Логотип журнала "Провизор"








Н. П. Аржанов

«Русский сангвинол» против «бледной немочи», «чистая» наука против собственного производства лекарственных средств

г. Харьков

Окончание. Начало в № 18

Рождение «русского сангвинола»

Многие препараты крови обладали существенными недостатками: «Громадное число кровяных препаратов, приготовляемых по большей части из бычачьей крови, состоит из болёе или менёе чистаго гемоглобина или продуктов его расщепленiя. Многiя из этих средств выдаются за спецiальныя, причем обыкновенно ни их способ приготовленiя, ни состав не указываются.

  1. Жидкiе препараты. Они приготовляются из дефибринированной бычачьей крови или из отброшенных кровяных тёлец. От прибавленiя эфира или глицерина кровяныя тёльца разрушаются, отчего красящее вещество переходит в раствор. Приторный кровяной вкус нёсколько заглушается ароматическими примёсями и т. п. (Bioferrinum, Haematogenum Гоммеля, Kronenhaematogenum, Eubiolum, Perdynamium, Dynamogenum).
  2. Сухiе препараты, которые продаются либо в формё порошков, либо в видё таблеток и лепешек. Большинство из них готовится из высушенной крови, иногда с примёсью порошка или тёста какао. Сюда относятся: Fersanum, Haemalbuminum, Sanguinalum, Haemolum, Haemogallolum, Haemakolade и др.».

О. Б. Вейншенкер считал: «Бёлковые препараты лёгко загнивают, что и послужило главным препятствiем для их распространенiя. Собрав нёсколько их образцов, я убёдился, что методика приготовленiя не обезпечивает от загниванiя. Я получил из Харькова полфунта мясного порошка, издававшаго рёзкiй аммiачный запах и при изслёдованiи оказавшагося порядочно подгнившим. Затём я убёдился, что и заграничные препараты крови не далеко ушли от этого; всё они содержали разложенный гэмоглобин, а в нёкоторых из них, очевидно вслёдствiе неумёнiя овладёть сушкой, гэмоглобина совсём не было, напримёр в Sanguinoform’e Vartenberg’a, в Sanguinal’e Krewel’я. Именно благодаря этим обстоятельствам во врачебной практикё не получили распространенiя бёлковыя вещества, полезность которых признана авторитетными учеными. Негодные фабриканты взяли перевёс над ними, потому что методика приготовленiя полезных препаратов оказалась несовершенной».

Русские врачи уже давно изучали препараты крови, что могло стать надежной научной базой для создания новых средств борьбы с «бледной немочью»: «Из клиник проф. С. П. Боткина, В. А. Манассеина, Д. И. Кошлакова, Ю. Т. Чудновскаго вышли диссертацiи д-ров А. А. Двукраева (К вопросу о лёченiи хлоротичных дефибрининованною кровью, 1888), Н. Н. Салтыкова (К вопросу о питанiи per rectum, 1887), А. В. Григорьева (Обмён и усвоенiе азотистых веществ при лёченiи кровью, 1886) и А. П. Куренкова (К вопросу о влiянiи свёжей телячьей крови на усвоенiе и обмён азота у здоровых людей, 1892), всё эти диссертацiи толковали о лёченiи кровью в разных ея видах. Еще есть диссертацiя д-ра Н. Скворцова (К вопросу о дёйствiи препаратов желёза на животный организм, 1890.); завёдовал фармакологической лабораторiей Академiи в это время теперешнiй харьковскiй профессор С. А. Попов. Затём было показано, что недостачи желёза не могут быть пополнены желёзом, которое пластическим цёлям служить не может (К патологiи и терапiи блёдной немочи (хлороза), диссертацiя Э. Э. Миллера из клиники проф. Л. В. Попова, 1895 г.)».

Д-р Вейншенкер улучшил технологию препаратов крови, введя, фактически, вакуумную сушку: «Ясно, какой огромный научный и практическiй интерес представляло разысканiе рацiональнаго способа для сушки бёлковых тёл при низкой температурё. Оно и составило предмет моей работы. Через 1/2 года был получен препарат из крови при низкой температурё, который и был продемонстрирован многоуважаемому проф. А. Я. Данилевскому. Послёднiй, убёдившись в его легкой растворимости и отсутствiи запаха, велел изслёдовать его спектроскопом — оказался один только окси-гэмоглобин. Тогда проф. А. Я. Данилевскiй предложил мнё продемонстрировать препарат в Обществё охраненiя народнаго здравiя. В этом засёданiи я получил полное одобрёнiе за выработанную методику, а препарат признан очень хорошим.

В чём состояло мое изобрётенiе: 1) Кровь является цённым лёчебным средством. 2) Всё способы консервированiя крови не гарантировали ея от загниванiя; между тём пятна крови сохраняются годами, и ни гэмоглобин, ни бёлки в них не загнивали. 3) Я обёяснил это сушкой на открытом воздухё, гдё бёлки сохли главным образом посредством испаренiя. 4) Я устроил сушку, гдё бёлки крови сушились не нагрёванiем, а испаренiем.

За 4 года существованiя сангвиноля мы убёдились в его отличной сохраняемости. Мнё прiятно привести еще одно доказательство в пользу сангвиноля: в послёднее время из него стали готовить желёзные альбуминаты в химической лабораторiи Феррейна в Москвё.

Через нёкоторое время ко мнё стали поступать предложенiя об эксплоатацiи полученнаго препарата. За сим ко мнё поступили предложенiя устроить акцiонерную компанiю не только для эксплоатацiи этого препарата, но и для добыванiя других. Но я и эти предложенiя отклонил, несмотря на самыя заманчивыя условiя, которыя мнё сулили. Под влiянiем этого у меня сложился план предложить врачам устроить лабораторiю для полученiя бёлковых препаратов. Ведь борьба с современным фабричным направленiем мыслима только тогда, когда врачи сами возьмут этот вопрос в свои руки. Никто из товарищей со мной не спорил; всё в принципё соглашались, но всёх охватывало опасенiе за коммерческую сторону дёла, притом еще у нас в Россiи, гдё преклоненiе пред всём заграничным очень сильно.

Тогда я рёшил сам начать дёло. В началё 1899 г. мною был открыт кабинет с лабораторiей для пользованiя свёжей телячьей кровью и ея препаратами. Аппарат для полученiя сухого препарата крови, всё приспособленiя к нему — все было сдёлано моею рукою, и когда лабораторiя начала функцiонировать, то я был единственный и завёдующим, и рабочим. Что я не руководствовался при устройствё лабораторiи коммерческими соображенiями, видно из того, что я не занимался приготовленiем мяснаго сока, кефира, которые, хотя очень доходны, но в моем дёлё не могли играть никакой роли.

Прошло около 10 мёсяцев. Я успёл убёдиться за это время, что научная постановка дёла нисколько не гарантирует его успёха, что весь вопрос находится в полной власти у хорошо организованной компанiи агентов, которые не стёсняются мёрами для распространенiя своих издёлiй. Я убёдился, что одобренiе выдающихся авторитетов, ученых Обществ, положительно в жизни имёет ничтожное значенiе в сравненiи с рекламой.

Тогда я написал обзор положенiя вопроса о бiологических и терапевтических свойствах желёза и его препаратов и напечатал в журналё проф. М. И. Афанасьева. Через нёкоторое время я узнал, что д-р С. М. Городищ взял тему для диссертацiи у проф. М. И. Афанасьева («О лёченiи бледной немочи и малокровiя препаратами желёза») и предметом изученiя будет и мой sanguinol. Во ходё работы д-ра Городища сложилось убёжденiе о терапевтических свойствах сангвиноля, о разницё в ходё лёченiя вторичной анэмiи и чистаго хлороза, о значенiи больших количеств сангвиноля. Тогда же была выяснена разница между дёйствiем органическаго и неорганическаго желёза.

Все это я демонстрировал в медицинских Обществах, всюду получил одобрёнiе, и что же из этого получилось? Никакого практическаго примёненiя, а разные гэматогены на моих глазах распространяются в публикё. Выпуская препарат, я был против громких названiй, но должен был послёдовать совёту товарищей, утверждавших, что названiе «сухая кровь» погубит препарат, и дал ему названiе sanguinol. Потом до меня дошло, что вмёсто него распространяется Sanguinal Krewel, который не допущен к продаже в Россiю, но попадает контрабандным путем, и я послал прошенiе в Медицинскiй Департамент, чтобы разрёшили к слову sanguinol прибавить Rossicum.

Общее теченiе жизни не могло оставаться без влiянiя на врачей. Врачи принимают в свои руки предпрiятiя, имёющiя отношенiе не только к пользованiю больного, но и здороваго. Врачи устраивают курорты, кумысо-лёчебныя заведенiя, заводы стерилизованнаго молока, гигiэническiя столовыя и т.д. В этих предпрiятiях неминуемо приходится касаться разнообразных коммерческих прiемов, в которых нёт ничего предосудительнаго для врача».

Борцы за чистоту науки

Конечно, активность Ошера Боруховича Вейншенкера не могла прийтись по вкусу ревнителям чистоты национальной фармакологии и медицины. Журнал с подчеркнуто национальным названием «Русский Врач» и до того был оплотом борьбы с рекламой, и даже печатал «черные списки» врачей, «запятнавших» свои имена участием в ней: «Не можем не отмётить с чувством грустнаго изумленiя, что в крикливых рекламах о гэматогенё Hommel’я за послёднее время все чаще стали попадаться в разных газетах хвалебные отзывы врачей; нам попались на глаза подписи: уёзднаго врача Покровскаго (Дрисса), проф. Высоковича (Кiев), д-ров Iоффе (Уфа), Шульца (Владикавказ), Любимова (Москва), Кустря (Петербург) и Кормана (Брезин)».

Особенно неистовствовал в 1902 г. на его страницах некий д-р С. Груздев, обвинявший профессора М. И. Афанасьева: «Академiя и настоящiе авторитеты-профессора никогда подобными вещами не занимаются; Академiя держит честно и грозно по старинё знамя науки; занимаются подобными вещами только евреи-врачи, разработываются такiе предметы только в клиниках, руководимых не настоящими профессорами. В редактируемом Вами журналё была напечатана рекламная статья д-ра Вейншенкера, с Вашего разрёшенiя разосланная потом по Руси, «Обзор дальнёйшему развитiю вопроса о бiологическом и терапевтическом значенiи желёза, его препаратов и SANGUINOL’a» на основанiи изслёдованiй М. Ильина, E. Abderhalden’a, С. Городища, М. Ильяшева и др.»; из завёдуемаго Вами клиническаго отдёленiя вышла диссертацiя д-ра Самуила Мироновича Городища, по Вашему предложенiю сработанная; обё, в силу страннаго совпаденiя, трактуют о достоинствах sanguinol’a, перваго препарата, выпущеннаго на рынок торговою фирмою «С.-Петербургская лабораторiя питательных пищевых средств».

Вы забыли, г. клиническiй профессор, главную цёль рекламы о сангвинолах. В погонё за якобы наукою Вы со своими учениками, докторами коммерческой медицины, не хотите, по-видимому, знать, что цёль всякой торговой медицинской рекламы — нажива рекламистов на счет довёрчивой болящей публики, тём болёе довёрчивой, чёи она бёднёе и темнёе. Упоминая о спецiи, Вашими учениками пущенной на рынок и с Вашего разрёшенiя рекламируемой, я ставлю знак восклицанiя послё слова rossicum потому, что: 1) как русскiй, я не лишен права возставать против того, чтобы под русским флагом творились кём бы то ни было вещи, для моей родины и нелестныя, и неполезныя; 2) sanguinol от sanguinal’a достаточно отличается уже окончанiем, и sanguinal’y Krewel’я логичнёе противопоставить sanguinol Вейншенкера.

Два еврея-врача составили компанiю, литературную и коммерческую. Д-р Вейншенкер «изобрёл» нёкiй sanguinol, подозрительную помёсь, или, что все равно, способ выдёлывать sanguinol, искусно провел его под кличкою «русскiй» по русским ученым Обществам (или крещенiе состоялось позднёе?) и в то же время, для торговой эксплоатацiи его, открыл фирму под вывёскою «СПб. лабораторiя питательных пищевых средств» (Литейный, 29); в 1899 г. об этом рыночном препаратё напечатана была в «Терапевтическом Вёстникё» статья изобрётателя (№№ 18,19); с того же 1899 г. по 1901 г. «изучался» sanguinol в клиническом отдёленiи д-ром Городищем, выпустившим затём диссертацiю, в которой этот препарат рекомендуется против огромной группы видов малокровiя; на основанiи этой диссертацiи собственник sanguinol’a и упомянутой торговой лабораторiи недавно помёстил о предметё своей торговли уже явно рекламную (с бранью и издёвками по адресу других) статью опять в том же научном журналё («Терапевтическом Вёстникё» за 1902 г. №№ 4 и 6), а затём разослал эту рекламу так, как разсылаются всё произвёденiя подобнаго сорта; наконец, в этой же рекламё оповёщено, что по Вашей мысли и предложенiю вышеназванная торговая фирма начала уже готовить кромё sanguinol’a, еще другой препарат, ferro-sanguinol.

Вы не постёснялись прiютить в завёдуемом Вами клиническом отдёленiи послё sanguinol’a и другую рыночную стряпню, ferro-sanguinol. Диссертацiя д-ра Городища должна была быть озаглавлена поправдивёе, хотя бы так: «Sanguinol Вейншенкера (фабрикуется СПб. лабораторiею питательных пищевых средств, Литейный, 29), как наилучшёе средство для лёченiя всёх видов малокровiя, кромё только чистой и неосложненной блёдной немочи, крайне рёдкой». Ученый «гэматологическiй и клиническiй» труд д-ра Городища стоит 1 руб. 50 коп. (цёна приблизительно пропорцiональна sanguinol’y, за 0,5 грм. желёза в котором приходится платить 4 руб. вмёсто 1/2 копёйки, по разсчету М. А. Ильяшева в № 24 «Русскаго Врача»)».

Другими, но столь же «чистыми» средствами сражался с сангвинолем проф. Н. П. Кравков. Только что упомянутый д-р Ильяшев — его ученик. Слово М. И. Афанасьеву: «В противовёс проф. Н. П. Кравкову, я изложу ход дёла с его цензорством. Диссертацiя д-ра С. М. Городища, начатая им осенью 1899 г., была закончена в началё 1901 г. и представленiе ея к защитё предполагалось еще весной, но по болёзни было отложено на осень. Однако предварительное сообщенiе об этой работё было сдёлано в засёданiи Петербургскаго Медицинскаго Общества 1 мая 1901 г. В теченiе лёта 1901 г. д-р Городищ закончил изложенiе своей работы и 15 сентября 1901 г. передал ее одному из цензоров, назначенных Конференцiей Академiи, а именно проф. Н. П. Кравкову (другiе 2 цензора были проф. С. С. Боткин и я). В переговорах докторанта с проф. Кравковым по поводу изслёдованiя по Говерсу, а также замёны нёскольких строчек в предисловiи, прошло около мёсяца. Когда д-р Городищ вновь попросил отзыва о диссертацiи у проф. Кравкова, то тот стал вести с ним бесёды о том, да дёйствительно ли желёзо или сангвинол так необходимы для лёченiя хлороза, как пишет д-р Городищ? Во время одной из бесёд проф.Кравков мельком упомянул, что у него в настоящее время работает один из врачей по темё о всасыванiи и усвоенiи желёза, и что у него получаются результаты, очень сходные с результатами д-ра Городища.

Так как окончательный отвёт профессором был отложен, а время все уходило, то я попросил д-ра Городища разузнать, какой врач работает у проф. Кравкова на подобную тему. Навёденныя справки показали, что это д-р М. Ильяшев, что диссертацiя его касается и желёза, и что в послёднее время дёло у него пошло хорошо и проф. Кравков торопит его заканчивать работу и представлять ее в видё диссертацiи. Когда эти факты были установлены, то я предложил д-ру Городищу идти к проф. Кравкову и потребовать от него подписать диссертацiю или вернуть ее без подписи, заявив ему, что он пойдет к проф. С. С. Боткину и обёяснит ему всю исторiю, а также выскажет свои предположенiя, почему проф. Кравков так долго задерживает его диссертацiю. Послёднiй послё нёскольких серьезных намеков д-ра Городища сдёлался уступчивёе и, протянув до 22 ноября, подписал диссертацiю. Впослёдствiи мы узнали, что диссертацiя д-ра Ильяшева была в то время уже пропущена цензорами и печаталась, причем в ней оказалось нёсколько выводов, совершенно аналогичных тём, которые имёлись в диссертацiи д-ра Городища.

Далёе дёло велось таким образом, что д-р Ильяшев защитил свою диссертацiю еще перед Рождеством, а д-р Городищ был допущен к защитё только в февралё. Таким образом д-р Городищ, окончившiй свою работу и получившiй извёстные результаты еще весною 1901 г., благодаря проф. Н. П. Кравкову мог опубликовать свою работу и защитить ее только в февралё 1902 г., а д-р Ильяшев, находясь в болёе выгодных условiях, догнал д-ра Городища и значительно перегнал его. На защитё проф. Кравков заявил, что д-ру Ильяшеву удалось доказать всасыванiе и усвоенiе неорганическаго желёза, идущаго на построенiе гэмоглобина — факт, чрезвычайно важный.

Еще в ту пору, когда д-р Городищ разрабатывал тему, у меня стала созрёвать мысль, что неорганическое желёзо от того так благопрiятно дёйствует при хлорозё, что не только специфически возбуждает кроветворные органы, но и служит матерiалом для построенiя гэмоглобина. Я предложил д-ру Городищу провести подсчет баланса желёза при лёченiи неорганическим желёзом и сангвинолем, чтобы знать, какая часть неорганическаго желёза идет на построенiе гэмоглобина и какая часть желёза сангвиноля идет для этой же цёли. Получились интересныя цифры, говорившiя за то, что желёзо сангвиноля усваивалось лучше неорганическаго, но и относительно послёдняго имёлись указанiя, что и оно не только всасывается, но и усваивается. Я предложил д-ру Городищу посовётоваться с такими компетентнёйшими бiологами, как проф. И. П. Павлов и проф. А. Я. Данилевскiй. Так как их отвёты были не в пользу возможности с опредёленностью толковать результаты д-ра Городища, то в выводы диссертацiи эти указанiя не вошли.

Послё того пришел д-р Вейншенкер, и я указал ему, что защищаемый им взгляд, что только натуральное органическое желёзо (напримёр кровь, гэмоглобин, его сангвинол) усваивается организмом, а препараты неорганическаго желёза и даже органическаго, но искусственнаго, хотя и всасываются, но не усваиваются, опровергнут изслёдованiями д-ра Ильяшева. Однако д-р Вейншенкер, уже изучившiй диссертацiю и присутствовавшiй на диспутё д-ра Ильяшева, стал по пунктам опровергать эту работу. Главным образом он возражал против методики изслёдованiя, но указал и на подтасовку цифр, которая не должна быть терпима ни в какой научной работё. Спустя нёсколько времени д-р Вейншенкер предложил мнё обзор о лёченiи препаратами желёза и крови, в котором он высказал свои взгляды. Конечно, я предупредил его, что для него возникнут непрiятности, если он будет критиковать академическую диссертацiю, о которой проф. Кравков дал блестящiй отзыв».

Эпилог

Многоопытный профессор как в воду смотрел. Неприятности не замедлили последовать: «чистая» наука и тогда была изобретательной на интриги. И доносы властям предержащим входили в арсенал ангажированных профессоров точно так же, как и коммерческих агентов зарубежных фирм. Власти громоздили запреты и разрешающе-контролирующие инстанции. Результат известен: собственную фармацевтическую промышленность в России разрешили создавать только после начала войны, и только в 1916–17 гг. в журналах появилась реклама русских производителей. Фосферлактин — единственный препарат железа, который нам удалось обнаружить.

Сейчас мы снова на рубеже веков, и понемногу реставрируем капитализм. Ломаясь, вынуждены подстраиваться под новые (а на самом деле старые) общественные отношения медицина и фармация. Но при этом неизменной остается не только роль препаратов железа в лечении анемии, но и сущность человека. Не потому ли внимательный читатель без труда обнаружит в цитированных текстах немало знакомого ему по нашей действительности?





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика