РЕЗОРЦИН. Загадка доктора Альбрехта

Н. П. Аржанов, г. Харьков

Oкончание; начало см. в № 5’2004

Не найдя в советской стоматологической периодике об Альбрехте — авторе поныне актуального резорцин-формалинового метода (РФМ) — ничего, кроме фамилии, оставалось надеяться на дореволюционные профессиональные издания. И здесь — первая удача: московский журнал в 1913 г. напечатал переводы сразу трех статей Альбрехта о РФМ [1–3]. Правда, в них не указаны ни место работы, ни звание или должность загадочного доктора, и лишь в одном случае приведен первоисточник (Deutsche Monatschrift fur Zahnheilkunde.— 1913.— № 6). Зато есть инициал — J. Albrecht!

Заметим, что в тогдашней периодике инициалы указывали редко: исключение делалось лишь для однофамильцев или братьев (например, для Витцелей, которых было 4 или 5 человек). Но Альбрехты, которых в германской стоматологии тоже было немало, исключением, увы, не стали. И поэтому очень трудно понять — о ком из них идет речь, когда в публикациях упоминаются «печь Альбрехта для плавления золота», «первые заслуги в радиографии среди зубных врачей, которые по праву принадлежат Альбрехту» или «Альбрехтовская клиника в Берлине»? Тем более, что, помимо трех статей J. Albrecht’a, в доступных журналах не нашлось других работ его однофамильцев.

Впрочем, известно, что один из Альбрехтов, Эдуард, доктор медицины и профессор, умер задолго до появления резорцин-формалина (1823–1883). Он считается в Германии одним из пионеров научной стоматологии — в 1855 г. Э. Альбрехт основал в Берлине первую частную клинику для совершенствования дантистов, а в 1859 г. — первую общественную организацию стоматологов, существующую и сегодня под названием «Deutsche Gesellschaft fur Zahn-, Mund- und Kieferheilkunde». А по проблеме лечения заболеваний пульпы он оставил фундаментальный труд «Uber die Krankheiten der Zahnpulpa» (1858), который цитировался даже через полвека:

«Старые авторы, как например, Альбрехт, говоря о дiагностике пульпита, рекомендовали в качестве главных дiагностических средств ротовое зеркало, экскаватор, пинцет, вату и субъективныя симптоматическiя указанiя со стороны больных. Решающим моментом они считали степень боли — метод, открывающiй дорогу для дiагностических ошибок».

«Альбрехт уже 50 лет тому назад писал: «Мышьяк действует медленно или быстро в зависимости от строенiя поверхности пульпы. Если пульпа обнажена на большом пространстве, то мышьяк действует быстро; если же доступ к полости пульпы узок, или же только небольшая часть пульпы выдается из полости, то действiе мышьяка довольно медленно».

Но J. Albrecht четко указал: он руководствовался идеями не маститого однофамильца, а Дж. П. Бакли (кстати, автору трикрезол-формалинового метода повезло больше — его работы часто печатались в русской периодике до революции).

Еще один Альбрехт — Ханс — тоже сошел с дистанции раньше (1868–1907). Он унаследовал организаторские таланты Э. Альбрехта, и вырос до профессора, кочуя между Берлином и Марбургом (в марте 1899 г. на праздновании 25-летия Берлинского одонтологического общества Х. Альбрехт выступил с докладом «Местная анестезия инъекцией тропакокаина при зубоврачебных операциях» как приват-доцент Марбургского университета).

А вот в оргкомитете V Международного одонтологического съезда в Берлине (23–28.08.1909) по секции «Консервативное зубоврачевание» (рядового дантиста-ремесленника сюда не включили бы) оказывается уже «наш» Альбрехт, и при нем — вторая удача! — звание и «порт приписки»: J. Albrecht, D. D. S., Франкфурт-на-Майне.

Итак, автор РФМ был зубным врачом американской «выпечки» (D. D. S. — Doctor of Dental Surgery). Отличительная черта американской стоматологической школы — акцент на технике, физике и химии. Теперь логично записать на счет «нашего» Альбрехта еще одно изобретение. Т. Депендорф в обзоре «Лечение корней при заболевшей пульпе и периапикальной ткани с включением метода покрытия пульпы», печатавшемся в 1915–1916 гг. в журнале «Практическое Зубоврачевание», ни слова не говорит о РФМ, но называет фамилию франкфуртца по иному поводу:

«Альбрехт (Франкфурт) и Шредер (Кассель) применяют метод высасыванiя с целью основательной дезинфекцiи слепого альвеолярнаго абсцесса. Они рекомендуют, после предварительнаго опорожненiя и расширенiя корневого канала, повторное прополаскиванiе абсцесса посредством аспирацiоннаго шприца, снабженнаго двойным краном и дающаго возможность впрыскивать жидкость и высасывать ее. Альбрехт считает метод бужированiя совершенно недостаточным для устраненiя причин воспаленiя при слепом абсцессе».

Глубокое понимание физики и химии процессов видно и в оригинальных текстах Альбрехта [1–3]. С основами РФМ в изложении авторов 20-х гг. мы уже знакомы из начала этой статьи (№ 5, 2004); теперь два слова о деталях, которые они опустили.

Альбрехт подчеркивает, что проблемой медикаментозного лечения корней он интересуется уже 16 лет; что конкретно резорцин-формалином занимается три последние года, стараясь усовершенствовать метод Бакли. Далее, Альбрехт на уровне неплохого инженера рассуждает о капиллярных явлениях, осмосе и диффузии; оптимальный состав своей смеси он выбрал не по наитию, а по результатам экспериментов на моделях корневых каналов — стеклянных капиллярах. О конденсации высших фенолов Альбрехт говорит, цитируя Бакеланда (см. «Стоматолог» № 9, 2003), на что не был способен ни один из профессоров-медиков, вместе с ним развивавших ампутационные методы.

Наконец, автор скромно оценивает свой метод как «значительный успех в области лечения корней» и трезво предупреждает: резорцин-формалиновая смесь применима не во всех случаях. Так что восторженные преувеличения адресовали методу Альбрехта уже его последователи. Советские энтузиасты РФМ цитировались выше (№ 5, 2004); теперь дадим слово довоенным германским поклонникам жидкой корневой пломбы.

«Предложенный Альбрехтом метод леченiя и пломбированiя корней является громадным шагом вперед. Не так легко было создать в этой области метод, который был бы столь простым и в то же время давал бы столь удовлетворительные результаты. Не удивительно, что к методу Альбрехта присоединяется все большее число лиц, для которых он является главным средством для леченiя и пломбированiя корней.

При методе Альбрехта, в противоположность другим, нет надобности абсолютно высушивать канал, прежде чем приступить к его пломбированiю. Методом Альбрехта достигается значительное упрощенiе и большая уверенность в столь важной области. Здесь, а также при леченiи гангрены, обнаруживается преимущество этого средства как жидкости, обладающей свойством проникать через другiя жидкости.

Работая уже в теченiе долгаго времени по методу Альбрехта, я мог изучить его прекрасныя свойства в разнообразнейших случаях» [4].

«В опубликованной мной недавно небольшой монографiи я задался целью внести свой вклад в обширный вопрос о пломбированiи каналов, подвергнув большинство предложенных в последнее время методов экспериментальному изследованiю с точки зренiя физической, химической и бактерiологической.

Научныя изследованiя, предпринятыя мной, показали, что употреблявшiеся нами до сих пор матерiалы не могли удовлетворить всем требованiям, и что только жидкая корневая пломба, затвердевающая в канале, может привести к желаемой цели.

Д-р Альбрехт в Франкфурте на Майне несколько лет назад первый вступил на этот путь и дал нам метод, основанный на этом принципе, почему я и поставил себе задачей разсмотреть его с научной точки зренiя. До сих пор изследованiя в высшей степени благопрiятны для препарата Альбрехта и, в некоторых отношенiях, дают идеальные результаты, хотя нельзя умолчать о том, что разработка метода безусловно необходима. Мы пока еще стоим только у начала новой эры пломбированiя каналов, а препарат Альбрехта открывает нам далекiя многообещающiя перспективы.

По моему мненiю, будущее имеют только жидкiе пломбировочные матерiалы, потому что только они дают нам возможность исправить недостаточность предшествующаго леченiя корней, обусловленную нашей техникой и самой природой» [5].

Но уже некоторые современники выражали определенные сомнения в идеальности РФМ. В одном из первых откликов есть такая осторожная оценка (характерно, что М. А. Минкер опустил эту часть статьи П. Адлоффа — см. № 5, 2004) [6]:

«Об антисептическом действiи Альбрехтовской жидкости я до сего времени не имею достаточно наблюденiй. Но я полагаю, что этим, по крайней мере, указывается путь, по которому вообще можно чего-нибудь достигнуть, и в этом смысле я считаю Альбрехтовскую жидкость чрезвычайно важною».

Весьма сдержан был в 1913 г. и другой соотечественник нашего героя [7]:

«В новейшее время Альбрехт опубликовал свой метод леченiя корней, благодаря которому он внес, по-видимому, известное упрощенiе в прежнiй метод леченiя, т. к. предложенный им медикамент может служить одновременно и пломбой. Самое существенное в леченiи и пломбированiи корней по Альбрехту заключается в действiи смеси резорцина и формалина, которые в соединенiи с щелочью образуют надежный для пломбированiя матерiал. Прибавленiем глицерина момент затвердеванiя вышеупомянутаго матерiала на несколько часов отдаляется. В теченiе этого времени медикамент успевает проникнуть в тончайшiе канальцы. По поводу последняго утвержденiя следовало бы проявить некоторую осторожность и выждать результатов бактерiологических изследованiй».

Дальше началась Первая мировая война 1914–1918 гг. После ее завершения резорцин-формалин продолжал (и продолжает сейчас) оставаться в центре дискуссий в стоматологической периодике, но Альбрехт в этой полемике больше не участвовал: его имя упоминали другие — в прошедшем времени. Почему?

Ответить на этот вопрос, а также расшифровать инициал J. помог постоянный автор «Стоматолога» С. И. Сивовол. Прочитав первую часть этой статьи, он отыскал в изданном в 2000 г. немецком справочнике Zahnlexikon несколько строчек, посвященных зубному врачу из Франкфурта Юлиусу Альбрехту (1865–1918).

Итак, «отец» РФМ до конца жизни так и не стал ни профессором, ни даже доцентом, а породил его, будучи уже немолодым человеком (одна из немецких родословных прибавляет Альбрехту еще 7 лет, указывая дату рождения 14. 03. 1858 и дату смерти 22. 08. 1918). По причине солидного возраста Юлиус Альбрехт вряд ли погиб на фронте; скорее всего, его сразили голод и болезни.

Но так или иначе он стал жертвой войны на самом ее исходе, совсем как герой Ремарка («На Западном фронте без перемен»). Думается, что за судьбу своего детища Альбрехт не волновался и тоже умер успокоенным, не опасаясь мародеров:

«— Я очень спокоен. Пусть проходят месяцы и годы,— они уже ничего не смогут у меня отнять, и я могу без боязни смотреть им навстречу.

Когда его перевернули, стало видно, что он, должно быть, недолго мучился,— на лице у него было такое спокойное выражение, словно он был даже доволен тем, что все кончилось именно так».

Попытки отнять имели место и продолжаются, как мы видели, по сей день. Отняли имя: нет ни биографии, ни портрета рядового зубного врача — почти Неизвестного солдата стоматологии. К профессору отношение, конечно, было бы иное.

Возвращаясь к истории осиротевшего РФМ в СССР, отметим, что в 20-е гг. резорцин-формалин фактически не рекламировался в профессиональной периодике — в отличие от трикрезол-формалина. Большинство наших авторов придерживалось взвешенных оценок: опровергая восторженные преувеличения они отдавали должное достоинствам РФМ [8]:

«Делая препараты прозрачных зубов, запломбированных по методу д-ра Альбрехта, я лично не обнаружил такой «великолепной, полной импрегнации всегда до апекса», какую описывали авторы статей в нашей зубоврачебной литературе. Мною было сделано несколько сот препаратов как из фантомных, так и свежеэкстрагированных зубов, и в непроходимых, наполовину длины расширенных медиальных и щечных каналах моляров приблизительно в 10–12% я все же не нашел импрегнации до апекса. Точно так же далеко не всюду была мною обнаружена и импрегнация дентинных канальцев. Большей частью на просветленном зубе видны ясно канал и его разветвления около верхушки корня, но из дентинных канальцев жидкость Альбрехта проникает только в широкие.

Следующий недостаток жидкости Альбрехта я считаю тот, что по затвердевании масса не обладает дезинфицирующей способностью.

С другой стороны, она имеет то колоссальное преимущество, что по затвердевании в канале дает очень плотную, ничем не растворимую и герметически закрывающую апекс и дентинные канальцы пленку. Я не согласен с мнением авторов, говорящих, что по затвердевании масса сжимается — по-моему, жидкость, превращаясь в плотную массу, осаждается, плотно приставая к стенкам канала. Зуб со слегка влажными стенками каналов гораздо легче и лучше импрегнируется жидкостью Альбрехта, чем хорошо высушенный, поэтому не надо перед пломбировкой стараться идеально высушить зуб».

Но киевляне почему-то не видели в РФМ решительно ничего хорошего. Вот что говорилось в двух докладах конференции, состоявшейся в Киеве 12–15 мая 1928 г.:

«14 мая были зачитаны доклад проф. Л. И. Майзельса «Химизм Альбрехтовской пломбы» и содоклад Ф. И. Лапидус «К вопросу о так называемых новых методах лечения корней, в особенности по способу Альбрехта». Последнее сообщение сопровождалось демонстрацией рентгенограмм зубов, пломбированных по последнему способу. Выводы докладчиков: в этом новом методе мы совсем не обрели того идеала, к которому всегда стремились. Дезинфицирующая сила данной пломбы слишком слаба, а корни, как показывают наблюдения, не всегда оказываются герметически закрытыми.

Тов. Лапидус предостерегает от увлечения этим методом тех товарищей, которые считают его панацеей и, злоупотребляя термином «залить по Альбрехту», недостаточно вскрывают камеры пульпы и не очищают каналов. Докладчица привела несколько случаев, где Альбрехтовская масса, «залитая» в кисты, после затвердевания оставалась в качестве инородного тела со всеми вытекающими отсюда последствиями» [9].

«Широко применяющаяся в настоящее время обработка каналов по способу Альбрехта не имеет еще твердо установленной репутации. Многие практики в восторге от этого метода; но кое-кто жалуется на его несовершенство, констатируя случаи жесткого разочарования. Все это побудило меня заняться лабораторным изучением свойств Альбрехтовой массы.

Считаю не лишним отметить отрицательные свойства этой пломбы, установленные лабораторным путем. Это — ничтожная прилипаемость к стенкам, недостаточная диффундирующая способность, сильная сокращаемость, постепенное отщепление углекислого натра и выщелачивание его, что способствует разрыхлению пломбы. Бактериологическое изучение обнаружило, что Альбрехтова масса не обладает дезинфицирующими свойствами.

Все вместе взятое убеждает нас в том, что метод Альбрехта далеко не является совершенным и нуждается в дальнейшем изучении и проверке в клинике» [10].

Другие, не прибегая к научной аргументации, просто осуждали РФМ [11]:

«В 1913 г. Альбрехт предложил метод пломбирования каналов жидким препаратом, состоявшим из формалина и резорцина и названный впоследствии «РФМ». Этот метод получил широкое распространение в России при лечении многокорневых зубов и продолжает, к сожалению, применяться многими врачами-стоматологами и в настоящее время».

Однако детище Альбрехта продолжало «держать удар», демонстрируя редкую живучесть. Уже после Второй мировой войны, во время возобновившейся полемики между сторонниками экстирпации и ампутации корневой пульпы, ученые снова вынесли ему неутешительный вердикт, обнаружив у РФМ новые недостатки [12]:

«Большой процент осложнений апикальными периодонтитами после лечения зубов с воспаленной пульпой заставляет вновь и вновь возвращаться к проблеме лечения пульпита. Все еще не разрешен вопрос, чему следует отдать предпочтение при лечении пульпитов — ампутации или экстирпации пульпы? В последнее время на страницах журнала «Стоматология» вновь была поднята дискуссия по этому вопросу.

Старый спор, однако, не носит принципиального характера. Сторонники ампутационного метода неоднократно высказывались в том смысле, что по мере возможности следует прибегать к полной экстирпации и удалять пульпу из доступных корневых каналов даже в многокорневых зубах. С другой стороны, сторонники экстирпационного метода лечения пульпитов вынуждены согласиться с тем, что во всех случаях удаление пульпы без остатков невозможно. Во многих случаях так называемая экстирпация является лишь высокой ампутацией корневой пульпы, приближенной к верхушечному отверстию корня.

Метод экстирпации пульпы по своей технике (вырывание корневой пульпы нервэкстрактором) травматичен для остающейся по соседству ткани. Пожалуй, в этом и заключается причина того, что экстирпационный метод дает втрое или вдвое больше осложнений со стороны апикального пародонта, нежели ампутационный.

Проф. Гофунг утверждает, «что только те пасты, в составе которых имеется медленно выделяющийся формальдегид, способны мумифицировать корневую пульпу и превратить ее в стерильный бескровный тяж, с успехом заменяющий, с одной стороны, корневую пломбу, а с другой — в своей апикальной части все-таки поддерживающий некоторую связь с периапикальными тканями». Но нормальной связи между живой и мертвой тканью не может быть; ясно, что между тканями возможна лишь связь патологическая. Токсины, выделяющиеся из некротизированной пульпы, и медикаментозная интоксикация, проникающая через апикальное отверстие, в лучшем случае ведут к постепенному образованию очага токсического периодонтита.

По данным Кюзель (из клиники проф. Лукомского), применение массы Альбрехта для импрегнации корневой пульпы ведет к некрозу всей пульпы или 2/3 ее с сохранением в апикальной части картины некробиоза».

Но... взамен резорцин-формалина предлагался препарат, название которого сегодня бросит в дрожь любого радиофоба [12]:

«Но не могут ли сыграть положительную роль в предупреждении периодонтитов препараты стронция? Остеогенные свойства хлористого стронция известны из литературы. Одонтотропность препаратов стронция установлена нами: хлористый стронций вступает в необратимое химическое соединение с твердыми тканями зуба и является эффективным анестетиком при гиперэстезии дентина.

Мы изучили воздействие пасты с 20% хлористого стронция на живой остаток корневой пульпы (47 случаев острого и 41 случай — хронического пульпитов)».

По большому счету, недостатки есть у всех, даже самых привычных лекарственных средств, и при желании эти недостатки всегда можно еще раз обнаружить и со скандалом обнародовать как «последние научные данные». Всего два примера:

«В США прокатилась новая череда скандалов, связанных с применением ртутьсодержащих препаратов и в частности амальгамы. Родителями 9 детей, больных аутизмом, были поданы миллионные иски на крупнейшие фармацевтические и стоматологические компании за сокрытие информации о потенциальном риске для здоровья. Их заявления основаны на том, что, согласно последним данным, ртуть может спровоцировать развитие у ребенка аутизма».

«В медицине назревает очередной скандал. Незыблемая истина о пользе зубных паст со фтором и фторированной водопроводной воды поставлена под сомнение. Все больше стоматологов не рекомендуют своим пациентам флюористатные зубные пасты и эликсиры, поскольку считают, что вреда от них больше, чем пользы. Перенасыщенность зубной эмали фтором вызывает флюороз — делает зубы хрупкими и как бы стеклянными: они могут просто рассыпаться, даже когда человек жует что-то мягкое.

В США сразу четверо светил тамошней стоматологии обвинили Национальную академию наук в ненаучной пропаганде применения фтора. Врачи приводят данные исследований, согласно которым за 50-летний период не было отмечено никакой разницы по заболеваемости кариесом в районах с обычной и фторированной водой. Зато в местах, где воду обрабатывали фтором, у населения был в 2 раза повышен уровень флюороза зубов. В докладе сказано о том, что, «если учесть отрицательное влияние фтора на мозг, зубы, кости, репродуктивную систему и вспомнить, что он малоэффективен в профилактике кариеса, можно утверждать, что Академия поступает некорректно с научной и этической точки зрения».

Те российские стоматологи, кого еще не закупили для съемок рекламных роликов, рекомендуют осторожно использовать зубные пасты с пониженным содержанием солей фтора. Причем в районах, где в водопроводной воде фтора достаточно, во избежание неприятностей вообще не следует покупать зубные пасты с фтором.

Недавно сенсационное заявление сделали исследователи из Сибирского отделения РАН. Они обнародовали засекреченные еще с советских времен данные о связи между концентрацией фтора и повышенной частотой рождения детей с синдромом Дауна. Выяснилось, что при содержании 0,1–0,2% фтора в зубной пасте или водопроводной воде частота появления даунов составляет 0,39 на 1000 новорожденных. При повышении концентрации фтора до 1–2% из каждой тысячи младенцев уже 58 — с синдромом Дауна. Разумеется, такого высокого содержания фтора нет ни в одной зубной пасте. Но если при этом пить фторированную воду и принимать фторсодержащие витаминные добавки, уровень может приблизиться к опасному» [13].

Разве не может оказаться вскоре, что медь не менее вредна (токсичный тяжелый металл, канцероген и т. д.)? И что тогда скажут о «методе депофореза гидроокиси меди-кальция для лечения труднодоступных корневых каналов», объявляемом его адептами чуть не панацеей? Да то же, что сегодня энтузиасты депофореза пишут о РФМ, пугая им население и предлагая «перелечивать резорцин-формалиновые корни». И пугают, надо сказать, не без успеха — на форумах уже появляются вопросы типа:

«У меня есть зубы, леченные РФМ. В данный момент наружные пломбы на них повреждены. Нужно ли вместе с восстановлением пломб перелечивать еще и каналы? Сами зубы не беспокоят, но ведь резорцин-формалин — это вредно, да?».

«Я обратилась к врачу по поводу протезирования зубов. У меня пародонтит, зубы немного подвижны. Предложили металлокерамику и укрепление зубов резоцированием. Но я познакомилась на Вашем сайте со статьей «Да или нет резорцин-формалиновому методу?» (авт. Боровский, Свистунова, Кочергин), и у меня появились сомнения. Я сказала об этом врачу, но он утверждает, что РФМ совершенно не опасен, и что проф. Боровский Е. В. лишь недавно изменил свой взгляд на этот метод».

На революционный переворот во взглядах почтенного профессора обращают внимание многие стоматологи со стажем. Грубоватым, но законным вопросом задается на одном из форумов некто Дмитрий:

«Сначала учебники Боровского нас вовсю учили, как вдоль и поперек использовать РФМ, а теперь этот автор вдруг «прозрел». Где же он раньше был? И почему на протяжении 20 лет его учебники рекламировали этот метод? Поумнел, что ли, на старости лет?».

Сами «поумневшие» понимают, в чем их заподозрят, но отказаться от ангажемента уже не могут. И оправдываются в стиле «я не такая, я жду трамвая»:

«Заранее оговорюсь, что мы, с самого начала применения метода и по сегодняшний день, не были ангажированы ни одной из организаций, реализующих аппараты и расходные материалы для проведения метода депофореза, и в статье пытаемся представить объективную и достоверную информацию о положительных и отрицательных результатах нашей работы».

Неопытную молодежь и провинциалов смутить проще. Стоматолог из г. Воткинска, волнуясь, упорно пытается узнать — так запретили уже РФМ?

«Пожалуйста, извините за настойчивость — на мой вопрос за № 40444 «Запрещен или нет на сегодняшний день РФМ?», как мне кажется, я получил не полный ответ. Попробую уточнить — можно ли его применять на взрослом приеме и в каких случаях?»

Не дождетесь — такие вещи решаются не запретами сверху. Что вынуждены «объективно и достоверно» признать и сами профессора:

«Уважаемый Семен Парфенович!

После получения дополнительной консультации у председателя эндодонтической секции Стоматологической ассоциации России — доктора медицинских наук, профессора Евгения Власовича Боровского, сообщаем, что Ассоциация не рекомендует (а не запрещает) использовать на взрослом приеме РФМ. Поэтому указать случаи, при которых допускается использование на взрослом приеме этого метода, по словам проф. Е. В. Боровского, не представляется возможным.

С уважением, профессор Г. Г. Иванова».

А причем здесь д-р Альбрехт и его загадка, спросите вы? А при том, что история странным образом сохраняет — как бы ни старались ее «подчистить» задним числом — память о людях, давших миру что-то свое, а не о тех, кто отрабатывал ангажемент. Юлиус Альбрехт, как нам кажется, принадлежит именно к первым.

Литература

  1. Альбрехт Ю. Новый метод леченiя корней с немедленным пломбированiем // Одонтологическое Обозренiе.— 1913.— № 1.— С. 27–30
  2. Альбрехт Ю. Твердыя или жидкiя корневыя пломбы? // Там же.— № 8.— С. 746–751.
  3. Альбрехт Ю. Корневыя пломбы из резорцина, формалина и щелочи // Там же.— С. 751–756.
  4. Мосесон С. Метод Альбрехта для леченiя и пломбированiя корней в теорiи и на практике // Там же.— 1914.— № 7.— С. 592–597.
  5. Меллер P. Принципы пломбированiя каналов жидкими пломбировочными матерiалами вообще и в частности пломбированiе каналов по Альбрехту // Практическое Зубоврачеванiе.— 1915.— № 10.— С. 260–262.
  6. Адлофф П. Искусственная прозрачность и наши методы пломбированiя корней // Одонтологическое Обозренiе.— 1913.— № 9.— С. 829–832.
  7. Шустер Э. Леченiе пульпы и корней // Практическое Зубоврачеванiе.— 1913.— № 17.— С. 464–465; № 18.— С. 493–500.
  8. Липец М. С. Комбинированный способ пломбирования зубных каналов. Альбрехт и Хове // Журнал одонтологии и стоматологии.— 1926.— № 2.— С. 4–6.
  9. 3–я окружная одонтологическая конференция в Киеве // Одонтология.— 1928.— № 4.— С. 52–57.
  10. Майзельс Л. И. Физические и химические свойства пломбы Альбрехта // Там же.— С. 21–23
  11. Натансон О. Н. К лечению корневой пульпы // Журнал одонтологии и стоматологии.— 1925.— № 2.— С. 40.
  12. Мейсахович И. А. Проблема лечения пульпитов и предупреждения периодонтитов // Стоматология.— 1947.— № 2.— С. 9–16.
  13. Овечкин Б. Скандал вокруг фторированных зубных паст // vesti. ru.— 31. 12. 2000.