Логотип журнала "Провизор"








Р. В. Куцык, Б. М. Зузук, Л. М. Куровец

Лекарственные растения и перспективы антиаллергической терапии
(обзор литературы)

Ивано-Франковская государственная медицинская академия (каф. микробиологии),
Львовский государственный медицинский университет (каф. фармакогнозии c курсом ботаники лекарственных растений)

Резкое увеличением количества новых, ранее не существовавших в биосфере химических веществ — продуктов промышленного и лабораторного синтеза, являющихся по своей сущности ксенобиотиками и обладающих потенциальными аллергенными свойствами, приводит к росту распространенности профессиональных и других аллергозов [4].

Эпидемиологические исследования, проводимые в разных регионах планеты, показали, что у 4,9-11% лиц отмечаются явления аллергии к продуктам питания, около 3% человечества страдает бронхиальной астмой, 1,9% детей и 0,7% всего населения — атопическим дерматитом. Приблизительно у 5% лиц, госпитализированных по поводу острых и хронических заболеваний, встречается лекарственная аллергия [5, 7, 9]. Согласно мнению ведущих ученых [5, 11], аллергические реакции у населения наблюдаются значительно чаще, чем диагностируются и фиксируются в медицинской документации. К врачам люди обычно обращаются лишь тогда, когда эти явления повторяются часто или приобретают хроническое прогрессирующее течение. По данным кожных проб состояние сенсибилизации к ингаляционным аллергенам наблюдается у 5-22% лиц. За десятилетие (с 1981 по 1991 годы) заболеваемость аллергозами взрослого населения в Украине увеличилась с 6,03 до 8,28%, т. е. в 1,5 раза [7]. В связи с этим безусловно актуальным является усовершенствование подходов к лечению аллергических заболеваний, создание новых эффективных противоаллергических средств.

На наш взгляд, очень перспективным источником антиаллергических препаратов являются лекарственные растения. Традиционно растения и их компоненты обычно рассматриваются лишь в качестве аллергенов, т. е. им отводят роль этиологического фактора аллергических заболеваний. Этому вопросу посвящен ряд фундаментальных трудов [1, 2]. Однако экспериментальные и клинические данные свидетельствуют также о противоположном — антиаллергическом действии биологически активных веществ (БАВ) растительного происхождения. Освещению этого аспекта проблемы посвящена настоящая обзорная публикация, аналогов которой ни в отечественной, ни в зарубежной литературе не существует.

Нами изучены 270 публикаций-первоисточников отечественных и зарубежных ученых, посвященных экспериментальному и клиническому изучению антиаллергических свойств лекарственных растений и их биологически активных компонентов. Итоги проведенного анализа обобщены в таблице 1. При ее составлении приняты во внимание также данные об исследовании отдельных иммунотропных свойств растений, которые могут иметь непосредственное отношение к торможению развития аллергических реакций. Проанализировав основные методологические приемы, которые использовались авторами этих исследований, мы сочли целесообразным провести дифференциацию антиаллергического действия веществ растительного происхождения с учетом классификации иммунопатологических реакций по P.G.H.Gell — R.A.Coombs (1969). Из приведенных материалов видно, что наиболее перспективными для дальнейшего экспериментального и клинического изучения выглядят БАВ лекарственных растений семейств яснотковых (Lamiaceae), сельдерейные (Apiaceae), бобовых (Fabaceae), астровых (Asteraceae).

Иccледованию влияния лекарственных растений и их компонентов на иммунопатологические реакции типа I (опосредованные реагинами — IgE) посвящено подавляющее большинство публикаций. Именно этот аспект проблемы можно признать наиболее изученным. Соответствующие материалы использованы нами для углубленного анализа, приведенного в таблицах 2 и 3, и подробно будут рассмотрены ниже.

Иммунопатологические реакции типов II (цитотоксические реакции, опосредованные антителами и комплементом) и III (иммунокомплексные реакции) характеризуются той общей чертой, что они осуществляются при прямом участии комплемента. Поэтому безусловный интерес представляют сообщения об антикомплементарной активности БАВ ряда лекарственных растений — их способности истощать систему комплемента сыворотки крови. Такими свойствами обладают полисахариды (ПС), выделенные из корней дягеля остроплодного (Angelica acutiloba), володушки серповидной (Bupleurum falcatum), жгун-корня аптечного (Cnidium officinale), воробейника лекарственного (Lithospermum officinale), солодки уральской (Glycyrrhiza uralensis), из листьев арники горной (Arnica montana), полыни (Artemisia argui), женьшеня (Panax ginseng), алоэ настоящего (Aloe vera), семян бусенника обыкновенного (Coix lacryma-jobi), подорожника азиатского (Plantago asiatica), семян и листьев мальвы мутовчатой (Malva verticulata). Сходные свойства обнаружены также у компонента латекса ятрофы ветвистой (Jatropha multifida), розмариновой кислоты (содержащейся в ряде растений семейства яснотковых (Lamiaceae), лектина Р2 из алоэ древовидного (Aloe arborescens), лимоноидов, феноловых соединений, катехина и других флавонов из водного экстракта коры неемового дерева (Azadirachta indica), компонентов водно-метанольного экстракта экоммии вязолистой (Eucommia ulmoides) и водного экстракта коричника китайского (Cinnamomum cassia). Преинкубация перечисленных биологически активных веществ с сывороткой крови человека значительно снижает гемолитическую активность содержащегося в ней комплемента при тестировании в системе эритроциты — инактивированная при 56°С гемолитическая сыворотка (т. е. классический путь его активации). В отдельных случаях отмечалось также угнетение альтернативного (пропердинового) пути активации системы комплемента. При исследовании арабиногалактана из корней дягеля, ПС бусенника, воробейника и полыни установлено, что истощение комплементарной активности сыворотки крови связано со способностью этих ПС вызывать расщепление ключевых компонентов С3 и С4, что доказано с помощью иммуноэлектрофореза [30]. Следовательно, перечисленные вещества, вызывая локальную активацию системы комплемента, постепенно истощают количество отдельных ее компонентов в сыворотке. Таким образом тормозится инициация классического пути активации комплемента в очагах иммунного воспаления в местах отложения циркулирующих иммунных комплексов (ЦИК). Это ведет к угнетению конечного эффекторного звена иммунопатологических реакций типов II и III. Несколько другой механизм антикомплементарного действия установлен для розмариновой кислоты — она угнетает активность С3-конвертазы [15, 27].

Важным естественным механизмом контроля гомеостаза организма является удаление избыточного количества ЦИК, в т. ч. патогенных иммунных комплексов, макрофагами. Они связывают эти комплексы своими иммуноглобулиновыми рецепторами FcR, а затем поглощают и переваривают. Установлено, что многие БАВ лекарственных растений обладают способностью значительно усиливать этот естественный механизм очищения организма от ЦИК. Так, пектиновый ПС из корней володушки серповидной (Bupleurum falcatum) стимулирует связывание макрофагами иммунных комплексов глокозооксидаза — антиглюкозооксидаза, что опосредуется рецепторами макрофагов к соответствующему ПС, поскольку предварительная обработка клеток протеолитическим ферментом проназой отменяла эффект ПС [21, 23]. В результате такой активации макрофагов буплеураном стимулируется экспрессия двух типов иммуноглобулиновых рецепторов FcRI и FcRII: усиливается синтез соответствующих рецепторных белков и их мРНК. Аналогичным действием обладают сайкосапонин d из володушки серповидной, 3-О-(2'Е,4'Z-декадиеноил)-13-О-н-додеканоил-13-гидроксиингенол и 3-О-(2,3-диметилбутирил)-13-О-н-додеканоил-13-гидроксиингенол из корней молочая Euphorbia kansui, гликозиды из корней витании Withania somnifera [16, 22, 29].

Фагоцитам (нейтрофилам и макрофагам) принадлежит ключевая роль в реализации иммунопатологических реакций типа III благодаря наличию у них секреторных свойств — способности секретировать значительное число медиаторов воспаления: интерлейкин 1, фактор некроза опухолей b, простагландины (PG), лейкотриены (LT), фактор активации тромбоцитов (PAF), активные радикалы кислорода, лизосомальне ферменты (эластазу, коллагеназу и др.). Влияние БАВ лекарственных растений на секреторные свойства нейтрофилов и макрофагов подробно рассмотрены в таблице 2.

Компоненты многих растений угнетали развитие реакции Артюса у морских свинок (тип III): водный экстракт ферулы (Ferula sinkiangensis), сайкосапонины володушки серповидной (Bupleurum falcatum), флавоноид байкалеин из шлемника байкальского (Scutellaria baicaliensis), компоненты эфирного масла из веток и иголок пихты (Abies nephrolepsis), изокумарин из этанольного экстракта корня горца перечного (Polygonum hydropiper).

Приведенные данные демонстрируют перспективность использования препаратов высших растений, в частности ПС, в клинике при аутоиммунных заболеваниях, в основе которых лежат иммунопатологические процессы типов II и III. Некоторые из перечисленных растений успешно используются с этой целью в составе комплексных препаратов восточной народной медицины. Терапевтический эффект композиций Shosaiko-to, китайское название Xiao-chai-hu-tang (корень володушки, солодки, женьшеня, шлемника, корневище имбира, плоды зизифуса, клубни пинеллии) подтвержден in vivo при экспериментальном гломерулонефрите, вызванном введением моноклональных антител 1-22-3 [18]. Водный экстракт коричника китайского (Cinnamomum cassia) угнетает развитие сывороточного нефрита (не влияя на развитие нефрита, вызванного F(ab)2-фрагментами IgG. Сходной активностью обладает экстракт астрагала повислоцветкового (Astragalus penduliflorus, синоним Astragalus membranaceus). Лечебные свойства композиции Shen Yan Ling (приготовленной из 16 компонентов, в число которых входят: корень дягеля китайского, пиона красного, ремании, кровохлебки, марены, корневища диоскореи, Cibotii, плодов гардении, травы бодяка японского, портулака, волчеца, Ecliptae) доказаны в клинических испытаниях на 314 больных хроническим гломерулонефритом. Имеется положительный опыт применения отвара володушки у детей дошкольного возраста при лечении первичной тромбоцитопенической пурпуры, в основе которой лежат иммунопатологические реакции типа II [14]. Неочищенный экстракт корня дягеля Angelica pubescens, экстракты терминалии Terminalia ivorensis, костуса африканского Costus afer и лонхокарпуса синящего Lonchocarpus cyanescens используются в народной медицине для лечения артритов.

Влияние БАВ растительного происхождения и при реакциях гиперчувствительности замедленного типа (РГЗТ) — типа IV по классификации Джелла — Кумбса изучено довольно широко, однако, главным образом, в эксперименте. Наиболее часто использовавшейся с этой целью экспериментальной моделью является адъювантный артрит, индуцированный у крыс введением полного адъюванта Фрейнда. Однако, на наш взгляд, это не совсем чистая модель клеточных реакций ГЗТ, в механизме развития адъювантного артрита присутствуют элементы иммунопатологических реакций типа III. Другими моделями изучения РГЗТ служили также:

контактный дерматит, вызванный апликацией 2,4-динитробензола (активен масляный экстракт сушеницы топяной Gnaphalium uliginosum) или пикрилхлорида. В последнем случае активны: глицирретол и глицирретиновая кислота из корня солодки голой (Glycyrrhiza glabra), арбутин из листьев толокнянки обыкновенной (Arctostaphylos uva-ursi), водный экстракт корня женьшеня (Panax ginseng), водный и метаноловый экстракты почек магнолии верболистной (Magnolia salicifolia), смола, полученная при сухой перегонке обезжиренных соевых бобов (Glycine hispida);
развитие РГЗТ (отека лапы животных) при введении разрешающей дозы эритроцитов барана. Противоаллергической активностью обладали монотерпеновый фенол бакучиол из псоралеи лещинолистной (Psoralea corylifolia), белки моморкаины a и b из горькой дынной груши (Momordica charantia), порошок корня молочая хрящеватого (Euphorbia glareosa), флавоноиды надземной части лапчатки прямостоячей (Potentilla erecta), экстракт надземной части горца змеиного (Polygonum bistorta);
развитие РГЗТ на туберкулин — угнетается компонентами эфирного масла из веток и иголок пихты Abies nephrolepsis;
отторжение аллотрансплантата сердца у мышей и кроликов — замедляется алкалоидом тетрандрином из лианы стефания тетрандра Stephania tetrandra, БАВ шалфея Salvia miltiorrhiza;
развитие местной реакции трансплантат против хозяина (в ксеногенной системе с использованием тимоцитов человека) — угнетающий эффект оказывают фитостероиды витаферин А и витанолид Е из витании Withania somnifera.

Судя по всему, препараты перечисленных растений могут претендовать на соответствующее клиническое применение, однако этот вопрос нуждается в дополнительных исследованиях.

Однако наиболее пристальный интерес исследователей, как уже упоминалось выше, направлен на изучение возможности терапевтического применения растительных препаратов при анафилактических реакциях (тип I). Основными экспериментальными моделями для исследований in vivo служили реакции гомологичной кожной и пассивной (кожной, перитонеальной и системной) анафилаксии; в качестве аллергенов чаще всего использовались конская сыворотка и овальбумин. Антиаллергическая активность алкалоида тилофорина из тилофоры индийской (Thylophora indica) продемонстрирована при воспроизведении реакции Шульца—Дейла — анафилактического сокращения гладкой мускулатуры органов сенсибилизированных животных ex vivo при контакте со специфическим аллергеном.

Учитывая детали патофизиологического механизма развития анафилактических аллергических реакций, а также методологические приемы, использованные исследовательскими коллективами при изучении отдельных лекарственных растений и их активных компонентов, располагаемая нами информация систематизирована в таблицах 2 и 3. В таблице 2 приведены факты, подтверждающие влияние БАВ растительного происхождения на патохимическую фазу анафилактических реакций — активацию основных медиаторных систем анафилаксии: дегрануляцию тучных клеток, освобождение из них биогенных аминов, кининовую систему, образование PG и LT — продуктов ЛОГ и ЦОГ каскадов окисления арахидоновой кислоты, синтез фактора активации тромбоцитов (PAF) и свободных радикалов кислорода. Поскольку важным источником перечисленных медиаторов, кроме тучных клеток, являются нейтрофилы и макрофаги, соответствующие эффекты лекарственных растений также рассматриваются в таблице 2.

Предметом многих публикаций было исследование влияния БАВ высших растений на реализацию конечных эффектов медиаторов анафилаксии (патофизиологическая фаза анафилактических реакций). В этом случае исследования проводились в двух основных направлениях. Во-первых, изучали влияние БАВ in vitro на анафилактические сокращения гладкой мускулатуры колец трахеи и продольных полосок тонкой кишки кроликов и морских свинок в ответ на гистамин, серотонин, ацетилхолин (АЦХ), брадикинин, PG, LT и PAF. Во-вторых, исследовали эффект лекарственных растений и их компонентов на развитие сосудистой реакции (повышение проницаемости сосудистой стенки, гиперемия, отек) in vivo при введении гистамина, серотонина, брадикинина и др. медиаторов. Основные результаты этих публикаций подытожены в таблице 3.

В клинических испытаниях продемонстрировано, что эфирные масла пихты сибирской (Abies sibirica) и микстура из лигустикума Уоллича (Ligusticum wallichii), расслабляя гладкую мускулатуру бронхов, улучшают их проходимость и функцию легких: при этом увеличивается ФОВ1, улучшается показатель пробы Тиффно [28]. Стероидный алкалоид соласодин из паслена черного (Solanum nigrum) и паслена сладко-горького (Solanum dulcamara) используются в еврейской народной медицине для лечения бронхиальной астмы. Противоастматическим (бронхолитическим) эффектом обладают сигареты, приготовленные из высушенных листьев еще одного растения семейств пасленовых — дурмана обыкновенного (Datura stramonium). Глицирризиновая кислота из корня солодки голой (Glycyrrhiza glabra) является активным началом препарата «Глицирам», используемого при бронхиальной астме и аллергических дерматитах. Алкалоид цефарантин из растений рода Stephania (семейства Menispermaceae) используется для лечения аллергического ринита.

Однако наиболее перспективным классом БАВ, широко распространенных в растительном мире и доступных для клинического применения, являются флавоноиды. Это мощные ингибиторы синтеза лейкотриенов, освобождения гистамина из стимулированных антигеном базофилов и тучных клеток человека и животных, секреции лизосомальных ферментов и активных радикалов кислорода нейтрофилами [12, 26]. Фундаментальный обзор влияния свыше 50 растительных флавоноидов на липоксигеназный (ЛОГ) и циклоксигеназный (ЦОГ) каскады окисления арахидоновой кислоты представлен M. J. Alcaraz и M. L. Ferrandiz [10], обращающими особое внимание на взаимосвязь структура — функция, поскольку такие знания позволяют осуществлять целенаправленный синтез более активных и селективных аналогов для клинического применения. Наиболее выраженная антиаллергическая активность присуща флавоноидам байкалеину и кверцетину, последний в виде гранул вырабатывается фармакологической промышленностью Украины. Кверцетин не только угнетает синтез и секрецию медиаторов анафилаксии, но и обладает прямым расслабляющим действием на анафилактические сокращения гладкой мускулатуры, индуцированные гистамином, ацетилхолином и PGЕ2. Структурным сходством с кверцетином обладает кромогликат, известный в клинике под названием «Интал».

Заметный угнетающий эффект на развитие анафилактических реакций in vitro оказывают кумарины, которыми богаты растения семейства сельдерейных (Apiaceae): остол, императорин, изопимпинелин, бергаптен, ангелицин, байякангелицин, псорален. Однако возможность клинического применения этих веществ пока остается неясной.

Особого интереса заслуживает еще один непрямой механизм противоаллергического действия БАВ лекарственных растений, который реализуется посредством усиления защитного эффекта глюкокортикоидов. Так, неочищенный экстракт корня володушки серповидной Bupleurum falcatum и содержащиеся в нем фитостероиды сайкосапонины в эксперименте на мышах повышают уровень кортикостерона в сыворотке крови. Активность проявляют сайкосапонин, а также его интестинальные метаболиты просайкогенин F, просайкогенин G и сайкогенин G [25]. Сайкосапонин d при введении в желудочки мозга крысам Wistar повышал уровень АКТГ в плазме крови, а также синтез мРНК проопиомеланокортина (предшественника АКТГ) в переднем гипофизе. Таким образом наблюдалась стимуляция как экспрессии гена АКТГ, так и освобождение гормона клеткамими [13]. Сещественно и то, что экстракт володушки отменяет уменьшение веса надпочечников и снижение концентрации кортикостерона в сыворотке, вызванные приемом преднизолона. Вероятно, именно с володушкой связана способность восточной растительной композиции Saiboku-to (основными ее компонентами являются компоненты корней володушки, солодки и шлемника) потенцировать противоаллергическое действие преднизолона при контактном пикрилхлоридном дерматите. Арбутин из листьев толокнянки обыкновенной Arctostaphylos uva-ursi на той же модели пикрилхлоридного дерматита [20], а также при изучении РГЗТ на эритроциты барана [19] потенцирует лечебное действие преднизолона, дексаметазона и индометацина. Арбутин также предупреждает неблагоприятное побочное действие глюкокортикоидов — снижение веса тимуса как у нормальных животных, так и при моделировании у них ГЗТ.

Выраженными противоастматическими свойствами обладает и комплексный препарат восточной народной медицины Saiboku-to (основными активными компонентами являются отвары корней володушки, солодки и шлемника). Он используется в лечении бронхиальной астмы, бронхитов [24].

На основании опыта народной медицины и многолетних собственных клинических наблюдений известным украинским фитотерапевтом Е.С.Товстухой [8] рекомендуется ряд антиаллергических сборов для использования в клинике (самостоятельно или же в комплексе с антигистаминными препаратами и бронхолитиками).

Для лечения бронхиальной астмы предлагаются следующие композиции (соотношения в частях).

Сбор № 1

корень девясила высокого Inula helenium 10
венчики цветков коровяка скипетровидного Verbascum thapsiforme 10
трава череды трехраздельной Bidens tripartita 25
цветочные корзинки ноготков лекарственных Calendula officinalis 20
краевые венчики цветков василька синего Centaurea cyanus 10
кора калины обыкновенной Viburnum opulus 25

Сбор № 2

трава багульника болотного Ledum pallustre 15
листья крапивы двудомной Urtica dioica 10
соцветия тысячелистника Achillea millefolium 10
трава фиалки трехцветной Viola tricolor 20
листья мать-и-мачехи Tussilago farfara 25

Сбор № 3

трава чебреца Thymus serpyllum 20
цветочные корзинки ромашки аптечной Chamomilla recutita 10
листья крапивы двудомной Urtica dioica 10
листья подорожника большого Plantago major 15
трава спорыша Polygonum aviculare 10
трава череды трехраздельной Bidens tripartita
30 почки и листья березы Betula pendula 15

Сборы заливают 1 л воды, кипятят 5 мин., настаивают 1 час и процеживают. Принимают по 1/2 стакана 3-4 раза в день после еды 3-4 недели. Повторный курс — через 1-1,5 месяца.

Сбор № 4

цветки боярышника колючего Сrataegus curvisepala 3
листья крапивы двудомной Urtica dioica 2
мелисса лекарственная Melissa officinalis 1
шишки хмеля Humulus lupulus 3
цветки тмина песчаного Carum arenarium 2
омела белая Viscum album 2

Способ применения: 3 столовые ложки сбора заливают 2 стаканами кипятка, настаивают 4 часа и процеживают. Принимают по 100 мл 3 раза в день, за 30 мин. до еды 3 недели. Повторяют ежеквартально.

Сбор № 5

трава тмина обыкновенного Carum carvi 2
трава душицы Origanum vulgare 2
цветки бузины Sambucus nigra 1
корни алтея лекарственного Althea officinalis 3
трава мать-и-мачехи Tussilago farfara 3
трава мяты Mentha piperita 2
листья вереска обыкновенного Calluna vulgaris 3
трава кровохлебки аптечной Sanguisorba officinalis 2

Способ применения: 3 столовые ложки сбора заливают 2 стаканами кипятка, настаивают в течение ночи и процеживают. Принимают по 100 мл 3 раза в день, за 30 мин. до еды.

Сборы, рекомендуемые при хронической рецидивирующей крапивнице, отеке Квинке:

Сбор № 1

корень лопуха большого Arctium lappa 4
корневище синюхи лазурной Polemonium coeruleum 2
плоды боярышника колючего Сrataegus curvisepala 2
трава вероники лекарственной Veronica officinalis 3
цветки бессмертника песчаного Helichrysum arenarium 4
листья вереска обыкновенного Calluna vulgaris 3

Сбор № 2

корневище пырея ползучего Elytrigia repens 2 корни цикория дикого Cichorium intybus 4 листья березы белой Betula pendula 2 плоды шиповника Rosa villosa 3 рыльца кукурузные Zea mays 2 цветки бессмертника песчаного Helichrysum arenarium 2 цветки боярышника колючего Сrataegus curvisepala 4 трава пустырника Leonuris cardiaca 4

Способ применения: 4 столовые ложки сбора заливают 2 стаканами воды, кипятят 10 мин., настаивают 1 час. Принимают по 100 мл 3 раза в день, за 30 мин. до еды.

При аллергических заболеваниях верхних дыхательных путей хорошо зарекомендовала себя еще одна композиция [6]:

трава череды трехраздельной Bidens tripartita 5,0
цветки калины обыкновенной Viburnum opulus 10,0
корень и корневище солодки голой Glycyrrhiza glabra 2,0
листья шалфея Salvia officinalis 5,0
корень и корневище девясила высокого Inula helenium 3,0
корневище пырея ползучего Elytrigia repens 5,0
листья малины обыкновенной Rubus idaeus 5,0

Способ применения: 1 столовую ложку сбора заливают 1 стаканом кипятка, настаивают 8-10 часов в термосе и процеживают. Принимают по 100-150 мл в теплом виде 4-5 раз в сутки 2-3 месяца. После 3 недель лечения — перерыв на 7 дней.

Таким образом, приведенные в настоящем обзоре результаты экспериментальных и клинических исследований убедительно демонстрируют, что лекарственные растения являются весьма перспективным источником широкого спектра антиаллергических средств. Они могут служить основой для приготовления сбалансированных многокомпонентных сборов и других галеновых препаратов, а также источником получения очищенных БАВ (например, ПС, кверцетин, глицирризиновая кислота). Установление закономерностей структура — функция открывает перспективы для химического синтеза новых препаратов на основе их природных аналогов, что убедительно доказано на примере глицирризина и глицирретиновой кислоты корня солодки [3, 17].

В заключение хочется отметить, что в настоящее время нет отечественных противоаллергических препаратов, разработанных на основе природного сырья . Поэтому мы надеемся, что предложенный обзор привлечет внимание специалистов — фармакологов, фармацевтов, биохимиков, фитотерапевтов, клиницистов к более интенсивному изучению растительных ресурсов Украины с целью создания новых эффективных средств для лечения аллергозов.

Таблицы

Таблица 1 (часть 1)
Таблица 1 (часть 2)
Таблица 2
Таблица 3

Список литературы:

  1. Адо А. Д., Астафьева Н. Г. Поллинозы.— М.: Знание, 1991.— 224 с.
  2. Астафьева Н. Г., Адо А. Д., Горячкина Л. А. Растения и аллергия.— Саратов: Изд. Саратовского ун-та, 1986.— 336 с.
  3. Балтина Л. А., Сахаутдинова Г. М., Зарудий Ф. З., Лазарева Д. Н., Толстиков Г. А., Давыдова В. А. Синтез гликопептидов глицирризиновой кислоты и их иммуномодулирующие свойства.//Хим.— фарм. журн.— 1990.— № 2.— С. 119-121.
  4. Зайкова А. А., Зайков С. В. Розповсюдженість алергічних захворювань серед різних професійних груп населення.// Укр. пульмонологічн. журн.— 1996.— № 1.— С. 5-9.
  5. Клиническая иммунология и аллергология./Под ред. Л. Йегера: в 3-х томах.— М.: Мед., 1990.
  6. Лавренов В. К., Лавренова Г. В., Кузьменко Е. Я. Фитофармакология аллергических заболеваний. //Третя Укр. конф. з мед. ботаніки: Тези допов.— К., 1992.— Ч. 2.— С. 21.
  7. Пухлик Б. М., Бондарчук О. Б., Корицька І. В., Міхей Л. В., Єкімова І. І. Розповсюдженість алергічних захворювань: Аналіз літературних та власних даних.//Укр. пульмонологічн. журн.— 1993.— № 1.— С. 11-15.
  8. Товстуха Е. С., Бабич В. А., Мухтарова Н. Д. Некоторые вопросы фитотерапии алергических заболеваний.//Фармакол. и токсикол.: Респ. межвед. сб.— Киев: Здоров’я, 1991.— Вып. 26.— С. 56-59.
  9. Федосеев Г. Б., Хлопотова Г. П. Бронхиальная астма.— Л.: Мед., 1983.— 272 с.
  10. Alcaraz M. J., Ferrandiz M. L. Modification of arachidonic metabolism by flavonoids.//J. Ethnopharmacol.— 1987.— Vol. 21.— P. 209-229.
  11. Allergy: Principles and Practice./Ed. By E.Middleton Jr.: 2 Volumes.— St.Louis etc.: The C.V.Mosby Company, 1988.— P. 891-929.
  12. Busse W.W., Kopp D.E., Middleton E.Jr. Flavonoid modulation of human neutrophil function. // J. Allergy Clin. Immunol.— 984.— Vol. 73, № 6.— P. 801-809.

Полный список литературы имеется в редакции





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика