных количествах он накапливается в листьях, меньше — в плодах, а в некоторых органах растений его вовсе нет. Изучая динамику накопления бария при созревании плодов, обнаруживается наиболее высокое содержание его в сформировавшихся плодах [19, 34]. В золе плодов боярышника он обнаруживается в количестве 0,01–0,1%, в плодах шиповника — 0,01–0,06% [34].

Титан относится к числу наиболее распространенных в природе элементов, и в частности в растительном мире. Титан — сильный восстановитель. Поэтому предполагают, что он играет определенную роль в фотосинтезе, а может быть, и в фиксации молекулярного азота. Однако отсутствуют доказательства того, что титан является незаменимым для растений элементом [10, 13, 31]. Содержание титана в плодах разных видов боярышника колеблется от 0,36 до 0,96 мг% [34], в барбарисе обыкновенном — 0,07 мг%, в бузине черной — 0,05–0,02 мг% [20].

Ванадий, обнаруженный в листьях и плодах почти всех дикорастущих плодовых, как и титан, способен к комплексообразованию с кислородсодержащими донорными группами. Считают, что в животном организме его соединения участвуют в окислительно-восстановительных процессах, в дыхании и кроветворении [30, 31, 33]. Определено наиболее высокое содержание ванадия в плодах шиповника — 0,003% [34].

До сих пор не известно, какие функции в растительном организме выполняет цирконий, но во всех дикорастущих плодовых он находится в довольно значительных количествах — 0,001–0,002% в золе плодов шиповника, 0,005–0,007% в плодах боярышника [34].

Хром — постоянная составная часть растительного и животного организмов. Если анализировать содержание хрома в золе плодов боярышника, то наблюдается довольно однообразная картина: содержание его у подавляющего большинства видов составляет 0,001% [20]. Концентрируют хром такие растения: диоскорея ниппонская и, особенно, лобелия вздутая [10]. Хром содержится, в основном, в золе плодов — 0,001% [20].

Из литературы известно, что большое значение в обмене фенольных соединений имеют медь и марганец. Было доказано значение меди в биосинтезе антоцианов [25, 26]. Обнаружено, что можно снизить ингибирование синтеза антоцианов медью. Н. И. Гринкевич с сотрудниками установили, что наибольшее содержание флавонолов было у гречихи, являющейся концентратором меди [8, 13].

Всеобщее распространение меди в растительном и животном мире было установлено еще в 1814 г. Дж. Джоном. М. Стайлен в 1949 г. писал, что при обсуждении роли меди в жизни растений приходится основываться только на одном достоверном факте ее вхождения в состав полифенолоксидазы. И хотя уже тогда было известно, что медь входит также в состав других окислительных ферментов — лактазы и аскорбинат-оксидазы — знания того времени о физиологической роли этого элемента были далеко не совершенны. Наши сведения в этом отношении и сейчас весьма ограничены, хотя и обогатились новыми открытиями [28, 31, 38].

Содержание меди в плодовых растениях, как и других МЭ, значительно варьирует [13, 35]. В дикорастущих плодах определяется такое количество меди: в ежевике — 0,064– 1,526 мг%, в малине — 1,397 мг%, в черной смородине — 1,191 мг%, в калине и чернике — 0,839 и 0,898 мг%, в плодах боярышника — 0,001–0,01 мг%, в шиповнике — 0,002– 0,04 мг%, в плодах рябины обыкновенной — 0,001 мг%.

Много меди концентрируется в следующих растениях: вздутоплодник сибирский, лапчатка прямостоячая, лобелия вздутая, марена красильная, сушеница топяная, чай китайский [13, 15].

Известно, что медь комплексируется с различными фенольными соединениями. Существуют комплексы меди с антоцианами [21]. Однако строгого соответствия между уровнем антоцианов и нативным содержанием меди нет и быть не может [38]. В частности, магнолия падуболистная, содержащая до 2350 мг%, и виноград амурский — до 3500 мг% антоцианов, имеют 0,01% меди, а барбарис со значительно меньшим количеством антоцианов (до 450 мг%) — 0,04% [35].

Марганец необходим растениям для фотосинтеза, он активирует многие ферменты, участвует в гликолизе и цикле Кребса. Количество марганца находится в прямой зависимости от содержания калия в растениях. Концентрируют марганец такие лекарственные растения, как вахта трехлистная, багульник болотный, лапчатка прямостоячая, чай китайский, черника обыкновенная, эвкалипт пепельный, прутовидный и шариковый. Эти растения можно применять для профилактики сердечно-сосудистых заболеваний, для поддержания нормальных функций половых желез и опорно-двигательного аппарата, нервной системы [11, 22]. Кроме того, концентраторами марганца являются растения, богатые танидами и алкалоидами. Растения, плоды которых содержат алкалоиды, имеют также более высокое содержание марганца: бузина — 0,03%, магнолия — 0,02%, барбарисы — 0,08% против 0,002–0,01% в неалкалоидных видах. С другой стороны, в разрезе одного ботанического рода, например шиповника, виды с наиболее высоким уровнем полифенолов в плодах имеют также больше марганца [38]. Эта взаимосвязь обусловлена тем, что таниды являются сильнейшими восстановителями, а марганец — сильнейшим окислителем, и марганец-окислитель уравновешивает высокие количества танидов-восстановителей [13]. В плодах при недостатке марганца и железа совершенно отсутствуют моносахара и сахароза, но содержание крахмала изменяется мало [13,34]. Если сравнить нативное содержание марганца в плодах дикорастущих растений в период их роста и созревания с динамикой накопления сахаров, обнаруживается параллелизм в изменении их количества на протяжении периода вегетации. В то же время содержание марганца в плодах изменяется противоположно динамике меди. Характер изменения активности аскорбиноксидазы носит такой же характер, как изменение содержания меди. Такую зависимость, очевидно, можно объяснить тем, что в состав активной группы аскорбиноксидазы входит медь и что с увеличением ее количества в плодах возрастает активность аскорбиноксидазы. Марганец, по-видимому, является антагонистом меди, в связи с чем содержание его в плодах в процессе созревания находится в прямой зависимости от содержания аскорбиновой кислоты на протяжении всего исследуемого периода. Активность пероксидазы и каталазы с увеличением содержания в плодах марганца, как правило, снижается, что также связано с антагонизмом меди и железа, входящих в состав их активных групп [31, 33].

К группе вредных элементов, имеющихся как в культурных, так и в дикорастущих плодовых, относится свинец, но в плодах он обычно содержится в весьма незначительных количествах, а больше концентрируется в листьях [10, 20].

Кадмий оказывает токсическое воздействие на организм человека. Поэтому необходимо остерегаться сбора растений, концентрирующих кадмий: вздутоплодник сибирский, дурман индейский, зверобой продырявленный, ландыш майский, наперстянка пурпурная, подофилл гималайский, сушеница топяная и якорцы стелющиеся [10, 20].

Литий предупреждает развитие нервно-психических заболеваний и положительно влияет на лечение шизофрении. Хорошо концентрируют литий белена черная, кассия узколистная, дурман индейский, красавка белладонна, сабельник болотный, алоэ древовидное [8, 34].

Селен является важным биологическим элементом, предупреждает развитие раковых заболеваний, положительно влияет на сердечно-сосудистую систему, совместно с токоферолом стимулирует иммунитет. Суточная норма селена — 150–200 мкг. Наибольшее количество селена обнаруживается в таких растениях: чистотел большой, подофилл щитковидный, земляника лесная, наперстянка шерстистая, ромашка аптечная, катарантус розовый, шиповник, солодка голая, боярышник кроваво-красный, алоэ древовидное, мать-и-мачеха, лимонник китайский, смородина черная, эвкалипт, тыква обыкновенная, укроп огородный, пастернак посевной, родиола розовая [7, 8].

Серебро концентрируют растения: мать-и-мачеха, вздутоплодник сибирский, чистотел большой, ландыш майский, наперстянка пурпурная, синюха голубая, брусника обыкновенная, укроп огородный, лобелия вздутая, женьшень, арника горная, желтушник серый, дынное дерево [10].

Золото содержит только желтушник серый [10].

Благодаря способности некоторых МЭ — железа, меди, марганца и молибдена — менять свою валентность, они занимают центральное положение в регулировании окислительно-восстановительных реакций биохимических процессов дыхания, фотосинтеза и усвоения молекулярного азота. В листьях содержание МЭ намного выше, чем в плодах [13, 34].

Сотрудниками кафедры фармакогнозии Украинской фармацевтической академии был проведен анализ вегетативных органов смородины черной и обнаружено 16 МЭ. С помощью спектрального анализа установлено наличие кальция, хрома, меди, магния, марганца, железа, кобальта, никеля, кадмия, цинка и молибдена. Калий и натрий определяли методом эмиссионной пламенной спектрометрии на приборе ФПЛ-1 [37]. Было определено, что большинство элементов увеличивают концентрацию к лету. Так, количество кальция увеличивается в 5 раз, никеля — в 2, хрома — в 1,6, магния — в 1,74 раза. Лишь кальций, хром и железо сохраняли эту тенденцию к осени. Марганец и калий, минуя летний пик, накапливаются и в осенний период. Однако большинство элементов, набрав свой пик к лету, уменьшают концентрацию к осени (медь, никель, цинк, бор). А в некоторых случаях их содержание падает ниже весеннего (медь и никель). Из общей картины выпадают лишь два элемента: йод, имеющий максимум накопления весной, и кобальт, количество которого не изменяется. Содержание свинца во всех исследованных органах смородины черной отмечалось как минорное [37]. В результате исследований был сделан вывод, что количественный состав МЭ обусловлен элементным обменом данного растения, условиями произрастания и микроэлементным составом почвы [37].

Заключение

Наибольшее количество минеральных веществ содержится в незрелых, только что сформировавшихся плодах. В процессе их роста и созревания приток и накопление минеральных веществ проходит неравномерно, для большинства видов дикорастущих плодовых характерна общая тенденция постепенного уменьшения их суммарного количества в плодах [10, 13, 34].

Знания о содержании макро- и микроэлементов в растениях позволяют целенаправленно использовать их для профилактики и лечения заболеваний человека [22, 24, 25, 26, 35].

Литература

  1. Гаммерман А. Ф., Кадаев Г. Н., Яценко-Хмелевский А. А. Лекарственные растения.— М.: Высш. шк., 1983.— 400 с.
  2. Кретович В. Л. Основы биохимии растений.— М.: Высш. шк., 1980.— 445 с.
  3. Машковский М. Д. Лекарственные средства.— М.: Медицина, 1988.— Т. 1.— 624 с., Т. 2.— 575 с.
  4. Faelten S. Mineral for health.— Emmaus: Rodale press, 1981.— 534 p.
  5. Picard H. Utilisation therapeutique des oligoelements.— P.: Libr. Malaine, 1965.— 176 p.
  6. Roman J., Kutsky Ph. D. Handbook of vitamins, minerals and hormones.— N. Y. etc.: Van Nostrand: Reinhold, 1981.— 492 p.
  7. Rosenfeld I., Beath O. A. Selenium: Geobotany, biochemistry, toxicity and nutrition.— N.Y. ; L.: Acad. press, 1964.— 411 p.
  8. Ловкова М. Я., Рабинович А. М., Пономарева С. М. и др. Почему растения лечат.— М.: Наука, 1990.— 256 с.
  9. Авцын А. П., Жаворонков А. А., Риш М. А. Микроэлементозы человека.— М.: Медицина, 1991.— 496 с.
  10. Исаев Ю. А. Лечение микроэлементами, металлами и минералами.— Киев: Здоровье, 1992.— 118 с.

Полный список литературы имеется в редакции





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика