Логотип журнала "Провизор"








Л. В. Львова
канд. биол. наук

Искусство врачевания

журнал “Провизор”

Чжэнь-цзю-терапия возникла в Поднебесной в незапамятные времена, сумела дожить до наших дней и завоевать весь мир. Искусство древних китайских врачей и поныне вызывает восхищение, а современная наука и сегодня бьется над “расшифровкой” таинственных восточных понятий...

Из глубины веков

Как и когда возник в Древнем Китае этот необычный метод лечения, при котором воздействие на определенные точки кожи исцеляет, возвращая утраченное здоровье, сказать трудно, но в том, что он существует не одно тысячелетие и выдержал испытание временем, сомневаться не приходится.

В 221 г. до н. э. Хуа-ди Ней-цзин решил подвести итоги развития медицины за предыдущие 2000 (!) лет и написал объемистый трактат. В нем-то и содержится первое упоминание об иглоукалывании, описываются точки, используемые при лечении, и девять различных форм металлических игл.

В III в. н. э. появляется термин “чжэнь-цзю-терапия”, означающий лечение иглоукалыванием и прижиганием. Название это появилось “с легкой руки” Ван Фу-и, и он же в cвоей книге “Дя-и Цзин” перечислил 276 точек воздействия.

Шли годы, медицина не стояла на месте, и уже в VII столетии в Китае функционировала медицинская школа, имеющая несколько отделений: терапевтическое, хирургическое, детское, фармакологическое и чжэнь-цзю-терапии.

Китайские врачи с присущим им упорством постоянно усовершенствовали лечебные методы чжэнь-цзю-терапии и бережно передавали свои знания из поколения в поколение. Свою роль в этом сыграли и первые атласы — медные человеческие фигуры с нанесенными на них точками.

В 1027 г. были впервые отлиты две такие статуи, а семь фигур, изготовленные в ХV веке, несмотря на все катаклизмы, потрясавшие страну, дошли до наших дней. Остроумные изобретатели наглядных пособий “позаботились” об экзаменующихся: вся хитрость заключалась в заполнении красящим веществом канальцев, продолжавших точки. И поэтому при правильном введении иглы бумага, покрывавшая медную фигуру, сразу же окрашивалась. Такая своеобразная проверка знаний позволяла беспристрастно оценить умение будущих целителей, и им не оставалось ничего другого как “настойчиво овладевать” профессиональными навыками.

Постепенно, правда медленно, традиционное китайское “искусство врачевания” распространялось за пределы Поднебесной.

В VІ столетии метод чжэнь-цзю-терапии проник в Японию, чуть позже в Корею и Вьетнам, а в ХVII в. началось “завоевание” Европы. Тогда-то во Франции его и стали называть акупунктурой, что в переводе с латыни означает “иглоукалывание”.

В Россию чжэнь-цзю-терапия приходит только в XIX столетии, и в 1882 г. профессор Санкт-Петербургской медико-хирургической Академии П. Чаруковский впервые использует этот способ лечения.

Когда “стихии инь и ян пребывают в гармонии”...

При внимательном рассмотрении атласов даже человек далекий от иглотерапии может заметить совершенно определенную закономерность в последовательном расположении акупунктурных точек. Поэтому, или по какой-то другой причине, возникло в Древнем Китае представление о том, что их связывает некая непрерывная виртуальная линия, которую назвали кин, то есть сосуд, канал. Европейцы же в соответствии со своим мироощущением и по аналогии с воображаемыми линиями земного шара нарекли ее меридианом.

В древности человек не отделял себя от природы, считая себя ее неотъемлемой частью, и неслучайно ханьский ученый Гунсунь Хун (200–121 гг. до н. э.) описал картину идеальной вселенской гармонии такими словами: “Стихии инь и ян пребывают в гармонии, ветер и дождь проходят в должное время, выпадает сладкая роса, и созревают все пять злаков, множатся все шесть видов домашних животных, поднимаются обильные колосья, потоки не пересыхают. И это является высшим проявлением гармонии. Поэтому и материальные формы всего сущего также находились в гармонии, в результате чего не было болезней, а так как не было болезней, то не было и преждевременной гибели”.

Но, к сожалению, о такой гармонии можно только мечтать, а зачастую равновесие между инь и ян — составными частями жизненной энергии “чи” — нарушается, и его необходимо восстановить. Именно в этом, с точки зрения традиционной восточной медицины, и состоит задача чжэнь-цзю-терапии.

Разделение на инь и ян сформировалось не сразу. Вначале эти понятия использовали для обозначения вполне конкретных вещей: инь означало теневой, северный склон горы, а ян — солнечный, южный. Впоследствии инь становится символом женского начала, севера, тьмы, смерти, а ян — символом мужского начала, света, юга, жизни. Во всем, что нас окружает, с чем мы сталкиваемся в жизни, есть две стороны — инь и ян — даже в самых обычных продуктах питания. Инь и ян можно сравнить с врагами: они постоянно соперничают, но жить друг без друга не могут. Инь всегда содержит в себе зародыш ян, а ян — зародыш инь, и подобно тому, как день переходит в ночь, ян переходит в инь.


рис. 1

В традиционной китайской медицине все внутренние органы делятся на органы инь и ян. Желудок, тонкий кишечник, толстый кишечник, желчный пузырь и так называемый орган Сан-Дье, или тройной обогреватель, составляют группу ян. (Кстати, что такое тройной обогреватель, европейцу понять довольно трудно, поскольку под этим образным названием на Востоке подразумеваются три функции организма: пищеварительная, дыхательная и мочеполовая.) В группу инь входят сердце, легкие, печень, селезенка с поджелудочной железой и “оболочка сердца”, которая на самом деле перикардом не является, а включает в себя сосуды и центры регулирования половой деятельности.

Связующим звеном между организмом и средой служат меридианы, и каждый из них имеет наружную топографию, проходящую по поверхности тела, и внутреннюю, проходящую через внутренние органы. Поэтому-то число меридианов соответствует числу органов, а в их названиях отражены “функциональные обязанности”. Кроме двенадцати симметричных меридианов, есть еще два непарных: передний срединный меридиан (китайцы его называют “жэнь-май”, а французы — меридианом зарождения) и задний срединный меридиан (по-китайски “ду-май”, а в переводе с французского — меридиан управления). Им присуще общее действие на различные функции организма, в том числе и на психические. Есть у этих меридианов и “специализация”: первый оказывает влияние на меридианы инь, а второй — на ян.

По всем меридианам постоянно циркулирует жизненная энергия чи (рис. 2.), и ее движение определяет все физиологические процессы нашего организма, а поскольку система эта целостная, то поражение какого-либо органа непременно изменит нормальное циркулирование энергии, и нарушится равновесие между инь и ян.


рис. 2

Восточная медицина сравнивает поток энергии с течением воды по определенным каналам, и подобно тому, как с помощью шлюзов можно задержать воду или направить ее из одного канала в другой, так и жизненную энергию можно перераспределить по меридианам с помощью акупунктурных точек. Такое своеобразное, с нашей точки зрения, представление определяет и систему диагностики в чжэнь-цзю-терапии.

Вначале проводится поиск “поврежденного” энергетического канала, анализируется информация, получаемая при исследовании пульса, дыхания, тембра голоса, цвета и запаха кожи, состояния языка. И только после этого можно установить место и характер нарушения, недостаток энергии либо ее избыток (другими словами, гипофункцию или гиперфункцию какого-либо органа) и принять решение, какие “шлюзы энергии” надо открыть, а какие закрыть, а проще говоря, на какие точки необходимо воздействовать.

Каким образом китайским целителям удалось найти активные точки, история умалчивает, но факт остается фактом: они реально существуют, а искусное воздействие на них возвращает утраченное здоровье.

Точки бывают разные

Точек существует великое множество (более 1000), и подобно тому, как люди делятся на сангвиников, холериков, меланхоликов и флегматиков, так и “китайские точки” классифицируются по характеру влияния на организм.

Есть точки-управители. Их используют при любом поражении органа, независимо от специфической патологии (к примеру, воздействие на точку-управитель желудка эффективно и при гипо- и при гиперсекреции желудка).

Есть еще главные и специальные точки. Главные точки в свою очередь бывают тонизирующие, а бывают и седативные. С их помощью можно “регулировать” энергетические потоки: укол золотой иглой в тонизирующую точку “направляет” в меридиан недостающую ему энергию, а воздействие серебряной иглой на седативную точку отводит избыток энергии из пораженного меридиана. Правда, некоторые современные акупунктуристы не придают значения металлу, из которого изготовлена игла, связывая наблюдаемый эффект только с длительностью иглоукалывания и глубиной проникновения иглы.

К специальным точкам относятся точка-пособник, шлюзовая точка, точка тревоги и сочувственная точка.

Функции точки-пособника соответствуют ее названию — она “помогает” главной точке, причем независимо от того, тонизирующая эта точка или седативная. Правда, “помощь” возможна при одном условии — укалывать ее нужно той же иглой, что и главную точку.

Шлюзовая точка тоже всегда находится на меридиане, но действие ее может распространяться и на сопряженный меридиан. Через нее можно “перекачивать” энергию из одного (более “богатого”) меридиана в другой (более “бедный”).

А вот точка тревоги, или глашатай, как ее еще называют, может располагаться и на меридиане, и вне его. Становясь болезненной при хронических расстройствах меридиана, “оповещает” о заболевании органа. Такая особенность делает глашатая незаменимым при диагностировании, а при лечении, по мнению китайских врачей, она должна быть обязательно задействована.

И еще одна очень интересная точка. Ее называют сочувственной, или точкой согласия. Она всегда находится в строго фиксированном месте меридиана мочевого пузыря. В традиционной медицине точке согласия придают огромное диагностическое и лечебное значение (особенно при хронических заболеваниях).

Кроме главных и специальных точек, существуют и “необыкновенные” (или “чудесные”) точки. Яркий пример — “персональные” точки, которые можно обнаружить далеко не у всех, да и существуют они лишь какое-то время. И тем не менее китайская медицина рекомендует всегда использовать их при лечении. Исчезновение этих точек после акупунктурного воздействия “информирует” врача о том, что болезнь отступает.

Положение акупунктурных точек лучше всего измерять в индивидуальных цунях (один цунь равен расстоянию между кожными складками средней фаланги среднего пальца, причем у мужчин его измеряют на левой руке, а у женщин — на правой).


рис. 3

Казалось бы, все ясно: есть топография акупунктурных точек, есть руководства по их использованию при различных заболеваниях, делай по инструкции, и результат не заставит себя ждать. Ан нет. Ученым захотелось доказать реальность существования этих точек и понять механизм иглоукалывания. Перечень работ наверняка составит несколько томов. Есть среди них исследования, ставшие вехами на пути европейской акупунктурной школы.

Более пятидесяти лет назад Нибое занялся изучением электрического сопротивления “китайских” точек и посвятил этой проблеме два десятилетия. С помощью оригинальных опытов ему удалось показать, что такие точки реально существуют и их можно обнаружить на симметричных частях тела с точностью до 1 мм. Электрическое сопротивление в них всегда минимально, но стоит удалиться всего на 2 мм, и оно резко возрастет. А вот сопротивление электрическому току, измеренное между двумя точками одного меридиана, меньше сопротивления между одной из них и любой, произвольно взятой точкой кожи.

Акупунктурным точкам присущи и морфологические особенности: под ними практически всегда проходят лимфатические сосуды, в самих точках и прилегающих к ним зонах находятся нервы, вены и артерии, а вокруг сосудов (имеющих, как известно, богатую вегетативную иннервацию) располагаются скопления тучных клеток, содержащих биологически активные вещества. Благодаря этим морфологическим элементам, по мнению Ф. Г. Портнова, при акупунктурном воздействии происходит стимуляция вегетативных (околососудистые сплетения, тучные клетки) или цереброспинальных (кожные окончания цереброспинальных нервов) периферических рефлекторных элементов.

А существование связи между “китайскими” точками и корой головного мозга удалось доказать А. К. Подшибякину.

С помощью внушения во время гипнотического сна он “заставлял” интенсивнее функционировать определенные внутренние органы и одновременно “следил за поведением” акупунктурных точек, сопряженных с ними. Как и ожидалось, “поведение” таких точек изменялось, и проявлялось это в изменении их электрических потенциалов.

Европейские вариации на тему “жизненной энергии”

Что подразумевали китайские врачи под “жизненной энергией”, европейцы понимали по-разному: одни относили ее к области мистики, другие же считали, что “чи” отражает закономерности существования живых организмов, подмеченные много тысячелетий назад, и пытались осмыслить таинственное понятие. Почти 40 лет прошло с тех пор, как В. Г. Вогралик, великолепный знаток лечебного метода чжэнь-цзю писал, что “чи” в нашем понятии — это интегральная функция всей деятельности организма. Каждый орган, каждая система органов имеет свое “чи” как выражение обмена и функции в каждый данный момент. Равнодействующая этих “чи” и составляет “чи” организма. “Его интерпретация “перебросила мост” между прошлым и современностью, отразив представления физиологии о китайском учении о “жизненной энергии”.

Примерно в то же время выходит в свет монография лауреата Нобелевской премии А. Сент-Дьерди “Биоэнергетика”, и в среде исследователей с новой силой вспыхивает интерес к проблеме “извлечения” организмом энергии из внешней среды. Акупунктурщики не остаются в стороне.

По традиционным восточным представлениям существует несколько внешних источников энергии.

“Общую жизненную энергию”, передаваемую родителями новорожденному, трактовали как совокупность наследственных признаков. С энергией, получаемой с пищей, тоже удалось разобраться, поскольку продукты ян и инь в какой-то мере соответствуют нашим представлениям об анаболических (накапливаемых) и катаболических (расходуемых) калориях. А вот с “космической энергией” и поныне нет ясности, хотя определенный интерес в этом плане представляют рассуждения К. П. Иванова. Если следовать его логике, то переход “космической” энергии в “жизненную” происходит очень просто: солнечный свет, достигая земли, служит источником энергии для зеленых растений, а растения в свою очередь “поставляют” энергию человеку.

Свой вклад в “расшифровку понятия “чи” внесла и хронобиология. Китайские врачи считали, что активность внутренних органов подвержена ритмическим колебаниям (рис. 4). И они оказались правы. Спонтанная утренняя гипогликемия четко соответствует времени повышенной активности селезенки — поджелудочной железы, печеночные колики наблюдаются чаще всего около часу ночи — времени высокой активности желчного пузыря.


рис. 4

Механизм акупунктуры занимал умы “новообращенных” приверженцев чжэнь-цзю-терапии со времени ее проникновения в Европу, но наиболее интересные теории появились в последние десятилетия.

В середине пятидесятых годов Роже де Ла Фюи предпринимает попытку объяснить лечебное действие иглоукалывания с позиций эмбриологии.

И кожа, и нервная система развиваются из внешнего зародышевого листка. Элементы нервной системы врастают в формирующиеся внутренние органы, становясь связующим звеном между ними и кожей. Идет время, плод продолжает развиваться, и отдельные части тела значительно смещаются, но сложившиеся связи не прерываются, а из “точек соприкосновения” вытягиваются в “линии взаимосвязи” (причем связь между внутренними органами и кожным покровом обеспечивают нервная система, кровеносные и лимфатические сосуды с их нервными сплетениями). Эти линии, по мнению Фюи, и удалось заметить китайским врачам — создателям чжэнь-цзю-терапии. Электрический импульс, идущий по нервным волокнам, влияет на электрические потенциалы стенок лимфатических и кровеносных сосудов, изменяя тем самым электрические параметры лимфы и крови. Все это и приводит к изменению характеристик, определенных зон кожи, причем взаимоотношения двух отделов вегетативной нервной системы — симпатического и парасимпатического, которые зачастую порождают и проводят антагонистические импульсы, во многом сходные с взаимодействием двух составляющих “жизненной энергии” — ян и инь.

Так интерпретировал основные понятия древнекитайского метода француз Роже де Ла Фюи. Советский ученый В. Г. Никифоров тоже не сомневался в реальности энергетических каналов. Он предположил, что меридианы — это некие проводники.

Они располагаются в покровах тела, оплетают лимфатические и кровеносные сосуды, мышцы, нервные сплетения, спинной и головной мозг и идут к внутренним органам. Что представляют собой проводники, автор умалчивает, но зато он считает, что возможности такой проводниковой системы огромны и “работает” она гораздо эффективнее нервной системы (которая, с точки зрения современной медицины, обеспечивает наиболее быструю и целенаправленную связь между частями и органами тела).

Примерно в то же время, в конце 70-х, группа французских ученых во главе с профессором Лиможе обнаружила “периферическую систему”, которая прекрасно соответствовала традиционным китайским представлениям о меридианах.

Вооружившись сведениями из биофизики об электрических параметрах внутренних органов и сконструировав генератор, воспроизводящий токи, характерные для нормального электрического заряда органов, они приступили к экспериментам. Ход рассуждений был очень прост: если меридиан толстой кишки действительно существует, начинаясь на указательном пальце руки и заканчиваясь на противоположной части лица в районе верхней челюсти, то “пропуская через него электрический ток в направлении движения “жизненной энергии”, можно добиться обезболивания верхней десны.

Опыты подтвердили правильность рабочей гипотезы, а это означало, что энергетический путь с “односторонним движением” реально существует. Более того, его направление и топография в точности совпадают с меридианом толстой кишки, описанным китайцами, а электрический ток, по мнению авторов, оказывает стимулирующее воздействие на “жизненную энергию”, циркулирующую по нему. А что такое эта пресловутая энергия, выяснить им, к сожалению, не удалось.

Физиология, биоэнергетика, хронобиология, медицина, биофизика… Каждая из них помогла приоткрыть “завесу тайны”, окутывающую древний метод врачевания чжэнь-цзю.

Новая жизнь старого метода

Когда возникла электроакупунктура в Европе — вопрос спорный: по некоторым сведениям, она появилась в 1796 г. в Англии и связана с именем Перкинса, который предложил для усиления эффекта классической иглотерапии использовать статистическое электричество, по другим данным, основоположником считается французский врач Сарландье, книга которого “Доклад об электропунктуре, моксе (японской медицине) и акупунктуре” вышла в 1825 году. Здесь впервые встречается описание способа лечения, чрезвычайно близкого к современным методам электроакупунктуры, т. е. воздействию электрическим током через иглы, введенные в определенные акупунктурные точки.

Интенсивное развитие электропунктурной терапии начинается в 30-е годы нашего столетия, и в течение нескольких десятилетий во Франции и Германии формируются школы, получившие мировое признание.

Роже де Ла Фюи отдавал предпочтение гальваническому току. Вначале источником такого тока служила самая обычная батарейка. Положительный полюс подключался к иглам “ян”, а отрицательный — к иглам “инь”. Подбирая регулировкой необходимую величину тока, добивались желаемого эффекта.

Постепенно на смену батарейкам приходили специально сконструированные устройства, и в 1957 году был создан прибор для поверхностного и глубинного воздействия, получивший название “Электропунктатор”. При поверхностном методе (электропунктуре) с его помощью создавался искровой разряд между острием иглы и точкой акупунктуры, а при глубинном (электроакупунктуре) — напряжение подавалось непосредственно на иглу, вводимую в акупунктурную точку.

Шло время, и методы лечения усовершенствовались. Многие французские специалисты, помимо постоянного, стали использовать импульсный и синусоидальный токи. В частности, С. де Моран и Ж. Данье применяли все три типа тока. Величина тока и время воздействия подбирались индивидуально, причем рабочее значение тока устанавливалось постепенно, в течение 1–2 мин., а после окончания сеанса оно снижалось не сразу, а за несколько секунд.

Иглотерапия довольно успешно использовалась в Европе при лечении различных заболеваний, но все-таки была “одна небольшая загвоздка”: европейские методы диагностики и классификация заболеваний, мягко выражаясь, не совсем пригодны для акупунктурного лечения. Ведь в чжэнь-цзю-терапии диагностируют не болезнь, а пораженный меридиан (используя информацию о частоте пульса, цвете и запахе кожи, состоянии языка, дыхании и тембре голоса). После того, как “диагноз меридиану поставлен”, с помощью игл “перекачивают” энергию в нужном направлении, добиваясь восстановления нарушенного энергетического баланса. Заболевание же, диагностированное европейским врачом, по представлениям восточной медицины, является лишь вторичным проявлением дисбаланса жизненной энергии. Именно поэтому одна и та же болезнь (с точки зрения европейца) может свидетельствовать о различных изменениях энергетического равновесия, а это означает, что для лечения могут быть использованы совершенно разные акупунктурные методы (так считают традиционалисты).

И вот основатель германской школы Р. Фоль, учтя все эти “разногласия”, создает свой, оригинальный способ электропунктурной диагностики функционального состояния меридианов (по изменению величины электрического сопротивления в области начальных и конечных точек каждого из 12 меридианов). Такой метод, по мнению автора, позволяет подбирать сочетание точек, обеспечивающих высокую эффективность лечения. Для воздействия на акупунктурные точки, как правило, применяют импульсный ток. Величина тока и длительность воздействия подбираются индивидуально и в значительной степени определяются требуемым эффектом. К примеру, для получения седативного влияния используется ток малой интенсивности, а для возбуждающего — большой интенсивности.

В наши дни школа доктора Фоля насчитывает сотни специалистов, работающих в разных странах.

Используя подход Р. Фоля, румынские исследователи И. Брату, В. Продеску и А. Георгеску разработали собственную методику определения функционального состояния меридианов. По их мнению, о функциональном состоянии меридианов можно судить по изменению электросопротивления в мо-пунктах, или точках тревоги.

По сравнению с методом Р. Фоля такая процедура диагностирования обладает несомненными преимуществами, ведь количество необходимых измерений сокращается ровно вдвое.

Не менее интересен и способ лечения, используемый авторами,— воздействие на меридиан, у которого электросопротивление в точке тревоги минимально.

Еще один метод электродиагностики был разработан в Советском Союзе, но здесь главная роль отводится не точке тревоги, а точке-пособнику.

Обследование больного занимает всего несколько минут и сводится к измерению электросопротивления в точках-пособниках 12 парных меридианов. Значения этого параметра позволяют врачу определить функциональное состояние меридианов, а значит, и характер патологии связанных с ними органов и систем.

В Японии большой популярностью пользуется очень похожая, но более трудоемкая методика исследования. В специальной литературе она известна как “система риодораку” (ryu — хорошо, do — электропроводность, raku — линия, что дословно означает “линия хорошей электропроводности”). Возникла она благодаря “счастливому стечению обстоятельств”.

Все началось с того, что И. Накатани у пациента, страдающего заболеванием почек, обнаружил линию, напоминающую меридиан почек и содержащую точки с высокой электропроводностью (или низким электросопротивлением). Явление заинтересовало Накатани, он обследовал еще 10 почечных больных и получил тот же результат. Дальше — больше. При заболеваниях других внутренних органов наблюдалась аналогичная картина: при болезнях желудка линия хорошей электропроводности возникала на меридиане желудка, при болезнях легких — на меридиане легких и т. д. Такая закономерность могла свидетельствовать только об одном — риодораку появляется там, где есть патология, когда же болезнь отступает, исчезает и риодораку.

На каждой такой линии Накатани обнаружил два типа точек — возбуждающие, или тонизирующие и рассеивающие, или седативные. Воздействие на тонизирующие точки эффективно при симптомах “пустоты” (недостатка энергии), а рассеивающие — при симптомах “полноты” (избытка энергии), описанных в традиционной китайской литературе.

Поиски новых, более эффективных и в то же время щадящих методов лечения натолкнули Ф. Г. Портнова на мысль воздействовать на акупунктурные точки слабыми электрическими токами. Рабочая гипотеза была очень проста. Ни для кого не секрет, что биологические объекты генерируют микротоки, а биологические явления сопровождаются электрическими токами весьма малых напряжений. Поэтому для воздействия на биологические процессы вполне логично использовать микротоки слабого напряжения, близкие по своим параметрам к токам, сопровождающим биологические процессы.

Для обоснования возбуждающего и седативного действия Портнов объединил физиотерапевтические представления о тонизирующем влиянии постоянного тока отрицательной полярности и тормозном влиянии постоянного тока положительной полярности с традиционными понятиями китайской медицины “бу” (т. е. прибавить, ввести электроны) и “се” (т. е. отнять, извлечь электроны). И клинические наблюдения подтвердили верность его предположений.

При лечении болевых синдромов (к примеру, при остеохондрозе) очень хорошо зарекомендовал себя микроэлектрофорез. Причем при введении лекарств в акупунктурную точку учитывается исключительно заряд препарата (в частности, раствор солянокислого новокаина всегда вводится с электрода положительной полярности). И что интересно, всего 2–3 капли обезболивающего обеспечивают длительное последействие процедуры (до 1–3 суток). В результате сроки лечения сокращаются, и его эффективность возрастает.

Прекрасно зарекомендовала себя при лечении аллергических дерматитов методика пунктационной аэроионотерапии, в которой используются те же точки, что и в классической иглотерапии, однако она не травмирует дополнительно пораженный участок кожи. И все благодаря тому, что на строго фиксированном расстоянии от поверхности кожи, над акупунктурной точкой, устанавливается игольчатый электрод, который и направляет поток отрицательных аэроионов (образуемых при работе специального устройства) на нужную точку.

Тайна ушной раковины

Много воды утекло с тех пор, как для облегчения боли врачи стали использовать некоторые области наружного уха. И пользовались этим методов повсюду — на Востоке и в Персии, в Египте и Африке, а в европейской медицине первые сведения о воздействии на ухо в лечебных целях появляются в IV в. до н. э. в трудах Гиппократа. Почерпнул он свои знания из медицины Древнего Египта и успешно применял их при лечении воспалительных процессов.

Затем упоминание об аурикулотерапии (именно так называется метод) появляется только в ХVII в.: португальский врач Лузитанис, ссылаясь на учение Гиппократа, описывает случай успешного прижигания уха при лечении невралгии седалищного нерва. В последующие годы некоторые врачи использовали воздействие на ушную раковину для обезболивания и даже для блокирования приступов бронхиальной астмы.

В 50-е годы прошлого столетия широко распространяется метод прижигания. Его используют при невралгии седалищного нерва, тройничного нерва, лицевого нерва, зубной боли и ревматизме. Однако вскоре выяснилось, что такое лечение эффективно менее чем в трети случаев, а поскольку никакого научного обоснования не существовало, интерес врачей к нему стал постепенно угасать.

Возрождение аурикулотерапии начинается через сто лет и связано с именем французского врача П. Ножье. Помогла, как это часто бывает, счастливая случайность. У некоторых пациентов на ушной раковине сохранились следы рубцов. Ножье заинтересовался их происхождением и выяснил, что это результат прижигания, сделанного с целью лечения невралгии седалищного нерва, причем лечения в ряде случаев успешного. Любознательный врач начал изучать ушную раковину и вскоре обнаружил, что определенного терапевтического эффекта при седалищных болях можно достичь не только прижиганием, но и простым иглоукалыванием в область болевых точек уха. Затем Ножье решил разработать топографию уха, исходя из предположения, что тело человека проецируется на ушную раковину в виде эмбриона, голова которого соответствует мочке уха, внутренние органы — раковине, а проекция конечностей расположена в верхней части уха (рис. 5.). Болевые точки, имеющие вполне определенную локализацию, по мнению Ножье, исчезают при выздоровлении, а иглоукалывание этих точек способно нормализовать нарушенную функцию или снять болевой синдром.


рис. 5

Появившиеся примерно в те же годы сообщения о том, что электрическое сопротивление в биологически активных точках всегда намного меньше сопротивления в других точках кожного покрова, послужили стимулом для нового этапа исследований. Ему удалось показать, что болевые точки обычно имеют низкое сопротивление, более того — раздражение определенной точки уха у совершенно здоровых людей изменяет чувствительность соответствующих им периферических зон. Работы Ножье сыграли огромную роль в дальнейшем развитии этого направления.

Шаг за шагом, двигаясь практически на ощупь, Ножье создал довольно подробную топографическую карту наружного уха. Он выяснил, что правое ухо соответствует правой стороне тела, и наоборот (правда, примерно 20% случаев соответствие перекрестное). Более подробное изучение позволило Ножье сделать вывод о взаимодействии симметричных точек наружной раковины: при стимуляции с одной стороны стимулируется и симметричная точка другого уха. Кроме того, в ретроаурикулярной области есть точки, соответствующие точкам передней поверхности уха, т. е. каждой части тела соответствует не одна, а целых четыре точки — две симметричные на передней поверхности и две — в ретроаурикулярной области.

Итогом многолетнего труда стала объемистая монография, в которой Ножье уделил основное внимание аурикулотерапии, однако собранный им материал свидетельствовал и о принципиальной возможности аурикулодиагностики.

Впоследствии опыты на животных практически полностью подтвердили аурикулярное представительство некоторых органов и систем организма. Эти сведения послужили обоснованием для проведения клинических исследований эффективности электропунктурной аурикулодиагностики. Тщательно продуманные эксперименты, в которых клинический диагноз сопоставлялся с данными электрометрии точек ушной раковины, показали, что традиционное клиническое диагностирование аурикулодиагностикой заменить нельзя, а вот в качестве “преддиагностики” она очень даже полезна, поскольку указывает на “место сбоя” в организме, тем самым помогает врачу подобрать необходимые дополнительные средства” инструментальной и лабораторной диагностики.

Иглоукалывание существует не одно тысячелетие. Оно сумело занять достойное место в арсенале современной медицины, но многочисленные попытки сорвать покров тайны с чжэнь-цзю-терапии, создав строгую, научно обоснованную теорию механизма ее действия, и поныне не увенчались успехом. Может, причина в узкой специализации науки, которая не позволяет “за деревьями увидеть лес”, а может, и нет. Сказать трудно. Однако многочисленные исследования указывают на то, что суть этого древнейшего метода не в раздражителе (им может быть и металлическая игла, и электрический ток, и луч лазера), а в самой акупунктурной точке — своеобразном преобразователе энергии раздражителя в форму, “понятную” системе меридианов и способную запустить целый комплекс реакций, направленных на восстановление нарушенных функций.

Литература

  1. Русецкий И. И. Китайский метод лечебного иглоукалывания.— Казань, 1959.
  2. Труфанова В. Ф., Яроцкая Э. П., Биневская О. М. Практическое руководство по аурикулярной и корпоральной иглотерапии.— Харьков, 1985.
  3. Портнов Ф. Г. Электропунктурная рефлексотерапия.— Рига, 1982.
  4. Этика и ритуал в традиционном Китае.— Москва, 1988.




© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика