Логотип журнала "Провизор"








Интервью подготовила Светлана Костив

Сорбенты: прошлое, настоящее, будущее

На полках отечественных аптек стали появляться сорбенты. Практикующие провизоры могут столкнуться с предложениями данных препаратов в различных прайс-листах. Более подробно рассказать о сорбционных препаратах, истории их возникновения, методиках применения мы попросили ученых-разработчиков, производителей и клиницистов, которые занимаются изучением, применением и совершенствованием сорбентов уже много лет. Ведь именно Украина и разработки украинских ученых в этом направлении признаны лидирующими во всем мире.

Представляем вам беседу с одним из ученых-разработчиков сорбентов — Деденко Иваном Кирилловичем, доктором медицинских наук, профессором Института сорбции и проблем эндоэкологии НАН Украины, Генеральным директором научно-производственного центра «Сорбция».

Деденко И. К.

Сорбенты — это большой класс препаратов, которые способны к выделению из организма самых различных токсических веществ. Еще со времен Гиппократа активированным углем присыпали раны, применяли внутрь, и это оказалось очень эффективным. Затем об этом забыли, и только в начале 30-х годов нынешнего века вернулись к этим препаратам, в частности, к некоторым видам активированного угля. В 50-х годах наблюдался новый виток развития этого направления. Этому предшествовали исследования греческих ученых, показавшие, что с помощью активированных углей можно эффективно выводить из организма, путем очищения крови, токсические продукты, которые образуются в организме в результате заболеваний (например, почек). Это дало толчок к развитию в области сорбентов. Ученые убедились, что фактически уголь (почти противогазный), удаляет из крови вещества, которые вызывают отравление и зачастую приводят к смерти. Также было обнаружено, что эти угли дают большую запыленность, т. е. микроскопические частички попадают в кровь и разносятся по всему организму, а в силу несовершенства самих углей травмируются форменные элементы крови, вызывая отрицательные явления, сопутствующие лечению. И вот после этих работ появились два направления.

Первое — совершенствование методик лечения (стало понятно, что можно с помощью этих методов бороться со многими заболеваниями).

Второе — чисто техническое — это создание углей, которые не обладали бы отрицательными свойствами, перечисленными выше.

Работы по этим направлениям велись в бывшем СССР и за рубежом. В Европе был создан целый ряд препаратов. Основная направленность иностранных разработчиков-химиков сводились к созданию эффективных покрытий для этих углей (альбумин или различного рода пленки), чтобы устранить процессы запыленности и травмирования форменных элементов. Действительно, такая модификация была создана и дала положительный результат, т. к. меньше травмировались кровяные тельца и практически устранялась запыленность. Но вместе с этим резко упала сорбционная активность, т. е. возможность этих углей поглощать токсины.

Дальнейшим толчком в решении этих проблем послужили работы, которые возглавил академик Лопухин Ю. М. (Москва), явившийся пионером в создании нового направления — гемосорбции. Он дал название этому методу очистки крови, и он же впервые в СССР с профессором Башко О. А. применил этот метод в эксперименте в клинике (1972 г.). С этого времени велись постоянные экспериментальные работы по доказательству эффективности сорбционных методик (которые потом именовались криогенными) и разработке углей.

Разрабатывались угольные сорбенты в московском институте им. Менделеева, в Институте газов (г. Москва) и одновременно в Киеве (работы академика Д. Н. Стражеско, которые продолжили тогда молодой ученый В. В. Стрелко, экспериментальную часть В. Г. Николаев). Работы киевских ученых вылились в создание прекрасного сорбента СКМ, который на настоящий момент можно назвать лучшим из гемосорбентов, поскольку он сочетал в себе качества высокой поглотительности и малотравматичности, и это был непокрытый уголь, т. е. совсем новое решение вопроса.

Параллельно велись работы в Институте физической химии АН Украины под руководством Т. М. Бурушкиной, в результате которых был создан также неплохой гемосорбент СУГС. Он по качеству не уступал СКМ, но каждый из них имел свои достоинства и недостатки.

Затем образовавшаяся школа украинских ученых под руководством академика В. В. Стрелко продолжила эти начинания и разработала целую серию новых препаратов — это КАУ (на основе косточкового угля). Наши ученые разработали сорбенты на основе косточек абрикос, слив. На то время это был прекрасный энтеросорбент. В дальнейшем он дорабатывался и как гемосорбент. Совершенствованием данных угольных сорбентов занялась группа академика В. В. Стрелко.

Также разрабатывались так называемые волокнистые угольные сорбенты под руководством В. П. Сергеева. Они достаточно эффективны как энтеросорбенты, но как гемосорбенты обладают определенными недостатками в силу своей травматичности.

Создание любого химического вещества без содружества с медиками невозможно. И вот экспериментаторы медики-клиницисты, накопив за эти годы материал по лечению самых различных заболеваний, сделали заключение, что применение методов гемосорбции (т. е. очистки крови), плазмосорбции (очистки плазмы), энтеросорбции (применение внутрь) в конечном счете позволяет успешно лечить целый ряд заболеваний, которые не поддавались лечению традиционными методами, или значительно улучшить результаты лечения.

В последние годы получила развитие так называемая «экологическая медицина». Большинство заболеваний сегодня вызваны заражением радионуклидами, тяжелыми металлами, пестицидами. Организм перенасыщен отравляющими веществами, получаемыми извне, и токсинами, которые образуются как продукт внутренних процессов в условиях нарушенного обмена. Поэтому ученые приходят к выводу, что без применения методов адсорбции уже практически ничего нельзя лечить долго, т. к. без выведения токсических продуктов все методики лечения либо слабо эффективны, либо вообще неэффективны. Таким образом, применение новых сорбционных препаратов и методик оказалось очень полезным при лечении десятков заболеваний, причем самых различных: иммунных и аутоиммунных; аллергических; хронических гепатитов; панкреатитов; поражений почек; поражений нервной системы и т. д.

К 1986 году у нас накопился большой клинический опыт по использованию сорбентов, в т. ч. и в условиях хирургического вмешательства (это острый панкреатит, сепсис, септическая патология), который показал эффективность применения сорбентов.

Но наблюдения также показали, что угольным сорбентам свойственны определенные ограничения и недостатки. Например, у больных, которые страдают язвенной болезнью, гастритом, поражением слизистых оболочек, угольный сорбент, раздражая слизистую, может вызвать кровотечения. Применение сорбента при геморрое также может вызвать обострение. Т. е. у данных продуктов отрицательным свойством является раздражающий эффект, а в Украине высок процент желудочных заболеваний (особенно в зонах радиоактивного заражения — до 70% (официальные данные МЗ Украины). Таким образом, на первый взгляд, возникают ограничения по применению сорбционных препаратов. Все это обусловило потребность в создании новых сорбентов, вернее, эти разработки уже велись параллельно с вышеуказанными по разработке неугольных сорбентов.

Это сорбенты на основе полиметилсилоксана, которые были синтезированы в Институте физической химии им. Л. В. Писаржевского НАН Украины под руководством И. М. Самодумовой и выделились в особый класс сорбентов, обладающих отличными сорбционными качествами по отношению к токсическим метаболитам. При остром кишечном отравлении металлами они по эффективности могут уступать угольным сорбентам, но при этом имеют колоссальное преимущество. Это сорбенты мягкого действия, они по существу выполняют защитные функции и не раздражают слизистую. Их можно применять при любом заболевании ЖКТ, скажем, при холере и дизентерии и т. п. Таким образом, это направление привело к возникновению такого сорбента, который в начале был назван «Энтеросгель», сейчас его модификация носит название «Сорбогель». Это новый препарат для приема внутрь. На его же основе разработан препарат для наружного применения при лечении ран, ожогов, который уже прошел клинические испытания. Но это не все! Развитие направления привело к созданию еще одной разновидности гемосорбента. В чем его преимущества?

Во-первых, каждый сорбент имеет свою ориентацию, т. е. он поглощает конкретно что-то, а вновь созданный гемосорбент отличается повышенной емкостью, абсорбционной активностью к билирубинам, т. е. к продукту, который образуется при патологии печени, и процент таких заболеваний очень высок.

Во-вторых, он более активно поглощает из крови так называемые гемопротеиды и свободный гемоглобин. Почему это принципиально важно? Потому что при целом ряде заболеваний, при гемолитических состояниях, при тяжелых травмах образуются в большом количестве эти вещества. Они очень токсичны и могут привести в короткий период к поражению почек: буквально за 2-3 дня человек может погибнуть из-за интоксикации организма.

В-третьих, он в меньшем количестве поглощает глюкозу. Это также принципиально важно.

И в-четвертых, у него пониженная активность по отношению к калию, отсутствие которого в организме больного может вызвать нежелательные функциональные нарушения сердечно-сосудистой системы, а также он нейтрален к альбумину и белкам. Поэтому этот сорбент обещает стать перспективным. Работы в этом направлении идут, проведена большая доклиническая испытательная серия экспериментов на животных.

Но это еще не все: проверка всех этих препаратов и клиническое применение показало, что требуется продолжение данных работ в этом направлении. Необходимо разработать новые формы для детей, для новорожденных, которые не могут принимать сухие сорбенты —надо привести их к удобной в применении форме. Требуется сорбент для послеоперационных больных, которые не способны сами принять препарат внутрь и который можно ввести через зонд.

Больным язвенной болезнью с повышенной кислотностью применение сорбентов обеспечивает снижение кислотности. Группа под руководством И. М. Самодумовой пошла по этому пути и создала целую серию новых препаратов на основе вещества, которое послужило базой для «Энтеросгеля», «Сорбогеля». Гель обладает рядом отличительных свойств:

состояние у него практически такое же, как и у энтеросорбента;
он имеет особенность в считанные минуты снижать кислотность желудочного сока и обладает защитными свойствами по отношению к слизистой оболочке;
при добавлении определенных ингредиентов снимает боль.

Благодаря перечисленным свойствам он заменяет антацидные препараты, но в сравнении с ними обладает еще значительно более выраженными адсорбционными качествами. Форма препарата позволяет вводить его через зонд новорожденному, послеоперационному больному в любом, самом тяжелом состоянии. Его также можно вводить ректально.

По данной серии препаратов послано 8 заявок на патентование. Мы продолжаем (в силу финансовых возможностей) совершенствование этой группы лекарственных средств. Я повторяюсь, но в силу экологических условий, сложившихся в Украине и в странах СНГ, потребность в этих препаратах велика: для лечения детей, токсикозов беременных и т. д. На заре перестройки у нас была масса запросов и мы продолжаем успешно работать, чтобы удовлетворить потребность в такого рода лекарственных препаратах.

И еще одна перспектива в области развития сорбентов. Есть такое понятие, как заболевания, обусловленные иммунными патологиями. В данном случае накапливаются различные иммунные комплексы, которые приводят к различным заболеваниям. Существует целый класс так называемых иммунных сорбентов. В чем их отличие? Модифицируется сорбент с привязкой к нему на эту матрицу какого-то специфического вещества, которое в состоянии взаимодействовать с токсическим иммунным антигеном (антителом), из-за которого развивается заболевание. Такая форма разрабатывалась и российскими учеными, разрабатывалась и у нас (у академика В. В. Стрелко). Препараты, разработанные группой И. М. Самодумовой, также оказались полезными из-за своей пластичности и удобной матрицы, к которой можно привязать любую токсическую форму. Сейчас мы занимаемся разработкой сорбентов, где идет привязка матрицы препарата к аминокислотам, составляющим ДНК. Ряд опытов утверждает, что можно создать лекарственные формы, осуществляющие взаимодействие на уровне ДНК, мобилизуя иммунную систему.

Говоря о сорбентах, нужно учитывать два момента. Первое: в «экологической медицине» без сорбентов обойтись практически нельзя. Второе: среди практических врачей бытует превратное мнение, что если сорбенты выводят вредные вещества, то они выводят и полезные. Да, эффект есть, но обычно при заболеваниях уменьшение концентрации вредных компонентов гораздо важнее, так как, например, если освободить печень от «обязанности» очистки организма от токсинов, то этих полезных веществ, которые забрал сорбент, печень выработает столько, сколько необходимо для нормального функционирования организма. Ведь гемосорбцию по другому называют «искусственная печень». Мы защищаем печень, освобождаем от ненужного балласта токсических веществ. Печень, вместо того чтобы тратить свою энергию на обезвреживание токсических продуктов внешних и внутренних, начинает вырабатывать полезные вещества — гормоны, витамины, т. е. печень полностью их компенсирует. Конечно, я хотел бы обратить внимание, что разработчиками методов энтеросорбции, гемосорбции являются химики. Давать всем подряд и каждый день — это неправильно, это немедицинский подход к делу. Сорбенты — это препараты, которые должны применять врачи с учетом индивидуального состояния каждого человека, каждой болезни. Например, у человека выявлено сниженное количество калия — значит, ему необходимо назначить совместно с сорбентами препараты калия, если нарушение ферментного обмена в ЖКТ — недостаток энзимов — назначаются энзимы и т. п. Тогда достигается высокий клинический эффект.

Выполнение методов плазмосорбции, гемосорбции требует очень педантичного и четкого врачебного подхода. Самое главное применить их рано — не тогда, когда человек погибает и произошли необратимые изменения в организме, а на ранних стадиях. Например, при лучевой болезни. Облученному дали противорвотный препарат, витамины и пр., купировали первичную лучевую реакцию — а дальше 2-3-4 недели латентный период, который не предполагает вообще никакого лечения. С первого дня можно применить гемосорбцию, энтеросорбцию, плазмосорбцию, плюс еще квантовую модификацию крови, плюс еще несколько нетрадиционных методов и тогда, если суждено развиться 1-й степени лучевой болезни — мы ее не получим вообще, если должна быть вторая, то мы получим по клинике — 1-ю и т. д. Но тут самое главное — раннее применение сорбционных методов. Есть ошибочная точка зрения о преимуществах того или иного сорбента. Я как медик, работающий более 20-ти лет с этими методиками и препаратами, считаю, что не только тем сорбентам, которые сегодня созданы, но и тем, которые будут создаваться,— для каждого есть своя четкая ниша, свои показания, свои противопоказания, рекомендации. Вот если мы наполним рынок Украины разными сорбентами отечественного производства, то решим массу медицинских проблем. Они могут быть намного дешевле, намного доступнее.

С. К. Это все проблемы разработок. Кто в Украине производит сорбенты?

И. К.

Вы задали очень больной вопрос. Смотрите, для сорбентов типа СКМ сырье было в России, а налажено производство в Украине в Днепродзержинске под руководством Коровина. Сорбенты угольные КАО — налаживалось производство в Институте сорбции и проблем эндоэкологии, есть перспективы, что через год производство этих сорбентов тоже будет налажено. Сорбенты нового направления — полиметилсилоксаны, созданные под руководством Инны Михайловны, производятся, по существу, микрофирмами на работу одного отделения на месяц.

С. К. Есть ли спрос на данные препараты и каковы перспективы производства?

И. К.

Спрос есть, нет достаточной рекламы. Только совместно со всеми нашими производителями и разработчиками, при поддержке государства или разумного предпринимателя можно за год-полтора наладить производство всех этих разновидностей препаратов.

У нас нет денег, помогает Минчернобыль — у них ограниченные возможности, но, тем не менее, благодаря их помощи мы сумели провести серию доклинических, стендовых опытов, создать несколько разновидностей этих препаратов. Теперь нужно еще полмиллиона долларов, чтобы довести до промышленного производства. Но это немного, если говорить о целом фармацевтическом направлении. Поэтому до тех пор, пока не найдутся эти деньги — это «глас вопиющего в пустыне». Мы можем произвести продукции на тысячу, если напрячься — то на две тысячи человек. Требует модернизации производственная база, требуется приобретение некоторой аппаратуры, требуется создание упаковки, требуется реклама — надо, чтобы врачи знали о продукции. Запросы на эти препараты у нас были с Урала, Иркутска, Башкирии, Казахстана, Узбекистана. Но люди уже забыли о них.

С. К. От кого были запросы?

И. К.

От медицинских работников, которые знакомы с этими препаратами.

С. К. Практикующие врачи мало знакомы с данными препаратами?

И. К.

Мало...

С. К. История разработок препаратов данного направления?

Самодумова И. М.

Эти работы начались в 1979 году по заданию Центрального военно-медицинского управления. Задача состояла в том, чтобы создать препараты для быстрой детоксикации организма внутреннего применения и наружного — при ранениях. Причем они должны работать в полевых условиях. Мы решили отойти от угольных сорбентов и выбрали кремнийорганические. Ориентируясь на энтеральное применение, мы остановились на применении препаратов в виде геля, студня, которые не травмировали ЖКТ и легко эвакуировались из организма, так как не обладали адгезивными свойствами. Было много возражений — непривычно и необычно. Исследования в Институте физической химии показали, что сорбент обладает высоким сорбционным действием и в особенности в отношении органических веществ.

В наших исследованиях невозможно было обойтись без помощи медиков. Мы тогда сотрудничали с военными медиками — Окружным военным госпиталем, госпиталем СБУ, Ленинградской военно-медицинской академией, госпиталем Бурденко. Все работы (как ни странно) проводилось под грифом «Секретно».

И второе направление нашей деятельности — это разработка аппликационных сорбентов для лечения самых разнообразных ран.

В 1986 году, после аварии на Чернобыльской АЭС, мы работали также по заданию Центрального медицинского управления. В госпитале СБУ применили энтеросорбенты прямо в зоне (с доктором Черневым, профессором Кейсевичем Л. В. и др. — они выезжали в Чернобыль в июне 1986 года). Прием сорбентов помог многим избежать сильного лучевого удара, купировал головокружения, тошноту. Украинскими учеными проводились исследования совместно с коллегами в Москве — какие именно радионуклиды удаляются при энтеральном применении сорбентов.

Деденко И. К.

Мы исследуем возможность выведения сорбентами радионуклидов из организма беременных и кормящих женщин. Когда мы давали женщинам сорбенты, было выявлено, что молоко выделяло меньше радионуклидов, таким образом помогали и женщине, и ребенку.

Энтеросорбенты являются великолепными высокоэффективными препаратами при лечении гепатитов у афганцев. Эти гепатиты абсолютно устойчивы к нашим традиционным методам лечения. В госпитале СБУ к нам попадали ребята-афганцы с выраженным гепатитом, и, знаете, эффект от сорбционных методов — гемо- и энтеросорбции — оказался поразительным. Точка приложения сорбентов колоссальна. Мы изучили и можем выводить конкретные токсичные металлы, например, свинец, никель, ртуть, кадмий, компенсируя недостающие. Таким образом нормализуем гомеостаз, восстанавливается иммунитет, функции системы кроветворения, функции печени, почек. На сегодня от 70% до 90% ликвидаторов больны разными так называемыми психосоматическими патологиями — это не психиатрические заболевания, но, тем не менее, они чреваты инвалидностью. Оказывается, что комбинация традиционных методов лечения с применением сорбционных методов оказывает наилучший эффект при лечении этих заболеваний. Я уже не говорю о том, что при лечении наркомании, алкоголизма без этих методов эффект совсем другой. Можно совсем по другому построить лечебные мероприятия. И у нас есть собственный опыт в этом направлении. Благодаря применению при таких патологиях этих методов можно снизить количество седативных препаратов, транквилизаторов и т. д. Сегодня они оказывают не только эффект, а иногда и противоположное действие. Часто мы сталкиваемся с неэффективностью препаратов в случае повышения дозы. Так вот, сорбенты, сорбционные методы — в широком понимании, помогают нам нормализовать гомеостаз таким образом, чтобы организм воспринял этот препарат нормально, уменьшить его дозировку, а если заболевание гормонозависимое — снизить дозу гормонов, а иногда и отменить их. Я уже не говорю о том, что можно лечить обструктивные бронхиты, которые не поддаются обычным методам лечения, сахарный диабет, атеросклеротические поражения. С помощью сорбентов можно снизить уровень холестерина, уровень тех фракций атерогенных липопротеидов, которые вызывают атеросклероз. По выражению академика Ю. Лопухина, энтеросорбенты могут продлить жизнь. А что мы наблюдаем у чернобыльцев? Раннюю старость, раннюю смерть. Вот это все можно отдалить. Без медикаментозного лечения или с минимальным использованием медикаментов, с правильным использованием гемо-, плазмо-, энтеро-, лимфосорбции в сочетании с квантовой терапией и т. д. Перспектива у этого направления абсолютная, медики, которые не понимают этого еще, делают трагическую ошибку — это недостаток и Минздрава, и наш.

С. К. Недостаток информации...

И. К.

Конечно, это информационная блокада. Но при всех недостаточных мощностях разработчики (они же и производители) согласны на заключение контрактов с клиниками и другими лечебными учреждениями на производство этих препаратов.

 

С просьбой подробнее рассказать о сорбентах мы обратились к Владимиру Григорьевичу Николаеву, профессору, лауреату Государственной премии СССР, действительному члену Нью-Йоркской Академии наук, заведующему отделом физико-химических механизмов сорбционной детоксикации Института экспериментальной патологии, онкологии и радиобиологии им. Р. Е. Кавецкого НАН Украины.

Николаев В. Г.

Средства сорбционной терапии не относятся к разряду лекарственных препаратов, чаще они идут как биоматериалы, материалы медицинского назначения, изделия медицинской техники.

Колонки с гемосорбентами, колонки с иммуносорбентами, плазмосорбентами, плазмоиммуносорбентами — по аналогии они могут рассматриваться как стерилизаторы, плазмофильтры. Сорбенты здесь выступают в роли достаточно универсального материала, так же как, скажем, мембраны диализаторов, мембраны плазмофильтров, т. е. при помощи одного и того же вещества можно (с одной и той же адсорбционной начинкой, равно как, скажем, с помощью одной и той же мембраны, к примеру, мембраны для плазмофильтра) можно лечить множество различных заболеваний. Это не лекарственные препараты.

Не относятся к лекарственным препаратам также и сорбенты, применяемые для лечения ран и ожогов — это что-то вроде бинта, но тут, правда, есть одно «но»: если они несут какие-то биологические добавки, которые выделяются в заметных количествах, а заметными мы полагаем количества, если они выделяют более половины нормального дневного поступления, то это можно рассматривать как иммобилизированные лекарственные вещества. Если же эти добавки сидят прочно и работают только локально (это могут быть ферменты, могут быть ионы металлов, могут быть белки различного функционального назначения), то в этом случае мы относим их к биоматериалам, материалам медицинского назначения — это тоже не лекарственные препараты. Сорбенты могут нести на себе антибиотики — это уже, конечно, лекарственные препараты.

Строго говоря, и энтеросорбенты, считающиеся у нас лекарственными препаратами по аналогии с карболеном, с активированными углями, с медицинской глиной, препаратами не являются: они не имеют важнейших признаков лекарственных препаратов, они не имеют фармакокинетики, т. е. нельзя обнаружить эти сорбенты в каких-либо концентрациях в различных биологических жидкостях организма, все они сосредоточены внутри желудочного тракта и за его пределы не выходят.

Эта ситуация в какой-то степени и парадоксальна: то, что этеросорбенты относятся к лекарственным препаратам и контролируются строже, чем те сорбенты, которые мы применяем при контакте с кровью (во всяком случае, они испытываются более обширно), но, тем не менее, это так. То есть из всего набора различных средств сорбционной терапии к медпрепаратам относятся все энтеросорбенты, а также некоторые аппликационные сорбенты и сорбенты для локальной терапии, которые несут на себе биологически активные вещества, выделяющиеся из пор сорбента и поступающие в организм.

Когда в 1991 году (где-то сразу после путча), мы поняли, что академическую науку ожидают многие потрясения, мы сосредоточились на том, чтобы наши разработки были оформлены в виде уже готовых разрешённых препаратов, изделий медицинской техники. В настоящее время мы располагаем целой гаммой сорбентов для очистки крови, это, условно говоря, неспецефические сорбенты для очистки плазмы крови и специфические сорбенты, т. е. иммуносорбенты. К неспецифическим сорбентам (я опять же подчеркиваю, условно неспецифическим) относятся так называемые гамма- и плазмосорбенты. Это сорбенты, с помощью которых нам впервые в мире удается получить сорбционные системы, позволяющие удалять прочно связанные токсины (прочно связанные с белками и мембранами клеток), а с точки зрения традиционной сорбционной терапии, это те же самые сорбенты, как и те, что мы применяли в 70-х, 80-х годах, только повышенной мощности. Одна колонка на 100 мл с таким делигандизирующим сорбентом заменяет старую колонку на 500 мл. Эти сорбенты используются в лечении интоксикаций, отравлении белок-связанными ядами, лечении печеночной недостаточности, лечении осложнений хронической почечной недостаточности у невыездных больных. Сфера применения их достаточно широка, и мы имеем возможность удовлетворить все потребности, которые имеются на украинском рынке. Но, к сожалению, мало денег сейчас у здравоохранения, и несмотря на то, что эти сорбенты по сравнению с советскими временами относительно подешевели, спрос на них все равно невелик.

Есть еще важнейшее направление, которое, может быть, сейчас лидирует — это энтеросорбция. Когда мы впервые где-то в 1981 году опубликовали работы под этим названием, мы даже не представляли, что этот неологизм станет так популярен. Энтеросорбентов сейчас большое количество, причем некоторые из них сопровождаются интенсивной рекламой. О некоторых просто говорят — в 5 раз эффективнее активированного угля, а некоторые говорят — удаляет все вредные вещества, оставляя при этом полезные. Мы в основном развиваем линию классических природных сорбентов и работаем с сорбентами 4-го поколения.

Сорбенты первого поколения — это уголь на основе природных материалов, фруктовой косточки, которые хороши только в том случае, если они высокоактивированы. Если же активность их невелика, а, к сожалению, большинство сорбентов, попадающих на рынок, именно таковы, то они практически бесполезны.

Энтеросорбенты второго поколения — это синтетические гранулированные.

Третье поколение сорбентов — это волокнистые таблетированные, так называемые сухие таблетки. Их особенность состоит в том, что благодаря высокой скорости поглощения волокнистые материалы базируются в гораздо меньшем объеме и дают лечебный эффект, эквивалентный гранулированным сорбентам.

Сейчас мы занимаемся энтеросорбентами четвертого поколения. Это те же самые волокнистые сорбенты, оформленные в виде таблеток. У них связующим является вода, благодаря чему не гасится емкость, более того, начинается кинетика, даже по сравнению с сухими порошковыми. Это наша оригинальная разработка, на которую получен патент. Эти сорбенты практически мгновенно растворяются при разогревании в ротовой полости, после чего проглатываются, что очень удобно для больного. Начинают действовать почти мгновенно. Зарекомендовали себя как эффективное средство в лечении холеры.

При использовании этих сорбентов по специальной методике лечение синдрома холеры сокращается до двух — двух с половиной часов, даже при самых тяжелых формах. Сорбенты 4-го поколения популярны для лечения широкого круга заболеваний, которые обычно классическими методами плохо лечатся. Это заболевания поджелудочной железы, заболевания печени, кожные заболевания с элементами острых воспалительных процессов.

У нас есть целый ряд интересных сорбентов для лечения ран и ожогов. Это как классические аппликационные сорбенты на основе активированных волокнистых углеродных материалов, так и углеродистые активированные материалы, обогащенные различными добавками. Например, аппликационные сорбенты с привитыми ферментами, углекомплексы для лечения гнойных ран, для лечения инфицированных ран, сорбенты с напыленной медью. Есть очень удобные сорбенты для лечения мелких ран, микротравм, повреждений, которые желательно иметь в каждой семье. Эти сорбенты представляют собой кашицеобразную смесь, которая очень экономично укладывается на поврежденный участок кожи, в результате все лечение сводится буквально к одной перевязке. В этих случаях есть уникальная особенность — организм не воспринимает эти углеродистые волокна как чужеродные материалы, потому что пока сохранена сорбционная емкость, все химические вещества, которые возникают при контакте распознающих систем организма с чужеродной поверхностью, проваливаются в поры сорбентов, в результате чего они не выполняют свою посредническую роль. Когда же сорбционная емкость истощается, углеволокна покрыты белками организма и как чужеродный материал не распознаются. Благодаря этому полностью отсутствует тканевая реакция на сорбенты, затем образуется такая черная корочка (называют это по-разному — искусственный струп, гипс на рану), которая постепенно отходит сама, при этом полностью исключаются разного рода осложнения, нагноения и т. п.

С. К. Насколько знакомы с этими препаратами практикующие врачи?

В. Г.

Сорбенты можно назначать при лечении различных заболеваний, но для того, чтобы вести процедуру очистки крови на этих сорбентах, все-таки необходимы специализированные условия и квалифицированные специалисты. Так что это дело специализированных отделений интенсивной терапии.

Опытное производство Института экспериментальной патологии, онкологии, радиологии под руководством директора опытного производства Шевко Анатолия Ивановича разработало целую серию аппаратов с высокой степенью автоматизации, которые позволяют подключаться к периферическим сосудам, гарантируя во время операции высокую надежность и безопасность. Это сводит сложную операцию до процедуры, сопоставимой с переливанием каких-нибудь внутривенных жидкостей. Эти три аппарата (АСВ, АГСП-04, АСУ-01) составляют такой набор, из которого каждая больница может выбрать какую-либо модель для своих нужд в зависимости от потока и объема.

Сейчас проблема заключается в емкости рынка, врачи даже не слишком заинтересованы в использовании новых перспективных препаратов, потому финансовые возможности большинства пациентов очень ограничены, и если врач начнет рекомендовать больному какие-то новинки, то это означает что он фактически должен поделиться своим потенциальным заработком с тем, кто их производит. Т. е. — это проблема экономической емкости рынка. Вот, например, мы разработали интересную композицию для лечения обострения парадонтоза (многим знакомо это мучительное состояние). Когда начинается обострение, к врачу приходится ходить регулярно 3 недели, пока удается его купировать (условно). Используя познания, приобретенные в лечении различных воспалительных процессов, гнойных ран с помощью аппликационных сорбентов, мы предложили порошок для чистки зубов и аппликации в парадонтальные карманы. В результате испытаний были получены самые положительные отзывы от врачей, многие стоматологи интересовались, восхищались, а потом все как-то затихло... В конце концов мы разобрались, в чем дело. Когда больной приходит к врачу, особенно в частный кабинет, то врач занимается им в течение 3-х недель. За это время пациент наносит по крайне мере 7 визитов, если же пользоваться этими зубными порошками, то все сводиться к 2-м, 3-м посещениям, т. е. 8-9 дням терапии, это экономически невыгодно.

С. К. Значит, надо информировать потенциального потребителя?

В. Г.

Мы академическое учреждение, наше дело — разработки, т. е. какое-либо посредническое звено в нашей системе отсутствует.

Вот мы работаем с главным госпиталем СБУ, это сотрудничество длится уже два десятка лет. На базе этого госпиталя сделана, по крайне мере, дюжина новейших разработок по применению методов сорбционной терапии для лечения различных заболеваний. Вот это наш непосредственный контакт. Другие клиники тоже сотрудничают. Но положение нашей медицины катастрофическое. Фактически мы явились свидетелями перехода с медицины бесплатной к медицине платной, со всеми (временными, я надеюсь) достаточно уродливыми процессами, последствия которых сейчас мы наблюдаем.

 

Неслучайно тема сорбентов привела нас в Военно-медицинское управление СБУ, возглавляемое доктором медицинских наук, профессором Захарашем Михаилом Петровичем, который является также председателем специализированной комиссии Фармакологического комитета МЗ Украины по изучению препаратов, которые применяются в случае катастроф, бедствий и т. д.

Захараш М. П.

Мы занимаемся изучением медико-биологических последствий Чернобыльской катастрофы, у нас есть научная лаборатория. Заниматься этой проблемой мы начали еще 28 апреля 1986 года и по сегодняшний день идет поиск эффективных препаратов. В Военно-медицинском управлении СБУ впервые в мировой клинической практике применили сорбционные методы детоксикации и декорпорации радионуклидов. Причем альтернатив этих методов по эффективности, особенно в первые дни, часы, месяцы после катастрофы, нет. Понадобилось потратить немало сил, чтобы нас признали. Но сегодня не только наши ученые, не только наш центр традиционной медицины, но и Москва, и тот же академик Л. Ильин, академик Ципп из РАМН выделили сорбенты в отдельную группу. Это уже признание. У нас в Украине самый большой опыт клинического применения сорбентов, хотя ими начали заниматься до аварии. В хирургической практике мы применяли эти методы для лечения больных холециститами, панкреатитами; в терапевтической практике очень много изучали эффективность препаратов. Существует более 30-ти только авторских свидетельств на методы лечения.

С. К. Широкие круги специалистов должны узнать о этих препаратах. Это практически неосвещенная тема и в специальной прессе.

М. П.

Да, согласен с вами, тем более, что это не законченная тема. Сегодня мы с академиком Николаевым В. Г. работаем над разработкой нового поколения сорбентов — это ДНК-содержащие сорбенты, делегандизирующие сорбенты, которые особенно эффективны при отдельных аллергических состояниях. У нас на базе выполняется докторская диссертация по изучению эффективности сорбционных методов лечения больных бронхиальной астмой. Эта работа начиналась в институте пульмонологии, потом специалист был переведен к нам и эффективно работает здесь 3 года. У нас есть свое отделение сорбционных методов детоксикации, мы используем широко энтеросорбцию, гемосорбцию. На нашей базе есть один из лучших аппаратов плазмоцитофереза, очень эффективный. Это дорогостоящая методика (одна колонка стоит свыше 100 долларов), но эффективность её очень высока. Есть группы пациентов, которым она жизненно необходима. И как бы нам ни было экономически сложно — мы применяем эти методики. Тем более, что в ВМУ СБУ сегодня занимаемся лечением не только своих пациентов, мы лечим и гражданское население.

С. К. Кто к вам может обратиться, в каком порядке?

М. П.

Мы проводим и консультативную помощь, любой пациент может обратиться к нам и получить помощь. При небольшой мощности нашего госпиталя (300 коек) госпитализируем самых тяжелых больных, не имеющих никакого отношения к нам. Большую поддержку и понимание имеем от руководства службы. Консультации выполняем бесплатно.

С. К. Нет платных услуг?

М. П.

Их нет, хотя финансирование такое же, как и у городского здравоохранения. Мы не можем заниматься оказанием платных медицинских услуг юридически. Мы идем по другому пути — выезжая группой специалистов на предприятия, в колхозы, в детские учреждения, проводим обследования. Какие могут быть формы взаиморасчета? Учитывая то, что есть госпиталь, то это продукты питания для больных, финансовых расчетов как таковых нет. Очень много тяжелобольных чернобыльцев — сегодня это обездоленные люди. Понимая это, мы идем на такие меры.

С. К. Расскажите о других направлениях деятельности ВМУ СБУ.

М. П.

Наш госпиталь является сертифицируемой клинической базой Фармакологического комитета МЗ Украины по изучению эффективности действия препаратов как импортного, так и отечественного производства, которые находятся на клинических испытаниях, которые впоследствии регистрируются. Т. е. проводим клинические испытания в первых 3-х фазах.

Большой интерес вызвали у нас препараты фирмы «Dr. Falk». Эта фирма производит препараты весьма эффективные для лечения больных, страдающих заболеваниями органов желудочно-кишечного тракта. Прежде всего, это урсофальк, гепатофальк, мукофальк, висмофальк, которые применяются при тяжелейших заболеваниях (болезнь Кроуна, язвенный колит, заболевания кишечника, печени). Заболеваемость этими болезнями после Чернобыльской катастрофы увеличилась в 3,5—4 раза. Сейчас мы наблюдаем три группы пациентов. Первая — больные с гепатитами, которые были в Чернобыльской зоне; вторая группа — больные с заболеваниями желчевыводящих путей; третья — больные, у которых была произведена холецистоэктомия или удаление желчного пузыря лапароскопически. Очень важно не допустить камнеобразования после удаления желчного пузыря. В связи с этим мы изучаем эффективность препаратов, предназначенных для нормализации химического состава желчи. Нарушением химизма желчи обусловлено развитие камней в желчных проходах, а эти препараты очень эффективно нормализуют соотношение ингредиентов желчи и предотвращают камнеобразование. Они дорогие, но если подсчитать затраты при обычном лечении, то их применение оправданно. Они зарегистрированы, однако опыт клинического применения имеют немногие. С ними работают, пожалуй, 2-3 клиники в Украине, в том числе мы.

Много ожидаю от проведения изучения препаратов фирмы «Dr. Falk», очень мало известных и пациентам, и врачам. Они не имеют аналогов. Они способны растворить камни желчного пузыря или предотвратить их образование при лечении некоторых заболеваний.

С. К. Как обстоят дела с медикаментозным обеспечение управления?

М. П.

Медикаментозное обеспечение — как у любого другого городского учреждения. Мы имеем прямые контакты с заводами-изготовителями, поддерживаем курс на отечественного производителя. У нас есть препараты, которые весьма эффективны, но удельный вес этих препаратов небольшой.

Сегодня маркетинговые исследования очень важны, каждую копейку надо считать.

Ознакомившись с работой FDA и изучив систему контроля качества медикаментов (я был включен в группу специалистов МЗ Украины), мы сделали вывод, что это очень важная служба, строгая. Мы еще долго будем работать, чтобы создать такую службу. Отечественная служба контроля качества пока еще малочисленна. Если о медикаментах говорить, то контроль качества осуществляется, а о контроле качества продуктов в нашей стране говорить, к сожалению, не приходится. Практически ничего не делается в этом направлении.

С. К. В Украине практикующие врачи испытывают недостаток в специальной информации...

М. П.

Это самая плохая и тяжелая ситуация, которую мы имеем в сфере информации.

К сожалению, не знаем о проведении многих мероприятий, проводимых в других странах. На них обсуждаются актуальные проблемы, о которых наши врачи не знают. Врач не имеет возможности почитать монографии, журналы, которые выходят за рубежом. Последствия — происходит деквалификация специалистов. И то, что мы не знаем последних достижений медицинской науки и практики — это наша беда. Необходимо, чтобы врачи получали информацию, имели бы минимальную социальную защиту. К сожалению, сегодня врач думает, как выжить,— а это неприемлемо для общества. В ряде лечебных учреждений ликвидированы пищеблоки, бесплатные медикаменты, что мне особенно непонятно. Существуют перегибы и со стороны медработников. Плановая хирургия резко сократилась, люди доводят себя до крайних степеней заболевания. Потом требуется много усилий и со стороны больного, и врачей, чтобы вывести его из этого состояния. Много сделано плохого в здравоохранении, но намечается положительная динамика, важно, чтобы не было все разрушено до конца. Будем надеется (мы оптимисты!), что и здравоохранение станет приоритетным, как в других цивилизованных странах мира.





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика