Логотип журнала "Провизор"








Волянский Ю. Л.
Директор Харьковского НИИ микробиологии и иммунологии
им. И. И. Мечникова, академик АН Высшей школы

К проблеме листериоза в Украине

Три года, прошедшие с момента аварии на Диканёвских очистных сооружениях г. Харькова, позволяют в определенной мере оценить отдаленные медико-социальные и эпидемиологические последствия экологической катастрофы, аналоги которой по характеру, причинам и масштабам в мировой практике отсутствуют. Результаты подобного анализа представляют интерес как с точки зрения разработки теоретических основ обеспечения эпидемиологической безопасности больших городов и мегаполисов, так и в сугубо прикладном плане, поскольку они позволяют сформировать практические подходы в комплексе противоэпидемических мер.

Фактически не изученной в Украине является проблема листериоза как кишечной инфекции с преимущественно водным путем передачи патогена, при этом листериоз согласно приказу МЗ Украины № 133 от 19 июля 1995 года включен в группу особо опасных заболеваний. Цикл работ В. Ф. Москаленко восполняет пробел в наших знаниях о недостаточно изученном и редко диагностируемом в Украине заболевании, его эпидемиологии, новых подходах к клинической и лабораторной диагностике, заболевании, мало известном практическим врачам, связывающим обычно листериоз лишь с инфекционным мононуклеозом, упуская при этом листериоз прежде всего как кишечную инфекцию.

Весьма широко распространены в природе бактерии рода Listeria. Их убиквитарность обусловлена полибиотрофией и выраженной устойчивостью к неблагоприятным факторам окружающей среды. Они способны вегетировать в воде и почве, длительно сохраняться на объектах неживой природы и сожительствовать с различными организмами растительного и животного мира (Гершун В. И., 1981; Краcовcкий В. В., 1995; Adams T. J. et аl., 1990). Несмотря на то, что более пяти десятилетий известны заболевания людей и животных, обусловленные листериями, до настоящего времени листериоз остается недостаточно изученным и малоизвестным врачам широкого профиля. Несомненно одно, что листериоз является тяжелым зооантропонозным инфекционным заболеванием с природной стойкой очаговостью, с выраженным полиморфизмом клинической картины, поражением практически всех органов, систем и тканей организма, существенным влиянием на нейроиммуноэндокринную систему, наносящим серьезный социальный и экономический ущерб. Несомненно также то, что как и при других природно-очаговых инфекциях, уже сформированы и продолжают формироваться его нозоареалы на различных территориях, чему способствуют эпизоотии заболевания среди домашних (более 10 видов) и диких (около 100 видов) животных, весьма активный способ передачи патогена контактным, алиментарным, аэрогенным путями и посредством кровососущих насекомых, пастбищных клещей в первую очередь, а также земноводными, молюсками, рыбами и др. Формированию природных очагов способствует усугубившаяся в последние годы экологическая ситуация в большинстве стран мира, интенсивное антропогенное и техногенное загрязнение внешней среды, всеобщая аллергизация и т. п. Следует особо акцентировать на том, что если многие десятилетия листериозу как зооантропонозному заболеванию внимание уделялось прежде всего как инфекции с преимущественно трансмиссивным путем передачи заразного начала, то данные последних лет убедительно подтверждают эпидемиологический подход к этому заболеванию как к классической пищевой токсикоинфекции. Весомым аргументом в пользу указанного является положение ВОЗ, заявленное на XI международном конгрессе по инфекционным болезням в Копенгагене (1992), о том, что листериоз следует рассматривать прежде всего как пищевую инфекцию с четко обусловленным путем преимущественного распространения и что указанное диктует необходимость разработки системы индикации листерий в продуктах питания и адекватных методов специфической профилактики и лечения листериоза (A. Douglas, 1992). Уже сегодня во многих странах (США, Германия, Франция, Швеция) приняты государственные системы контроля за продуктами питания, несущими риск заражения листериями, отработаны стандарты для готовых к употреблению в пищу продуктов учетом возможности их реконтаминации в
условиях хранения в холодильниках, законодательно закреплена необходимость соблюдения технологических норм и правил в пищевой индустрии, при транспортировке, хранении и реализации продуктов (L. Сох, С. Pedrazzini, 1989; L. Crawford, 1991; О. Rotterud, Т. Nesbakken, 1992).

Листериоз как заболевание сельскохозяйственных животных в Украине известен давно. По данным ветеринарной службы Министерства сельского хозяйства в 1993—94 гг. показатели заболеваемости овец и свиней в различных областях страны колебались от 0,02 до 21,8 и от 0,04 до 47,4 на десять тысяч голов соответственно. При этом вполне очевидно, что данные эти далеко не полные, поскольку в стране не введена система регистрации заболеваний листериозом животных, обязательного систематического бактериологического контроля пищевых продуктов и сырья, объектов окружающей среды и др. Весьма противоречивы по аналогичной причине сведения о заболеваемости людей листериозом в Украине, отсутствие данных об ареале циркуляции листерий в природе в различных географических зонах страны, уровне контаминации объектов внешней среды, людей и животных этими возбудителями не позволяют сегодня объективно оценить уровень заболеваемости людей листериозом, определить группы особого риска заболевания, эпидемиологические и клинические особенности, провести анализ ущерба здоровью населения, социальных и экономических потерь. Всему указанному способствует также низкий уровень знаний специалистов противоэпидемической медицинской и ветеринарной служб о биологии возбудителя, путей его распространения, условий циркуляции в природе и факторов передачи, отсутствие надежных тестов индикации и идентификации листерий.

На протяжении десяти лет на базе Харьковского НИИМB им. И. И. Мечникова нами совместно с учеными лабораторий клинической микробиологии, кишечних инфекций, противомикробных средств и молекулярной биологии проводились исследования по проблеме листериоза, предусматривающие изучение биологических свойств и факторов патогенноcти листерий, циркулирующих на территории Украины, определение уровней контаминации листериями продуктов питания и пищевого сырья, выяснение частоты выделения возбудителей листериоза от больных инфекционным мононуклеозом, а также ангинами, менингитами, сепсисом и другими гнойно-воспалительными заболеваниями неясной этиологии, разработке методов внутривидового типирования листерий и рациональных схем их идентификации,

Работа проведена в соответствие плану НИР МОЗ Украины № 418.1 «Медико-гигиеническое значение циркуляции листерий на объектах санитарно-эпидемиологического надзора в Украине» (1993—1995 гг.), № государственной регистрации 019420641.

Выполненные исследования и их результаты послужили основанием для подготовки приказа № 133 от 19 июля 1995 года Министерства здравоохранения Украины «Об утверждении Перечня особо опасных, опасных инфекционных и паразитарных заболеваний человека и носительства возбудителей этих болезней», в котором в соответствии со ст. 28 Закона Украины «Об обеспечении санитарного и эпидемиологического благополучия населения» (Постановление Верховного Совета Украины № 4005-Х11 от 24 февраля 1994) листериоз отнесен к особо опасным инфекционным заболеваниям, введена его обязательная регистрация, определена необходимость эпидемиологического расследования случаев заболевания и проведения первичных профилактических и противоэпидемических мер в очагах.

В период аварии на Диканевских очистных сооружениях г. Харькова на основе уже выполненных исследований по проблеме листериоза, а также с учетом характеристики основных факторов поражения экологической катастрофы (массовое загрязнение неочищенными стоками pp. Уды, Лопань, Харьков, Северский Донец; разрегулирование рек и открытых водоемов; переход снабжения большей части населения г. Харькова, детских и лечебных учреждений, пищевых предприятий и объектов общественного питания на привозную воду; самое теплое время года и др.) наши задачи существенно дополнены необходимостью изучения роли питьевой воды, воды открытых водоемов, шахтных колодцев, канализационных стоков, почвы (в особенности затопленных нечистотами территорий), а также продуктов питания, реализуемых на рынках, прежде всего стихийных, пищевого сырья, контаминации листериями объектов внешней среды пищевых предприятий и учреждений общественного питания (торгового и холодильного оборудования в первую очередь). Особое внимание уделено бактериологическому обследованию больных острыми кишечными инфекциями на листериоз, разработана рациональная схема обследования пациентов с дисфункциями кишечника для выявления носительства листерий.

Несмотря на то, что бактерии рода Listeria в качестве патогена для людей известны с 1929 года (A. Nyfeld описал вспышку листериоза в США) и мировая литература на протяжении более четырех десятилетий изобилует сообщениями по проблеме листериоза, систематические исследования циркуляции листерий на территории бывшего Советского Союза, Украины в том числе, в медицинском и противоэпидемическом аспектах не проводились. Мы располагаем лишь отрывочными и весьма противоречивыми сведениями о выделении листерий в средней полосе России (X. Зеелингер, 1954), в Сибири (Л. А. Поманская, 1963), в Туве (3. В. Мамонтова и др., 1966), в Средней Азии (Б. Ш. Ралович, 1981), в Поволжье (Д. А. Васильев, Н. И. Микишина, 1990), на Дальнем Востоке (Г. П. Сомов и соавт., 1991). Фундаментальные исследования листериоза как возбудителя инфекционных болезней животных выполнены ветеринарами (Буренкова Л. А., 1961; Шлыгина К. Н., 1963; Виноградов В. Я. и соавт., 1969; Гершун В. И., 1981; Бакулов И. А. и соавт., 1985; Васильев Д. А., 1986), усилиями которых были подготовлены и изданы «Методические рекомендации по лабораторной диагностике листериоза у животных и людей» (1987) и ведомственная «Инструкция о мероприятиях по профилактике и борьбе с листериозом животных» (1989).

Создается общее впечатление, что в указанный период проблема листериоза как инфекционного заболевания людей с тяжелым течением и полиморфной клинической картиной в силу разных причин недооценивалась как организаторами здравоохранения, так и учеными.

Начало систематическому изучению листерий, циркулирующих в Украине, положено С. И. Похилом (1985), который совместно с учеными лаборатории легионеллеза НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Н. Ф. Гамалеи (Москва) и Центром по листериям Института гигиены и эпидемиологии Бельгии (Брюссель) впервые изолировал в Украине оригинальные штаммы листерий и детально изучил их биологические свойства и факторы патогенности. В течение 1990—1995 гг. забор материала для наших исследований осуществлялся на территориях Харьковской, Сумской и Полтавской областей, в период 1995—1996 гг. (после аварии на Диканевке) — и на территориях Донецкой и Луганской областей. Всего из объектов внешней среды исследовано 2131 пробу, распределение их по территориям и выделяемость листерий иллюстрирует таблица 1.

Таблица 1. Высеивамость листерий из объектов внешней среды на территории различных областей Украины

Материал для исследования

Харьковская область Сумская область Полтавская область Донецкая область Луганская область
к-во проб выдел. листер. к-во проб выдел. листер. к-во проб выдел. листер. к-во проб выдел. листер. к-во проб выдел. листер.
Питьевая водаводопроводной сети 126 62 104 2 66 36
Питьевая вода шахтных колодцев 112 7 46 3 58 4 68 3 44 3
Вода открытыхводоемов (реки, пруды, озера) 268 44 58 16 64 14 54 12 28 5
Стоки городских канализационных сооружений 246 67 86 29 22 7 25 11 20 8
Стоки животноводческих комплексов 82 22 32 14 18 7 32 9 24 6
Стоки мясокомбинатов и др. пищевых объектов 84 14 12 3 18 5 8 2 12 3
Почва 64 11 52 14 42 9 12 3 34 5
ВСЕГО 982 165 350 70 326 48 265 40 198 30

Анализируя представленные сведения, прежде всего подчеркиваем относительную субъективность результатов, поскольку в период до июля 1995 г. забор материала производился выборочно и в определенной степени бессистемно (акцент ставили на факт выделения листерий и определение их биологических свойств), в то время как в последующем забор материала производили в связи с угрозой эпидемии инфекционных болезней, листериоза в том числе.

Из воды централизованного водоснабжения областных центров листерии выделены лишь в 2 случаях из 394 (~ 0,5%), что объясняется, по-видимому, высокой их чувствительностью к хлорсодержащим средствам, которые преимущественно используются для обеззараживания на системах водопроводов гг. Харькова, Сум, Полтавы, Донецка и Луганска. Указанное подтверждено специальным исследованием чувствительности 30 штаммов листерии, выделенных из различных объектов внешней среды и от больных инфекционным мононуклеозом, к хлорсодержащим химическим соединениям. Оказалось, что все изученные штаммы чувствительны к хлорсодержащим препаратам в дозе от 0,05 до 15 мкг/мд. В перерасчете на активный хлор доза используемых для обеззараживания соединений в водопроводной воде на порядок превышает предел чувствительности к ним листерий. Указанное свидетельствует, что при хлорировании воды централизованного водоснабжения в соответствие ГОСТу вероятность выживания листерий минимальна и следовательно путь передачи инфекционного начала в таком случае практического значения не имеет. Обращает внимание достаточно высокая контаминация листериями воды шахтных колодцев (6,1%, р < 0,05) и воды открытых водоемов (19,4%). Учитывая оптимальность температурного режима роста листерий от + 1 до + 450°С, с одной стороны, и способность длительно сожительствовать с организмами растений (водоросли, планктон), моллюсков, рыб, водоплавающей птицы (утки, гуси) и грызунов (водяные крысы, ондатры и др.) — с другой, позволяем себе высказать предположение о возможной сапрофитизации листерий и укоренении инфекции в открытых водоемах аналогично холерному вибриону. Во всяком случае, вода открытых водоемов и шахтных колодцев играет существенную роль в сохранении листерий как биологического вида и является одним из активных факторов в их распространении. Еще более важны в эпидемиологическом отношении в качестве фактора передачи инфекционного начала при листериозе стоки городских канализационных сооружений (29,9%), животноводческих комплексов (30,9%), мясокомбинатов и других пищевых объектов (30,6%). В почве различных географических зон Украины в зависимости от ее использования (в основном исследованы пробы почвы, используемой населением для выращивания овощей открытым способом) листерии обнаружены в 18,7%

При исследовании более 674 проб продуктов питания, пищевого сырья, смывов с внутренней поверхности бытовых холодильников, холодильного и торгового оборудования листерии выделены в 7,5% случаев, листерии содержались в 6,9% проб молока и молочных продуктов, в том числе и молочнокислых (7,З%), в 4,2% проб готовых блюд и полуфабрикатов из мяса и рыбы, в 8,0% проб готовых блюд и полуфабрикатов из овощей (табл. 2). Из 499 проб клинического материала (отделяемое зева, кровь, спинномозговая жидкость, моча, отделяемое раны) листерии выделены в 7,8% в целом, в табл. 3 приведены более конкретные сведения высеиваемости листерии в зависимости от клинической картины заболевания. Наиболее часто листерии выделялись из крови больных инфекционным мононуклеозом на высоте температурной реакции.

Таблица 2. Kонтаминация листериями продуктов питания, пищевого сырья, холодильного и торгового оборудования

Исследуемый материал

Kоличество проб Обнаружены листерии
абс. число %
Молоко и молочные продукты (сметана, творог) 232 16 6,9
Молочнокислые продукты (кефир, ряженка, йогурт) 68 5 7,3
Kулинарные изделия из мяса и рыбы 142 6 4,2
Готовые блюда и полуфабрикаты из овощей 86 7 8,0
Смывы из внутренней поверхности холодильного и торгового оборудования 146 11 7,5

 

Таблица 3. Частота выделения листерий от больных различными инфекционными заболеваниями

Диагноз

Исследовано проб

Выделены листерии

абс. число

%

Инфекционный мононуклеоз (кровь, отделяемое носоглотки)

34

6

17,64

Ангина (отделяемое носоглотки)

216

12

5,5

Менингит (спинномозговая жидкость)

28

2

7,1

Сепсис (кровь)

37

3

8,1

Острое желудочно-кишечное заболевание неясной этиологии (испражнения)

184

16

8,7

C целью подтверждения листериозной этиологии у больных, из материала от которых выделены листерии, с помощью РСК и РНГА определен уровень листериозных антител в 30 пробах сыворотки крови. Титр антител в РСК колебался в пределах от 1:10 до 1:160 (среднее арифметическое 1:289,9; среднее линейное отклонение + 183,4). Во всех случаях, когда титр суммарной активности антител в РНГА составлял 1:320 или ниже, реакцию ставили с предварительно обработанной цистеином сывороткой для определения микроглобулиновых S-8 антител. Их титры колебались от 1:40 до 1:160, что являлось четким подтверждением листериозной этиологии заболевания.

Выделенные от больных листерии типированы по общепринятым тестам (гемолиз, редукция нитратов в нитриты, ферментация Д-ксилозы, Д-маннита, L-рамнозы, CAMP) и отнесены к следующим видам:

L. monocytogenes — 24;
L. seeligerii — 9;
L. ivanovii — 4;
L. welshimeri — 1;
L. innocua — 1.

Положено начало систематическому и целенаправленному изучению листериоза в Украине в рамках проекта НИР 418/1 «Медико-гигиеническое значение циркуляции листерий на объектах санитарно-эпидемиологического надзора в Украине» (Министерство здравоохранения Украины, 1993—1995 гг.), в широких эпидемиологических опытах впервые в стране проведена оценка уровня контаминации листериями объектов окружающей среды, показана принципиальная возможность длительного переживания и наличия фазы сапрофитизации листерий в открытых водоемах, подтверждена роль в передаче инфекционного начала продуктов питания, пищевого сырья, холодильного и торгового оборудования. Определена частота выделения патогенных листерий от больных как инфекционным мононуклеозом, так и другими гнойно-воспалительными заболеваниями, что свидетельствует о значительной полиморфности клинического течения листериоза, возможности длительного листерионосительства, несомненно усугубляющего течение основных соматических заболеваний, но, как правило, не диагностируемого клиницистами и не учитываемого ими в комплексе лечебных и профилактических мер.

Литература

  1. Васильев Д. А., Микишина Н. И. Листериоз как новая пищевая инфекция//Вопросы ветеринарной микробиологи и эпизоотологии и ветеринарно-санитарной экспертизы.— Ульяновск, 1990.— с. 52—59.
  2. Васильев Д. А. Роль пищевых продуктов в распространении листерий//Ветеринария.— 1992.— № 4.— с. 46—48
  3. Бакулов И. А., Котляров В. М., Душко Т. И. Листериоз — пищевая инфекция (масштабы опасности, методы индикации и меры борьбы)//Ветеринария.— 1991.— № 4.— с. 32—36.
  4. Красовский В. В.//Биологические свойства бактерий ряда Listeria, циркулирующих в Украине — автор. дисс. канд., Харьков, 1995.— 24 с.
  5. Сомов Г. П., Варвашевич Т. Н., Тимченко Н. Ф.//Психрофильность патогенных бактерий — Новосибирск: Наука, 1991.— 204 с.
  6. Adams T. J., Vortivarian S., Sowart R. E, iron acquisition sistems of Listeria monocytogenes/infec. and lmmun.— 1990.— 58, № 6, p. 2715—2746.
  7. Douglas A. Policy on Listeria in food: an FDA perspective/Listeria, 1992: ll-ta Ing. Symp. Probl. Listeriosis — Copenhagen, 1992; ISOPOL, XI; Book Abstr.— p. 137—138.
  8. Сох L., Pedrazzini C. Eurichment procedures for Listeria /Int. Dairy Fed.— Brussels, 1989.— p. 390—391.
  9. Crawford L. M. Sach Sharin New approaches to control food borne diasease/1991/ Yearb. Agr. and Environ — Washington.— 1991.— p. 246—254.
  10. Rottemd О., Nesbakken T. Listeria monocytogenes in the meat industry — occurense and preventive measures /Listeria 1992: 11-th Int. Sump. Probi. Listeriosis — Copenhagen, 1992.— IOPOL XI: Book Abstr.— S. I., s. a.— p. 129—130.




© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика